Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Лес в мешке: как предпринимательница из Барнаула обожглась на покупке древесины у государства

Жительница Барнаула Яна Гуляева купила на торгах лес, который вырубили для реконструкции дороги на въезде в Павловск. По документам она приобрела 552 кубометра, а по факту ей отдали 327. 40% от обещанного «испарились» в неизвестном направлении. Найти концы покупательница не может уже полгода: ведомства перекладывают ответственность друг на друга, ссылаясь на одни и те же законы. Гуляева говорит, что так подрывается вера в государство.

Вырубленный лес под Павловском
Вырубленный лес под Павловском
Предоставлено Яной Гуляевой.

Что произошло, или куда делся лес?

Иногда для того, чтобы отремонтировать дорогу, проложить линию электропередач или провести железнодорожную колею, нужно вырубить лес. Такие объекты называются линейными. Поскольку лес государственный, то на продажу его выставляет управление Росимущества. Но оно выступало только продавцом. Непосредственно вырубкой занимается арендатор леса — та компания, которая и ведет работы на данном участке: дорожники, энергетики и т. д. Но под контролем местного минприроды.

Вот такой-то лес и купила в апреле 2018 года Яна Гуляева за 563,4 тыс. рублей. Росимущество выставило на торги 552 кубометра, из них 500 — деловая сосна. Непосредственно рубкой, складированием леса и последующей передачей занимался ставший арендатором «Алтайавтодор», а точнее, исполнитель — «Барнаульское ДСУ-4», которое вело реконструкцию трассы.

Весна, как известно, была долгая, мокрая и холодная. На месте стройки стояла непролазная грязь. Попытки вывезти лес сразу обернулись утопшими в земле тракторами и грузовиками. Процесс затянулся. Но Гуляева сразу после подписания договора купли-продажи выставила на месте круглосуточную охрану — ЧП «Витязь». То есть украсть его тогда уже не могли.

В конце мая Гуляева вывезла последний лес и констатировала — не хватает 225 кубометров. «Внятного ответа на мой вопрос, где недостающая кубатура древесины, ни от лесничего, ни от работников ДСУ я не услышала», — написала покупательница в обращении прокурору края Якову Хорошеву.

Вырубленный лес под Павловском
Предоставлено Яной Гуляевой.

За полгода Яна Гуляева провела четыре дополнительные экспертизы, неоднократно встречалась на месте с людьми, которые могли знать, куда делся ее лес, исписала килограммы бумаг: в минприроды, в «Алтайавтодор», в прокуратуру и т. д. Вместе с помощниками она добилась возбуждения уголовного дела по факту хищения, но и его расследование приостановили, потому что не нашли «лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого», то есть вора.

Кто в ответе?

Как говорит барнаулец Юрий Емшин, решивший помочь Яне Гуляевой добиться справедливости, покупателей леса с линейных объектов заставляют подписывать, по сути, кабальный договор купли-продажи. В нем, в частности, говорится, что имущество переходит покупателю после полной оплаты без акта приема-передачи. Кроме того, по договору заявка, поданная на аукцион, и последующая оплата означают отсутствие у покупателя претензий по качеству, количеству, состоянию, породному составу леса.

Такой договор, говорит Емшин, составлен неспроста, он должен стать своего рода страховкой для продавцов от последующих разбирательств: дескать, сами подписали договор — какие претензии?

Однако сути этот договор не меняет: государство обещало один объем древесины, а по факту предоставило на 40% меньше.

Ключевой вопрос здесь — кто должен был осуществлять контроль за тем, соответствует ли объем, заявленный в лоте и в проекте вырубок, тому количеству леса, который предоставили покупателю?

И тут начинается самое интересное. В минприроды края Гуляевой ответили: согласно постановлению правительства РФ № 604 (определяет порядок продажи леса), министерство не должно принимать древесину от заготовителя, обмерять ее, устанавливать фактический объем и контролировать ее хранение. Это — не в компетенции регионального минприроды.

Вырубленный лес под Павловском
Предоставлено Яной Гуляевой.

В ответе altapress.ru глава управления лесами края Владимир Черных сообщил, что органом, уполномоченным на реализацию древесины является Росимущество, а отводом и определением объема рубок занимается заготовитель, то есть в данном случае — «Алтайавтодор» (согласно приказу минприроды России № 474).

Гуляевой в минприроды порекомендовали обратиться в суд.

В «Алтайавтодоре» ей сообщили, что по акту приема-сдачи получили от «Барнаульского ДСУ-4» весь указанный объем — 552 кубометра. А затем направили его в Павловское лесничество (находится в ведомстве минприроды края). Круг замкнулся.

Но сама Яна Гуляева считает, что передача проданного ей леса проводилась исключительно на бумаге: реально никакого обмера, подсчета и контроля никто не проводил. По ее словам, она даже нашла людей, которые ей об этом рассказали, но неофициально. А такие данные, как известно, к делу не пришьешь.

По словам Юрия Емшина, Гуляевой никак не удается получить от «Алтайавтодора» важный документ — так называемую ведомость пересчета деревьев, назначенных в рубку. Ее, согласно уже упомянутому приказу № 474, должен заполнять исполнитель рубок. В этом документе перечисляется все: число вырубленных деревьев, и объем, диаметр, высота и качество. Такая ведомость позволила бы определить доподлинно — что именно и сколько вырубили.

Емшин говорит: если выяснилось бы, что лес не дорубили до указанных 552 кубов, то речь бы шла о халатности, а если вырубили все, а потом не досчитались — то значит произошло воровство.

Но такого документа в распоряжение Гуляевой не предоставили.

Вырубленный лес под Павловском
Предоставлено Яной Гуляевой.

Тем не менее после ее заявления в прокуратуру на месте рубок провели осмотр. В нем участвовали представители природоохранной прокуратуры, Павловского лесничества, «Алтайавтодора», «Барнаульского ДСУ-4». По итогам, сообщили Гуляевой в прокуратуре, «фактов превышения или уменьшения объема рубок не установлено», а проверить правильность назначения рубки «не представилось возможным по причине отсутствия лесных насаждений».

Какой ущерб?

Однако прокуратура направила материалы в полицию, где в августе возбудили уголовное дело по статье о краже. Однако сейчас его приостановили.

Яна Гуляева не собирается останавливаться и намерена добиваться возобновления расследования.

«Угроза опустынивания»: эколог рассказал, как уничтожают леса в Алтайском крае

В полиции ее ущерб оценивают в 200 тыс. рублей — разница в цене за украденный лес. Но она с этим категорически не согласна и считает, что потеряла 1,2 млн рублей. Это затраты на охрану, экспертизы, на транспорт. И главное — это упущенная выгода. Она собиралась продать древесину другим, более крупным предприятиям.

По словам Гуляевой, по ее данным, этот случай — не первый в крае, когда предприниматель покупал лес с линейного объекта, а потом недосчитывался какого-то объема древесины. Она говорит, что сами чиновники рассказывали ей о 10−15 подобных случаях. Однако в минприроды края altapress.ru сообщили, что им известно только о ситуации в Павловске.

Из этой истории предпринимательница делает как минимум два вывода. Первый — она не может верить государству, которое ее один раз обмануло, а потом отказалось ей помогать, а, напротив, создает препятствия в поиске справедливости. И второй — государственные органы, призванные работать по закону, очень вольно трактуют его, используя нормы для защиты себя, а не прав гражданина.

Что хотят изменить в Москве?

10 ноября в эфире телеканала «Вести 24» эксперты обсудили нашумевший фильм Бориса Соболева «Ни леса, ни посадок», где в том числе рассказывается о вырубках ленточных боров в Алтайском крае.

Представители Рослесхоза, генпрокуратуры, дискутируя о фильме, затронули в том числе тему контроля за рубками лесов в регионах.

Марк Орлов,
директор центра правовой защиты Рослесхоза:

Есть системная проблема. Мы работаем по модели Лесного кодекса, принятого в 2006 году. По ней основной объем полномочий по управлению лесными ресурсами передан регионам. Что рубить, определяет регион, лесохозяйственные регламенты утверждает регион, договоры аренды и проекты освоения лесов — также регион. И что самое парадоксальное, регионы же надо всем этим надзирают. Надо менять подходы — система не работает. Либо регионы не справляются с таким объемом полномочий, либо это становится почвой для колоссальных злоупотреблений.

По словам Орлова, у Рослесхоза есть предложения по изменению ситуации. Во-первых, считают в ведомстве, нужно вывести лесной надзор из-под тех, кто управляет им на местах, а именно организовать создать федеральный надзор. Во-вторых, передать функции по лесоустройству на федеральный уровень, чтобы там решали, что именно рубить, а что нет.

Орлов считает, это два важных решения, принятие которых поможет если не решить все проблемы, но изменить ситуацию к лучшему. Его поддержал Евгений Надыршин, начальник отдела по надзору за исполнением законодательства в сфере охраны окружающей среды Генпрокуратуры РФ.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость