Жизнь

Новый показатель статуса. Как двадцатилетний барнаулец зарабатывает миллионы на NFT-рынке

Александр Астерр отчислился с третьего курса Алтайского госуниверситета. Бывший студент решил, что сила — не в знаниях, сила — в искусстве. Сейчас он digital-художник, который зарабатывает миллионы рублей на своих цифровых полотнах.

Картина Александра Астерра.
Картина Александра Астерра.
Предоставлено altapress.ru.

Все началось с хип-хопа

Александр живет в Барнауле. В детстве он любил смотреть, как старший брат Сергей фотошопит голову трансформера к голове Моники Беллуччи. Маленькому Саше этот навык показался очень полезным, поэтому Сергей научил брата основам фотошопа на их слабеньком компьютере.

Сейчас Александру 20 лет. В прошлом году он заработал 2,5 млн рублей за свои картины. С ним работали рок-группа Anacondaz, художник-каллиграф Покрас Лампас, рэпер Лигалайз и другие. Александр Астерр - известный digital-художник.

Александр Астерр,
digital-художник:

В «Фотошопе» я проводил много времени. Использовал навыки в самых разных целях: сделать забавную аватарку в «Мой Мир», наклепать какой-нибудь мем на скорую руку. Скилл постепенно развивался, но я никогда не позиционировал это как полноценное увлечение или хобби.

Мысли стать художником у меня не возникало. Это было что-то вроде незначительного умения, как свистеть или быстро крутить ручку в руках.

Картина Александра Астерра Morrigan.
Предоставлено altapress.ru.

В 7-м классе в его жизнь широким шагом вошла хип-хоп культура. Он увлекся рэпом, начал писать его сам — мечтал стать известным музыкантом.

Александр Астерр,
digital-художник:

Когда я записал свой первый трек на студии (ух, надеюсь, его никогда не услышат!), то понял, что нужна еще и крутая обложка. Прошерстив паблики во «Вконтакте», осознал: чтобы сделать обложку, нужно платить деньги. Их у меня, разумеется, не было. В голову пришла судьбоносная мысль: «Так я же умею работать в „Фотошопе“, почему бы не сделать обложку самому?».

Обложка оказалась не хуже дизайнерских. Тогда он и решил стать кавермейкером (создателем музыкальных обложек).

Александр Астерр,
digital-художник:

С 2017 по 2021 год я развивался в этой индустрии и начал зарабатывать стабильные 20−25 тыс. рублей в месяц.

Картина Александра Астерра.
Предоставлено altapress.ru.

Спустя некоторое время интерес к музыкальным обложкам пропадает. Александр окончательно уходит из индустрии в 2021 году, продолжая работать не как дизайнер, а как художник.

Цифровое искусство

Первый самостоятельный арт у него вышел в 2018 году. С тех пор Александр занимается визуальным искусством. Digital-арт до сих пор для многих остается «картинками в интернете». Но в 2021 году до России добрался NFT-рынок, и ситуация изменилась. В этой сфере стали крутиться большие деньги.

Александр Астерр,
digital-художник:

В начале 2021 года из сториз горячо любимого мною художника Степы Брикспейсера я узнал, что за свои работы могу получить миллионы. В комнате «Клабхауса» организовалась этакая коллегия диджитал-художников или, как я их в шутку называю, «Пять Отцов Русского NFT».

Это Брикспейсер, Никита Реплянский, Покрас Лампас, Никита ElizareVFX и Afterform. По 14 часов в день канал обсуждал, что такое «ЭНЭФТЭ» и что с этим зверьком делать.

Интернет. Компьютеры.
СС0

Тогда, в «Клабхаусе», Александр получил четкий план действий и создал аккаунт на Rarible (площадка для NFT-художников). Там он и начал зарабатывать деньги.

Справка

NFT — это цифровой аналог документа, удостоверяющего ваше право на какой-то объект. С помощью него вы можете выставить картинку или что угодно на NFT-рынок и продать кому-нибудь в коллекцию. Авторство будет закреплено, но картинка уже не будет принадлежать вам. Таким образом, в интернете наконец-то можно чем-то владеть — собственность прописана в сертификате.

Раньше галереи не жаловали цифровых художников и не сильно торопились признавать, что это тоже искусство. Проблему авторства решил NFT, дав возможность digital-художникам обрести дополнительную ценность для своих полотен — продавать искусство. Со временем digital-полотна появились в галереях.

Благодаря NFT-рынку, digital-арты удостоились звания «произведения искусства». Владение такой картинкой стало показателем престижа. Как дорогие часы или яхта.

Яхты. Средиземное море.
СС0

Так как в Россию тренд пришел с опозданием, коллекционеры не понимают, зачем нужно NFT, а бренды — как с этим правильно работать. Почему это вообще выгодно? В прошлом году Александр ездил с лекциями по городам России (Москва, Казань, Нижний Новгород).

Там он рассказывал, что такое NFT, и как в целом работает этот рынок. Кроме того, Александр сам коллекционирует чужие работы.

Александр Астерр,
digital-художник:

Можно прогуляться по моей цифровой галерее. У меня достаточно скромная коллекция, однако крайне ценная — в ней есть энэфтишки моих любимых художников: Никиты Реплянского, объединения AVE, Покраса Лампаса, Андрея Бергера, Дениса Россиева, Rvyaltsevvvvv, GRGY и ребят из +111.

Компьютер, ноутбук.
СС0

«Новая Роскошь»

3D-искусство — недешевое удовольствие и для тех, кто им любуется, и для тех, кто его создает. Дело не только в дорогих мониторах и процессорах. Чтобы 3D-иллюстрация вышла за пределы «творческой мастерской», нужно время… очень много времени.

Александр Астерр,
digital-художник:

Рендер цифрового полотна может занимать до 15−30 минут на кадр. А сама анимация состоит из 300−800 таких кадров. Нетрудно посчитать, сколько часов занимает сохранение в целом.

А чтобы максимально ускорить этот процесс нужно либо платить рендер-фермам, чтобы они делали это за тебя, либо вкладываться в «железо». Раньше я просто кидал проекты на ферму и буквально за 5 тыс. рублей получал готовую работу через час, а не через год. Потом купил хорошую технику.

Рабочий стол — сердце кабинета digital-художника. За ним Александр проводит большую часть своей жизни, иногда днями не выходя из дома.

Картина Александра Астерра «Новая Роскошь».
Предоставлено altapress.ru.

Александр Астерр,
digital-художник:

По старым ценам ПК мне обошелся в 700 тыс. рублей, по нынешним уже точно будет больше миллиона. Это, если учитывать только сам комп. Отдельного внимания стоит периферия. Например, монитор Odyssey G9, 49 дюймовый монстр с 5К-разрешением и шикарной технической начинкой, стоит 200 тыс. рублей. В живую выглядит крайне впечатляюще.

Однако помимо компьютера недавно в моей жизни появились Oculus Quest 2. Это VR-очки. Когда они только ко мне попали, я их неделю не снимал. Детская развлекаловка становится мощным инструментом для творчества, оказавшись в нужных руках.

С помощью такой техники digital-художник создал свое самое дорогое (на данный момент) цифровое полотно. Оно было представлено на крупнейшем в России форуме про криптовалюты Blockchain Life Digital и продано за 600 тыс. рублей. Александр больше не владеет этой работой, поэтому мы не можем ее показать. В этом и заключается фишка NFT.

VR-гарнитура
CC0

Александр Астерр,
digital-художник:

Это полотно посвящено так называемой новой роскоши. В современном мире криптовалюта стала новой нефтью. Видеокарты для майнинга — эквивалентом золотых слитков. NFT стал показателем статуса, как крутой спорткар или дорогой костюм. В своей картине я как раз изобразил этакого «олигарха» в новой реальности.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость