Экономика

«Бах-бах — и все на раскоряку». Алтай строит бойни, но «народный фронт» настаивает: «убойный вопрос» нужно решить иначе

В восьми районах края все еще нет убойных пунктов, в 17 — появились новые. Об этом сообщил алтайский парламентарий Сергей Серов, рассказывая об исполнении нашумевшего запрета на подворный забой скота. Тем временем алтайское отделение «народного фронта» пытается достучаться до следственного комитета и прокуратуры, доказать, что запрет неправомерный, и предлагает вариант решения. А экс-губернатор края Александр Суриков активно этот запрет критикует.

Новая бойня в Панкрушихинском районе появилась накануне 2022 года.
Новая бойня в Панкрушихинском районе появилась накануне 2022 года.
Facebook депутата Госдумы Ивана Лора.

Везти бы рад — да некуда

«Убойный запрет» с начала его принятия (11 ноября) часто ругали за нехватку спецплощадок. Людям, по сути, сказали: будете колоть скотину во дворе — ветсправок для продажи мяса на рынке не дадим. Грузите в машины, везите на бойню, забивайте правильно — и будем вам справка.

И вот Сергей Серов порадовал: к 1 февраля на территории края дополнительно открыли 21 предприятие по убою животных в 17 районах.

Новые бойни появились в Алейском, Завьяловском, Калманском, Крутихинском, Курьинском, Михайловском, Мамонтовском, Павловском, Первомайском, Усть-Пристанском, Усть-Калманском, Тюменцевском, Топчихинском, Хабарском и Чарышском районах, а также Славгороде и Барнауле.

Новая бойня в Панкрушихинском районе появилась накануне 2022 года.
Facebook депутата Госдумы Ивана Лора.

Добавляет красок в эту картину и депутат Госдумы Иван Лоор в соцсети Facebook: новая площадка открылась и в Панкрушихинском районе. Теперь район, как он считает, полностью готов работать «в соответствии с новыми правилами в области ветеринарии при убое животных».

«Пока построим, сколько вырежут»?

Между тем, Александр Суриков, комментировавший тему в середине января, напомнил: в Алтайском крае — 1,5 тыс. сел. «Из них около 1 тыс. — крупные, где каждому нужна бойня», — заявил он Youtube-каналу siberia24.online.

Получается, если строить нынешними темпами (по 8−9 новых пунктов в месяц), то хотя бы в половине более-менее крупных сел бойни могут появиться лишь лет через пять.

«Ну, чего же тот, кто готовил (решение о запрете на выдачу ветсправок при подворном забое. — Прим. Altapress.ru), столько лет сидел и боен-то не строил? — удивляется Суриков,. — А то бах-бах — и все на раскоряку. Теперь будем строить. Пока будем строить, сколько вырежут?».

Александр Суриков.
Анна Зайкова

По данным Сергея Серова, ни одной спецплощадки так и не появилось в восьми районах. В них, по нашим подсчетам, в общей сложности около 200 сел и 82 тыс. жителей. В «народном фронте», впрочем, называют другие сведения: по факту услуги забоя скота не могут получить жители 20 районов.

Письмо в следственный комитет

Тем временем алтайский ОНФ попробовал привлечь к разбирательству следственный комитет. Эксперты «фронта» изучили документы, на которые ссылаются краевые власти (техрегламенты Таможенного союза «О безопасности пищевой продукции» и «О безопасности мяса и мясной продукции»).

И они наталкивают на неоднозначную трактовку. Авторы регламентов — то ли случайно, то ли с тайным умыслом — написали отдельные пункты так «коряво», что в Евразийскую экономическую комиссию много лет слали и слали вопросы с мест: как их понять-то?

Ведь в обоих регламентах нет запрета на подворный забой скота, обратил внимание Сергей Войтюк в письме в краевой следком. Почему «сверху» требуют его ввести? И даже более того: в этих регламентах указано буквально в первых строках: на личные подсобные хозяйства они не распространяются.

Следственный комитет.
Анна Зайкова

«Это превышение должностных полномочий»

Надо сказать, что сама же Евразийская эконмическая комиссия внесла в ситуацию изрядную путаницу. Так, в 2014 году она растолковала: «мясной» регламент не ограничивает продажу мяса ЛПХ.

Полагаем, у глав регионов, на которых Москва «спихнула» обязанность вводить непопулярный запрет (и право получать «шишки» от населения), отлегло от сердца.

Но в 2016-м та же комиссия уточнила: пункт второго регламента («пищевого»), который обязал забивать скот только на спецплощадках, на ЛПХ, наоборот, точно распространяется.

При этом руководитель исполкома алтайского ОНФ Сергей Войтюк напоминает, что на самом деле произошло в крае. С 11 ноября алтайская ветслужба не выдает сопроводительные документы при неправильном забое домашнего скота.

Сергей Войтюк.
Анна Зайкова/altapress.ru.

Но ведь российский закон «О ветеринарии» однозначно требует: мясо подлежит ветеринарно-санитарной экспертизе — чтобы определить его пригодность в пищу. Очевидно, имеется в виду любое мясо — где бы ни забивали скотину.

«Запрет на проведение ветеринарно-санитарной экспертизы продуктов подворового забоя животных в Алтайском крае есть превышение должностных полномочий со стороны представителей правительства Алтайского края», — написал Войтюк в письме в краевой следком.

«Не соблюден ни один из принципов»

Есть еще один нюанс, о котором напомнил Войтюк. Обязательные ветеринарные требования должны вводиться в России по закону № 247 от 2020 года (тоже федеральному). То есть, во-первых, минимум — за 90 дней до начала и с 1 марта или с 1 сентября.

Уголовный кодекс.
Анна Зайкова

Во-вторых, требования эти должны быть «обоснованными, открытыми, предсказуемыми и исполнимыми». И, в-третьих, они подлежат публичному обсуждению. «Ни один из названных принципов не соблюден», — констатирует «фронтовик».

Он попросил СК дать юридическую оценку действиям управления ветеринарии и региональным органам власти. Но в следкоме от темы, можно сказать, открестились.

«Надзор за исполнением законов органами государственной власти, соблюдением прав и свобод человека и гражданина осуществляет прокурор», — ответили «народному фронту» в краевой СУСКе.

Ранее прокуратура сочла запрет правомерным

Добавим, что Войтюк считает уместным вспомнить и о другом федеральном законе: «О личном подсобной хозяйстве». В нем обязали региональные и местные власти развивать ЛПХ. Происходящее не очень похоже на меры поддержки.

ЛПХ. Подсобное хозяйство.
Pixabay.com

«Нет подходящих пунктов»

Пока «фронтовики» пытаются работать с правовой стороной вопроса, жители сельских территорий края рассказывают, как они живут в новых условиях. В начале года владельцы боен сообщили «Алтайской правде», что очереди к ним не выстраиваются.

Жители Топчихинского района (где с бойнями, на первый взгляд, все в порядке) рассказали «Банкфаксу», что не имеют возможности легально забивать скотину на продажу. По их словам, подходящих пунктов в районе просто нет.

Руководители действующих боен района это подтвердили изданию. Низкий зоосанитарный статус частных подворий не позволяет принимать скот у частников, объяснили они.

Новая бойня в Панкрушихинском районе появилась накануне 2022 года.
Facebook депутата Госдумы Ивана Лора.

«Хрюшки еще бегают»

Как топчихинцы и сельчане из других районов решают вопрос о сбыте? Пока неясно. Но на популярных ресурсах полно объявлений о продаже свежайшего домашнего мяса.

«Продам мясо свинины с личного подобного хозяйства. Хрюшки еще бегают. Доставка до подъезда бесплатно»… «Прием звонков 24/7 и даже ночью», — вот только парочка типичных объявлений.

Мясо, свинина.
CC0

Есть ли у продавцов ветсправки? Многие этот вопрос в рекламе обходят стороной. Некоторые пишут, что документы у них есть. Другие, наоборот, подчеркивают: «Не промышленный забой».

Ну и кто при доставке от двери к двери проверит документы на мясо? А ведь на бойни всех отправили, чтобы предупреждать распространение опасных болезней.

Так или иначе — по словам Сергея Серова, в феврале на «парламентской часе» депутаты планируют позвать руководителя краевой ветслужбы Владимира Самодурова. О том, что происходит в новых условиях, он расскажет «по вопросам своей компетенции».

Новая бойня в Панкрушихинском районе появилась накануне 2022 года.
Facebook депутата Госдумы Ивана Лора.

Есть ли варианты решения?

Сергей Войтюк считает, что Алтайскому краю можно было бы пойти по пути Красноярского края. Там в ветеринарной экспертизе частникам не отказывают.

Владелец частного подворья приглашает ветеринара. Тот осматривает скот, выдает (или не выдает) разрешение на забой. Затем мясо исследуют в лаборатории, где выдают сопроводительные документы и вносят отметку в систему «Меркурий», которая отслеживает все движение мяса.

Александр Суриков полагает, что надо принять программу строительства боен и предъявить ее вышестоящим чиновникам.

«Ну если давят по телефону — прими программу строительства боен в большом количестве и ответь: мы берем два года, построим, раз уж опоздали, потом введем и запрет», — говорит он.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость