Жизнь

Зато в Барнауле Пушкин — алкоголик!

Андрей Никитин
Андрей Никитин

Во время визита министра культуры на Алтай Александра Авдеева (это произошло 8 апреля), как водится, возили его по разным достопримечательностям. Решили заглянуть и к памятнику Пушкину. Гоголя, конечно, к 200-летию не установили (хотя и такая у нас улица имеется), но на безгоголье и Пушкин — юбиляр. Или, по крайней мере, друг юбиляра.

Наше Всё стоял как всегда в скверике на пересечении Ленинского и Пушкинской, как всегда в окружении бутылок, оставленных восторженными почитателями и в урнах, и рядом, и вообще везде вокруг. Особенно сочно смотрелись пустые бутылки из-под шампанского, которое любят оставлять возле памятника барнаульские брачующиеся.

Министр, видимо, настолько вдохновился цветовым сочетанием бронзового с бутылочным, что задумчиво произнес (по крайней мере, такая легенда ходит в руководящих кругах): «Пьющего Пушкина я видел только в Барнауле».

Думаю, эта история вполне может стать частью городского фольклора, увековечив словосочетание «министр культуры» не только в аналогии с понятием «прачечная», но и (наконец-то!) в сочетании с фамилией Пушкина. Хоть так, хоть так…

Что радует в этой истории (хотя, хоть вешайся со стыда, но есть и радостное в таком противном), так это то, что все-таки, живем мы в самом демократичном месте страны. Вот другие перед приездом министра бросились бы чистоту наводить, траву зеленкой красить или потемкинского Гоголя из фанеры лобзиком выпиливать. А у нас все как есть показали. Вот любят местные «пушкиноведы» вместо цветов стеклотару обожаемому поэту возлагать — мы этого от заезжего министра не скроем. Возможно, думаю, даже на самом верхнем уровне города и края такая планерка прошла:

— Может, уберем бутылки?

— А как же демократия? Мы что, кланяться всем должны?

— Ну, хотя бы временно снегом прикроем. В лесу еще осталось, вывезем и припорошим.

— Это что же, мы ради московского министра будем принципами поступаться?

А вообще, конечно же, чисто не там, где метут, а там, где не мусорят. Воспитывать нас поздно. Драть нас надо. И не министра ради. А ради того же Пушкина. Стыдно же — он вон какую культуру нам прививал еще в позапрошлом веке. А мы? Эх мы! Весь город драть на съезжей, как во времена Александра Сергеевича. Или хотя бы административно наказывать.

Вот стою я вчера на Спартаке. Рядом сидит компания, пьют из полторашки пиво. Проезжает один наряд милиции в уазике. Из окон бдительно так все остановки дюжие служивые в беретах осматривают. Уезжают. Ровно через две минуты появляется второй милицейский уазик. Тоже всех осматривают. Рядом еще будка милицейская стоит… А как глянешь на площадь Спартака, так закачаешься от гор мусорных, львиную долю в которых занимает тара от спиртного. Спрашивается, зачем там будка, зачем там уазики так часто катаются, зачем в этих уазиках дюжие дядьки в беретах сидят? Потому что пьющую в общественном месте компанию они вообще дружно игнорировали: даром государственный бензин (в машинах) и свет (в будке) жгли. А ведь могли бы выйти и на 15-суточную уборку территории всех повязать. Эх, не перевоспитать нас, драть, только драть.

В общем, все, кому стало стыдно (даже если не за себя, а за сограждан), все на субботник.

А возле памятника Пушкину по совету одной новосибирской пиарщицы, которой я рассказал про случай с министром культуры, надо просто поставить большую урну с каким-то юморным текстом вроде: «Не оставляйте бутылок Пушкину» или «Выпил, дядя? Где же урна?». Вот ведь столичносибирские специалисты, даже из такого конфуза замечательную акцию могут скреативить.

Смотрите также
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость