Политика

Неформальный лидер алтайских жириновцев — о политическом аппетите, маминых советах и пиаре

Алтайское отделение ЛДПР уже подготовило свой список будущих кандидатов в депутаты Госдумы по всем округам. Но держит его в секрете. О том, что новые думские выборы в 2016 году будут сложными, какие принципы эта партия ставит в основу выдвижения своих кандидатов и многом другом рассказал altapress.ru Андрей Щукин, депутат краевого Законодательного собрания, человек, возглавлявший алтайских жириновцев в течение трех сроков, а сегодня — его неформальный лидер.

Андрей Щукин.
Андрей Щукин.
Анна Зайкова

— Андрей Евгеньевич, до выборов в Госдуму остался год, уже ясна новая нарезка округов: Барнаул раздробили на четыре части и каждую из них присоединили к сельским территориям. Вас эта смычка города с деревней не огорошила?

— Неприятный момент. Барнаульский округ был интересен тем, что он был компактный. Это, конечно, повышало шансы и Рыжкова, который четыре раза выигрывал здесь выборы, и любого человека, который мог бы воспользоваться административным ресурсом. Конечно, такая нарезка выгодна правящей партии. Губернаторская кампания показала, что никто никого нигде не ждет, для оппозиционного кандидата будут закрыты все клубы и залы. Если все делать по уму, надо приехать в любую алтайскую деревню и объехать весь этот «лепесток» (новый барнаульский округ его напоминает). Это и финансовые затраты, и эмоциональные потери, и физическая нагрузка.

— Но все-таки кандидаты от ЛДПР будут выдвинуты на думские выборы?

— Кандидаты по округам определены, и уже давно, они согласованы в центральном аппарате. Все эти люди вам известны, это активисты нашего отделения. Но я не уполномочен называть какие-то фамилии — всегда может быть какая-то замена. Люди сегодня живут — завтра умирают, меняют политическую ориентацию, сегодня работают, завтра устали.

— А у вас-то самого амбиции есть податься в депутаты Госдумы?

— Амбиции есть не только у меня, они есть у всех. Надежда есть, шансов нет, есть такая шутка. Но я солдат партии. Как мне старшие товарищи по партии скажут, в какую сторону двигаться, наступать или отступать, так я и буду делать. Я шесть лет руководил отделением и абсолютно привязан к четырем буквам и идеям ЛДПР.

Андрей Щукин.
Анна Зайкова

Пиар и некролог

— Я изучила новостное поле, связанное с вашей партией, — вот примеры: владимирское отделение решило подарить Васильевой из «Оборонсервиса» розовые тапочки. А алтайское отделение в это же время пишет: Щукина не пускают в школы. Жириновский заявляет: США нам 20 лет хамят; вы выдвинули закон о патриотизме. Не кажется вам, что алтайскому отделению не хватает хорошего пиара?

— Хороший пиар никому не помешает. Некролог помешает. Криминальный пиар нам бы помешал. А все, что делается для населения, даже если это ради пиара, идет на пользу любому политическому объединению и любому политику. А то, что мы предлагаем, должно приносить пользу людям. И мы не просто выдвинули закон о патриотизме — его приняли в первом чтении. Два года назад, может, не приняли бы. А сейчас ситуация очень сложная.

— Какая польза людям от закона о патриотизме?

— У нас уже люди в ИГИЛ собираются, уже и из Алтайского края. Пропагандируют Гитлера. Есть патриотизм, спущенный сверху, а мы за тот, который идет снизу. Чтобы наши поисковые отряды больше ездили и хоронили наших солдат, погибших в Великую Отечественную. Чтобы люди, которые выходят в майках сборной страны на спортивные состязания, понимали: когда играет гимн, нужно руку держать вот тут (показывает положение у сердца. — Прим. авт). Нас спрашивают: что вы там в ЛДПР русскую тему развиваете? Боксер Проводников по национальности манси, но везде выступает за Россию и говорит: американцы, готовьтесь, мы вас били и будем бить везде. Вот это патриотизм.

На Алтае разрабатывают новую нарезку округов для выборов в АКЗС

— Ряд алтайских кандидатов от ЛДПР выдвинулись на муниципальных выборах сразу на нескольких округах. Один даже на 14. Неужели в ЛДПР так плохо с кадрами?

— С кадрами плохо везде, даже в «Единой России». Очень мало адекватных, результативных, образованных, интеллектуально и физически собранных людей готовы заниматься политикой. В ЛПДР уже 25 лет есть задача — выдвигать своих людей на все вакансии. Но не хватает народу — на местах либо нет руководителя, либо он не работает. Приходится затыкать дырки статистами.

— Со стороны это выглядит как профанация выборов…

— Ну, вроде одна задача выполняется — закрывать вакансии. А другая задача… Да, толку от этого мало. С одной стороны, с 1990-х годов списочный состав отделения очень большой. Но кто-то отучился и уехал, кто-то переехал и не сообщил об этом, кто-то умер. Мало людей, которые заинтересованы идти на выборы, особенно в муниципалитетах, на земле, где очень все задушено и задавлено, где нет рабочих мест, а предприниматели зависят от местной власти, а уж тем более бюджетники. Поэтому в течение большого периода времени у нас такие моменты были. Но, думаю, после того как мы проанализируем выборы 13 сентября, соберем краевой актив и, наверное, откажемся от этой схемы.

Барнаул и Яровое

— Есть еще вакансии — они, правда, не вполне выборные: должности мэров Ярового и Барнаула. Не хотите ли попробовать свои силы?

— Я родился в Яровом — правда, через 2 года родители, отработав на химзаводе, вернулись в Барнаул. Зная многих людей и обстановку в этом городе, я даже советовался с мамой: может быть, пора поехать спасать родину, подать документы на конкурс? На что получил ответ: если ты это сделаешь, то там и умрешь, я знаю, как ты относишься к делу.

Насчет мэра Барнаула. По всем анкетным параметрам (а мне даже принесли анкету) я прохожу. Но чтобы идти на выборы, нужно иметь хорошую программу, причем она не должна быть декларативной — я должен написать, что делать, то есть надо нырять в глубину процесса, указать, за счет чего решать накопившиеся проблемы.

— И в чем проблема?

«Единая Россия» выиграла 80% мандатов на муниципальных выборах в Алтайском крае

— Проблема любого муниципалитета, в том числе Барнаула, в отсутствии финансов. И перспектив улучшения не просматривается. А просто заявиться и сказать: вот я такой модный, умный, красивый, у меня нет программы, но вы должны выбрать меня, потому что я хочу, чтобы город процветал? Я просто продублирую кандидата от партии власти. Сейчас я к этому процессу просто не готов. Может быть, через месяц-другой все изменится, появится «политический аппетит». Кроме того, хозяйственного опыта у меня объективно маловато. Если в эту среду внедряться, надо начинать с первого зама, поработать 2−3 года, понять суть процессов и пути решения проблем.

— Через год состоятся еще и выборы в краевой парламент. Как думаете, в новом составе будет больше жириновцев или меньше, чем сейчас?

— Не люблю прогнозы, потому что никогда не угадываю. Делай что должен, и будь что будет. Будем работать. Если боженька поможет — хорошо. Не поможет — значит, будем как-то жить дальше.

— Обновление состава фракции может произойти?

— Пока никто открыто из действующих депутатов АКЗС о том, что не будет участвовать в выборах, не заявлял. Не слышал этого и от наших муниципальных депутатов.

Андрей Щукин.
Анна Зайкова

Мы и эсэры

— Сколько ЛДПР удалось провести своих законов за время работы фракции в этом созыве краевого парламента?

— Закон о патриотизме седьмой. И у нас есть еще много интересных заготовок. На ближайшую сессию внесем новый законопроект — думаю, его примут, потому что есть поддержка губернатора. Мы предлагаем увеличить количество категорий, которым предоставляется бесплатная юридическая помощь. Добавляем туда членов семей погибших правоохранителей и несовершеннолетних родителей. Чтобы мы успокоились? Не дождутся. Это я говорю представителям правящей партии.

— То, что ваши законопроекты принимают в АКЗС, не означает ли, что вы уже и не оппозиция?

Лидер алтайских справедливороссов рассказал о предвыборном горниле, апатии избирателей и кризисе

— Мы никогда не перестанем быть оппозицией. Есть единственный вариант, когда это станет возможно. Когда у нас демократии будет лет 200 и останутся две ведущие политические силы, одна из них — ЛДПР. Тогда путем честных выборов мы, может быть, станем правящей партией и перестанем быть оппозицией.

Но ЛДПР на Алтае всегда была оппозицией конструктивной. Мы поддерживаем законы партии власти, если видим, что от них есть толк населению. Но так, как делают коммунисты, без логики… Начинаем писать закон о правительстве — они отказываются входить в рабочую группу. Мы и эсэры не отказываемся — все наши поправки и пожелания услышаны. Начинаем голосовать за правительство — коммунисты опять против. Так вас же звали, почему вы против? Логика простая: потому что мы красные, потому что коммунисты. А дальше-то что?

Работа за идеи

— Насколько вы самостоятельны в определении своих кандидатов на выборы? Если Владимир Жириновский скажет, что такой кандидат нам не нужен, то все, вопрос снят?

— Я не самостоятелен, потому что кандидатов выдвигает конференция. Если это выборы в Госдуму, все кандидатуры утверждает съезд партии в Москве. Если в краевое Заксобрание, в местный совет или думу, то центральный аппарат согласовывает список, а утверждает его опять же конференция в крае. И есть требование: человек не должен быть судим. Иногда у человека есть судимость, а он ее скрывает, — тогда он из этого предварительного списка вылетает.

Сейчас закон какой? Если человек судим, даже за кражу велосипеда в 15-летнем возрасте, он должен это указать, будучи кандидатом от любой партии. Иначе его снимут с выборов. Кроме этого, есть рекомендации центрального аппарата, чтобы среди кандидатов не было крупных предпринимателей, зависимых от власти. Но поверьте, мы бы рады были, чтобы, как на конкурсе красоты, у нас на каждое место была конкуренция три человека на место. Но… Сложно заниматься политикой, находясь в оппозиционной партии.

— Не рвутся?

— Наверное, не рвутся уже и в «Единую Россию». Для представителей бизнеса есть определенные обязательства — им нужно какие-то социальные проекты реализовать, а это надо вкладываться. В связи с такой экономической ситуацией в стране и крае желанием никто особо не горит. А уж в других партиях — «рыжих», «красных» или «желто-синих» — людей, которые за идею готовы работать, найти еще сложнее.

Духи «Жириновский».
Анна Зайкова

Специальный вопрос

— Лидер крайкома компартии в интервью нашей газете сказал, что ЛДПР будто бы подбирает коммерческих кандидатов, которые могут заплатить за их выдвижение, за место в списке. Это правда?

— Вот перед вами «денежный» кандидат, который участвовал на выборах, — у меня никогда не было своего бизнеса, я все время работал на кого-то и получал зарплату. Сейчас работаю на государство. Или пенсионер Гальченко «коммерческий» кандидат? Я два раза избрался депутатом от ЛДПР, не потратив практически ни копейки своих денег. Я интеллектуальный, результативный, законотворческий кандидат, а не коммерческий. Можно, наоборот, сказать товарищу Юрченко, что алтайское отделение КПРФ проводит в своих рядах коммерческих депутатов. В АКЗС и сейчас числятся двое — фамилии у них на букву «м». В Рубцовске в горсовет зашли какие-то непонятные коммерсанты, бывшие единороссы.

О чем еще рассказал собеседник

О губернаторских выборах

— А вы не слышали анекдот про Щукина и Карлина? Мне его журналисты рассказали, а я рассказал губернатору после выборов на рабочей встрече — он смеялся. Анекдот такой. После губернаторских выборов в 2014 году Щукин и Карлин полетели в командировку в Англию. Прилетели в аэропорт Хитроу, спускаются с трапа — раннее утро, туман. Карлин говорит: «Эх, Англия. Лондон. Пасмурно. Туман — смог…» А Щукин стоит, голову опустил и говорит: «А я не смог».

Об уголовном преследовании депутатов

— Есть Устав края и закон о статусе депутата, где написано: лишить депутата его статуса можно только в случае, если он уехал отбывать реальное наказание. На сегодня есть один вступивший в силу приговор по депутату АКЗС, но ему назначено условное наказание. Сам я по-разному отношусь к тем депутатам, которые подвергаются уголовному преследованию. Может быть, кого-то мне жалко. Кто-то, как я считаю, преследуется заслуженно. Но у нас все какими-то кампаниями идет. Сказал Путин бороться с коррупцией — и пошло, и поехало.

Досье

Андрей Щукин.
Андрей Щукин.
Анна Зайкова
Андрей Щукин родился 13 июля 1968 года в Яровом, в Барнауле живет с 1970 года. С 1986 по 1989 год служил на Балтфлоте. Окончил Российскую академию труда и социальных отношений (Москва) по специальности «Юриспруденция», АлтГТУ по специальности «Экономика и управление предприятием». С 2007 года работает в АлтГТУ старшим преподавателем кафедры права и политологии. В 2008 и 2011 годах избран депутатом АКЗС от ЛДПР, в краевом парламенте является заместителем председателя комитета по социальной политике. В 2009—2015 годах координатор алтайского реготделения ЛДПР, сегодня зам координатора (возглавлять реготделение в ЛДПР можно не более трех сроков). В 2014 году выдвинут партией кандидатом в губернаторы края, набрал 5,16% (33 958) голосов. Женат. Сын профессионально занимается хоккеем, дочь учится в гимназии.

Цифра

171 347 избирателей Алтайского края проголосовали за ЛДПР на выборах в Госдуму в 2011 году (16,6%).

Машина Андрея Щукина.
Анна Зайкова
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость