Жизнь

Почему шведы не любят Карлсона? Они прагматичны и считают свободу слова одной из главных ценностей

«Нет никакого смысла сравнивать: другой народ, другая судьба». Сколько раз говорила я себе эти слова во время прогулок по Швеции. Но как не сравнивать? Ведь Стокгольм — это почти Барнаул… каким он мог бы быть, не пойди наша страна по пути революций и войн.

К такому (быть может, спорному) выводу мы пришли с коллегой Павлом Деминым из газеты «Ваше Дело», проведя одну февральскую неделю в этой стране, в которую нас в составе группы российских журналистов и политиков пригласил на семинар Шведский институт повышения квалификации журналистов.

Впрочем, шведы куда прагматичнее нас и, возможно, именно поэтому считают свои права и свободы одними из главных ценностей.

Не заблудишься

Эх, хорошо прокатиться на стокгольмском метро! Усесться в мягкое кресло или постоять, держась за поручень без страха, что через мгновение тебя бросит на соседа. И не надо кричать, когда хочешь что-то сказать: грохота колес почти не слышно. Можно и в окно поглазеть: то на одной, то на другой остановке нечто вроде музейной экспозиции. Где-то муляжи гигантских жуков, где-то макет старинного корабля.

Один недостаток: только сел и размечтался — пора выходить. Стокгольм — город не очень большой: 780 тысяч жителей (да в пригородах еще тысяч 500). Заблудиться в его метрополитене можно, но сложно: все пути ведут к центральной станции, где всюду развешаны вполне понятные указатели. А не разберешься — спросишь: шведы все как один (даже «новые шведы» — турки, арабы, китайцы) свободно говорят по-английски и всегда готовы объяснить дорогу буквально на пальцах.

…В этих размышлениях о высокой культурности этой нации я вместе с нашей группой ждала поезда. Двери раскрылись. Из вагона, на котором специальный знак запрещал провоз собак (так заботятся об аллергиках, в других вагонах можно), вышел гражданин с парой бульдожек. А когда я увидела, как много шведов переходят в городе дорогу на красный свет, то, признаться, почувствовала себя почти дома.

Прагматизм перевесил

Айвар Валеев, журналист газеты «Челябинский рабочий», принес из первой же вечерней прогулки по Стокгольму новость: шведы не любят Карлсона. Как?! Этого милого хулигана, придуманного шведкой Астрид Линдгрен? Информацию эту подтвердил Фредерик Нейман, журналист и руководитель семинара. Возможно, считает он, все дело в крайне неудачном фильме, снятом по книге. А может, как считает Вероника Менжун, руководитель проекта переобучения журналистов и наш «гид», и в другом: уж больно нехорошо поступал Карлсон по отношению к другу…

Впрочем, нравится он шведам или нет — дело десятое. Музей писательницы в Стокгольме они все равно построили, и над крышей его «порхает» неутомимый проказник, закрепленный на тросе. А значит, туда наверняка придут туристы и оставят там свои денежки.

…Хотя, казалось бы, какой турист поедет на этот север? И все же денежный оборот от этой отрасли в Швеции уже превысил оборот от экспорта знаменитых автомобилей вроде Volvo и Saab. Не думаю, что привлекают туристов магазины: выбор по нашим временам обычный, а распродажи, на которых товар уценивается порой в три-четыре раза, происходят в любой европейской стране. Да, собственно, при чем тут магазины, когда можно всласть порыбачить, скрывшись от глаз людских, или походить под парусом среди тысяч островов…

Чиновник в сортире

Вообще-то, «тысяча островов» — это про коммуну (район) Нортелье, административный центр которой — небольшой городок Нортелье — расположен минутах в 40 езды от столицы. Хотя и сам Стокгольм стоит на пятнадцати островах, в этой коммуне островов — больше 10 тысяч!

Туризм власти этой коммуны продвигают совместно с властями трех соседних. О чем, собственно, спорить, если в глазах туристов все четыре района — одна территория Roslagen. Родина князя Рюрика, который, по одной из легенд, это название и подарил стране Русь… А если уж браться за продвижение — то нестандартно. И вот специально для ярмарки в Гетеборге власти соорудили… 11 креативных сельских сортиров. В одном из них плавала рыбка, в другом можно было посидеть за столиком. Чтобы каждому врезалось в память: «Roslagen — место для уединения». Хотя по назначению эти заведения не использовались ни тогда, ни в дальнейшем, очереди к ним выстраивались огромные. Ну, как не взять на память рулончик туалетной бумаги с рекламным текстом.

Кстати, на стенд посетителей зазывала большая афиша, на которой зав. отделом культуры муниципалитета сидел в одном из таких сортиров и читал местную газету. На какие жертвы не пойдешь ради привлечения в родную коммуну новых доходов…

Голые факты

И все же, когда членов нашей группы спросили о самых ярких шведских впечатлениях, большинство назвало не метро и не креативные технологии местных властей, а СМИ. И те условия, в которых они работают.

Телевизионщики из программы «Голые факты» раскопали историю молодого шведа, которого полиция обвинила в убийстве подруги и во время допросов оказывала давление, требуя признания (что ж, шведы — не ангелы). О том, как с ним вели себя полицейские, журналисты сняли фильм. Что характерно: запись допроса они получили в полиции. «Конечно, нам не хотели ее давать, но закон есть закон», — рассказывает Пер Херманруд, журналист телепрограммы.

Право СМИ получить в госорганах почти любые документы здесь существует еще с 1766 года, как и право каждого гражданина публиковать все, что он считает нужным, рассказывает Арне Рют, шведский публицист. «Властям и другим общественным органам непозволительно запрещать или пытаться препятствовать обнародованию сюжетов или звукозаписей», — говорит шведский Закон о свободе слова. По словам Арне Рюта, попытки ограничить свободу слова в стране, конечно, предпринимались, но шведам удалось-таки ее отстоять. Кто кроме журналистов сможет непредвзято контролировать власти, чтобы те не действовали против граждан?

«Наш базовый принцип: если то, что мы накопали, правда, это должно быть опубликовано», — говорит редактор крупной газеты «Свенска Дагбладет» Андерс Линдер. В таких условиях недобросовестному чиновнику или депутату ну никак не скрыть от общественности эту самую правду.

Шведская семья

Шведской семьей называют, как известно, пару, в которой партнеры не связывают себя обязательствами — например, супружеской верностью. А зачастую и живут втроем — берут третьим либо еще одного мужа, либо еще одну жену. Шведы, которые нас сопровождали, уверяли, что большинство шведов живут традиционными семьями, предпочитают стабильные отношения и чтут классические семейные ценности.

Шведский социализм

Не хотят шведы называть свое государственное устройство социализмом. Частная собственность на средства производства есть? Есть. Капиталисты есть? Есть. Существуют рынок труда, капитала, земли. Другое дело, что налоги там высокие — подоходный налог от 30 до 60%. Есть еще налог на капитал. Из-за этого крупные компании регистрируются в других странах. «Мы теряем ежегодно 500 миллиардов шведских крон из-за этого», — поясняет Стен Эриксон, руководитель отдела информации налогового ведомства.

Прошедшей осенью шведы выбрали партии другого толка — правые. И они собираются снижать налоги и уже начали сокращать некоторые социальные программы. Они планируют ввести приватизацию муниципального жилья, которого в Стокгольме очень много. Кстати, шведы вовсе не считают, что на выборах их голос ничего не значит: на прошедшие выборы пришло 79% избирателей. Небывалая явка, по нашим масштабам.

Шведский стол

Зародилось ли это изобретение именно в Швеции или нет, неизвестно. Но то, что шведский стол в тамошних кафе довольно распространен, это факт. Оплачиваешь стоимость трех блюд, а потом набираешь все, что хочешь, самостоятельно: любой суп, любое второе. Салаты, хлеб, булочки, масло на хлеб — как правило, без ограничений. Никто за тобой не следит, сколько ты съел или выпил.

Кстати, национальное шведское блюдо — мясные тефтели, которые так любил Карлсон. Мы попробовали — в них совсем не добавляют хлеба. А еще там всюду продают всевозможные сорта конфет с добавлением солодки. Чтобы их любить, надо быть шведом, не иначе.

Цены

Проезд в метро — 20 крон (то есть немного меньше 80 рублей).

Проезд в автобусе — 17 крон.

Килограмм буженины 100 крон.

Литр молока — около10 крон.

Проездной на неделю на все виды транспорта 220 крон.

Цена ужина зависит от закусочной: можно потратить и 200 крон, а мы в китайском ресторанчике заплатили за ужин на троих всего 130 крон.

Авиабилет Москва-Стокгольм и обратно — от 240 у.е. без учета аэропортовых и прочих сборов.

9,3 кроны = 1 евро.

Надежда СКАЛОН.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость