Политика

Алтайские аналитики констатировали непрозрачность финансирования российских выборов

Доля теневого финансирования избирательных кампаний весьма велика, а часть кандидатов и партий в нарушение закона получали деньги от фирм, имеющих среди собственников иностранные компании. К таким выводам пришел алтайский координатор движения «Голос» Станислав Андрейчук. Опубликованный им аналитический доклад на эту тему вызвал большой резонанс.

Выборы.
Выборы.
Олег Богданов

Самой бурно обсуждаемой частью расследования были факты финансирования выборов российскими фирмами, принадлежащими офшорам. Получение денег на выборы от фирм с иностранным участием более 30% напрямую запрещено законом, пояснил Андрейчук.

Тем не менее, нынешний кандидат в губернаторы Ростовской области единоросс Василий Голубев получил 1 млн рублей от торгового дома «Риф», хотя владельцы фирмы «прописаны» на Кипре и Британских Виргинских островах. А в фонд кандидата в главы Смоленской области от ЛДПР пришло 500 тыс. рублей от фирмы, 99% которой принадлежит юрлицу, зарегистрированному в Арабских Эмиратах.

В ряде случаев фирмы-спонсоры принадлежат офшору не напрямую, а через цепочку юрлиц: так, в фонд кандидата в губернаторы Омской области единоросса Олега Назарова пришло 3 млн рублей от «Краснодар Водоканала», владелец которого — российская компания «РВК-Инвест», имеющая офшорных учредителей. Хотя омский случай формально закон не нарушил, штаб Назарова вернул «Водоканалу» деньги, а заодно и объявил оглашение этих сведений происками конкурентов, и напомнил, что сам «Голос» входит в реестр «иностранных агентов».

Эсеры: славгородских бюджетников заставляют досрочно голосовать за определенных кандидатов

Надо сказать, что после публикации деньги спонсорам вернули и штабы ростовского и смоленского кандидатов. А вот вернуть их там, где выборы завершены, вряд ли возможно. К примеру, в фонд астраханского губернатора Александра Жилкина, избранного в 2014 году, поступило 500 тыс. рублей от судостроительного завода «Красные баррикады» (более 30% у кипрской фирмы). И это отнюдь не единственный факт.

Вообще, исключение таких случаев — дело простое. Михаил Виноградов, президент фонда «Петербургская политика», в эфире РБК-ТВ назвал их «техническим косяком бухгалтеров и юристов избирательного штаба». А вот применение непрозрачных и теневых схем пополнения избирательных фондов или партийных касс намного сложнее.

Скажем, в 2013 году партии «Справедливая Россия» в Санкт-Петербурге пожертвовали 2,7 и 2,2 млн рублей два безработных гражданина. А иркутскому реготделению «Единой России» перечислил 3 млн рублей сотрудник профкома студентов местного вуза. Кто был фактическим спонсором, общественности неизвестно. Здесь, возможно, использовали схему, которая имеет место и на выборах: гражданину даются наличные на руки, он идет в банк и перечисляет их в избирательный фонд.

Но самым трудным, пожалуй, является выявление теневого финансирования выборов. По оценкам политтехнологов, объем средств, которые приносят в «коробках из-под ксерокса» наличными или перечисляют безналичными, минуя счет избирательного фонда, может в несколько раз превышать официальные отчеты о расходовании средств, хотя, конечно, здесь все зависит от самого кандидата, его желания достичь результатов и его возможностей.

Лидер алтайских коммунистов рассказал о кандидатах в Госдуму и шоу в партийной работе

На что идут теневые деньги? Как пояснил один из опытных участников избирательных кампаний (политтехнолог), в тень, во-первых, выводят многие мелкие затраты вроде расходов на канцелярию, которые не хочется отражать в отчете, поскольку отчетность — достаточно трудоемкий процесс. Во-вторых, часто скрыто оплачивается изготовление агитационных материалов: тираж указан один, а в реальности печатается намного больше. Причем иногда дополнительные затраты оплачивает фирма, формально никак не связанная с кандидатом. Ну и весьма типична оплата наличными работы агитаторов.

Ну, а в аналитическом докладе «Голоса» сомнения в соответствии реальных затрат отчету вызвал, например, избранный в 2014 году губернатором Волгоградской области единоросс Андрей Бочаров (он был губернатором и до этого): на всю кампанию он потратил всего 250 тыс. рублей. «Те, кто проводят выборные кампании, понимают, что сумма нереальная. Либо все деньги были теневые, либо региональная администрация превратились в избирательный штаб и выборы прошли на бюджетные деньги», — комментирует Андрейчук.

В Барнауле оппозиция пикетом поддержала новосибирскую голодовку

Аналогичные вопросы вызвала у «Голоса» и прошлогодняя губернаторская кампания в Алтайском крае. Так, кандидат от «Справедливой России» Олег Боронин израсходовал, по официальным сведениям, лишь 300 тыс. рублей, а кандидат от «Зеленых» Владимир Кириллов 119 тыс. При этом накануне выборов аналитики оценивали расходы только на сбор подписей муниципальных депутатов в 300−500 тыс. рублей с учетом числа собираемых подписей (549), затрат на их нотариальное заверение (100−800 рублей за подпись) и поездок (расстояние между поселениями достигают 400 км).

Олег Боронин пояснил «СК», что оплату нотариального заверения подписей производили сами муниципальные депутаты, которые его поддержали. Он затруднился сказать, в каких отношениях были депутаты с реготделением партии, которая отвечала за финансовые вопросы. Владимир Кириллов сказал, что потратил на подписи свои деньги — по его словам, его зарплата позволила ему это сделать.

Шансы на вывод из тени всех финансовых потоков на выборах довольно низкие. С одной стороны, кандидат, перерасходовавший более 5% от предельной суммы фонда, может быть снят с выборов. С другой стороны, доказать это, как правило, трудно. А источник «серых» денег в России богатый: доля теневого бизнеса, по разным оценкам, составляет 15−40% ВВП, доля наличных денег в обороте 22% - по данным ЦБ РФ на начало 2015 года, это 8,8 трлн рублей.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость