Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Гендиректор «Алтайвагона» о национальной программе «Цифровая экономика»

Когда в стране отсутствует комплексная стратегия развития промышленности, нет смысла инвестировать в любую технологию — цифровую, буквенную или деревянную, заявил гендиректор «Алтайвагона» Дмитрий Медведев на Алтайском ИТ-форуме 19 октября.

На заводе «Алтайвагон».
На заводе «Алтайвагон».
altapress.ru

По его словам, промышленники глубоко обеспокоены ситуацией в экономике России. «Мы видим мосты строят, Кавказ поднимают, олимпиады проходят, а мы как-то с краю от этого праздника находимся», — сказал он. В новой госпрограмме «Цифровая экономика» не учли главное — реальный сектор, сказал Медведев.

До цифровизации далеко

Гендиректор «Алтайвагона» напомнил, что промышленность России не эффективна, 50 млн. человек трудятся на низкопроизводительных рабочих местах. Из-за этого за последние 4 года экономика страны потеряла 41 трлн рублей. Число бедных увеличилось до 22 млн человек, у 10% россиян нет денег на еду и одежду.

По словам Медведева, «Алтайвагон» имеет износ основных средств производства — 80%. Выработка добавленной стоимости на одного работника неуклонно падает — и это тенденция производства во всей стране. За последние 10 лет общая рентабельность предприятий снизилась в восемь раз: в 2007 году она составляла 10,5% и 1,8% в первом квартале 2018 года.

Дмитрий Медведев, гендиректор «Алтайвагона».
Анна Зайкова

Дмитрий Медведев,
гендиректор «Алтайвагона»:

— В секторах производства машин, оборудования и станков автотранспортных средств рентабельность отрицательная. Кто будет инвестировать в предприятие, если оно работает в минус? А работают такие отрасли в минус, потому что низкая покупательская способность. Никому продукция не нужна.

Медведев считает, что престиж работы в производстве падает из-за низкой технологичности предприятий — это признак деиндустриализации страны.

Цифровая экономика есть, но не у нас

Мы уже и так живем в цифровой экономике, только принадлежит она Siemens, John Deere, Monsanto (мировой лидер по производству семян трансгенных культур — прим. ред) и другим компаниям, считает Медведев.

На заводе «Алтайвагон».
altapress.ru

Дмитрий Медведев,
гендиректор «Алтайвагона»:

— В США и Германии производители используют дополненную реальность в производстве. А у нас некоторые руководители еще не знают, что такое САПР (программный пакет, предназначенный для создания чертежей, конструкторской и технологической документации, 3D моделей — прим. ред).

Большая часть цифровой экономики России (63 из 75 млрд долларов) приходится на сферу потребления — интернет-торговля, поиск. В экономике производства цифровизация отсутствует, заявил Медведев.

Дмитрий Медведев,
гендиректор «Алтайвагона»:

— Нам деформируют сознание. Нас концентрируют на интернете, потреблении, услугах, играх и прочих удовольствиях, которые несет цифровая экономика. Я считаю, что все с ног на голову перевернуто. В программе цифровой экономики, которую я читал, нет акцентов на экономических задачах, связанных с развитием цифровой индустрии в целом, а также новых способах производства и вывода отечественных технологий на глобальный рынок.

На заводе «Алтайвагон».
altapress.ru

Чего не хватает в программе

По словам Медведева, узким местом для развития производства в России является не отсутствие цифровых технологий, а экономическая модель, законодательная база и человеческий фактор.

Дмитрий Медведев,
гендиректор «Алтайвагона»:

— В программе нет ни доли высокотехнологичных рабочих мест в общей структуре занятости, ни показателей высокотехнологического экспорта, ни многих других показателей, напрямую связанных с цифровизацией экономики. В программу не вошли вопросы стимулирования крупных компаний также среднего и малого бизнеса, более активного внедрения цифровых инноваций и увеличению вложений в научно-исследовательские разработки.

На заводе «Алтайвагон».
altapress.ru

По мнению Медведева, программа нацелена на создание базовых сервисов для развития экономики — госуслуги, ИТ, инфраструктура, интернет-торговля. Но если экономика не производит продукцию, то влияние цифровизации под большим вопросом. Когда нет реального сектора, гибнут и наука, и образование.

Переводить страну на «цифровые рельсы» некому

В программе не сказано, кто будет выполнять огромное количество сложных исследований по всем направлениям цифровой экономики, — сказал Медведев.

Дмитрий Медведев,
гендиректор «Алтайвагона»:

— Это новые задачи. У нас неподготовленные кадры, никто не занимался их обучением, мы ставим задачу как телегу перед лошадью. Здесь нужны специалисты мирового уровня, которые будут с полной отдачей работать долгие годы в том числе на развитие цифровой экономики.

На заводе «Алтайвагон».
altapress.ru

Свое утверждение он аргументировал «удачными» цифровыми национальными проектами, которые, по его мнению, провалились — программа «Электронная Россия» (2002 год), электронное правительство, поисковая система «Спутник», система учета алкогольной продукции ЕГАИС и другие.

Дмитрий Медведев,
гендиректор «Алтайвагона»:

— Где результаты? Наверняка есть слайды, отчеты, все здорово выглядит, но конкретно мы с вами очень мало видим результатов. Кроме единого окна для получения прописки.

В реальном секторе, машиностроении сосредоточены критические узлы экономики страны — это основа основ, резюмировал Медведев.

Дмитрий Медведев,
гендиректор «Алтайвагона»:

— Правительственные программы не создадут цифровую экономику. Ее создают компании и предприниматели. Развитие отдельных регионов будет происходить не через верстку такого рода программ, а через работу отдельно взятых предприятий. Наша задача — предложить решения конкурентного производства используя инструменты цифровой экономики. У нас есть конкретные успешные проекты. Также у нас много проектов на бумаге, мы готовы доказывать их эффективность.

«Алтайвагон».
Из архива «Алтайвагона».

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость