Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

За парки или против инвесторов? О чем поспорили барнаульские противники Radisson, бизнесмены и чиновники

Тема сохранения «зеленых пространств» из экологической стала политической. Но до сих пор, видимо, мало кто во власти понимает, что с этим делать. Обратите внимание: деревья в Барнауле крушили с начала 1990-х при почти полном непротивлении горожан. А в 2019-м «зеленые» активисты вышли на площади и заявили: не отдадим ни пяди занятой лесом земли, какие бы блага ни сулили инвесторы. Вольных и невольных участников этих историй усадили за круглый стол, проведенный ОНФ на площадке ИД «Алтапресс» — вот что из этого получилось.

Скамейка примирения.
Скамейка примирения.
www.dez-2.com

Сюжет первый: будете строить — выйдем на улицы

Вообще-то, сигналом роста активности «зеленых» стал бурный интерес барнаульской общественности к возрождению парка «Изумрудный». Выглядело это и позитивно, и — для власти — безопасно, пока в середине года несколько активистов не заявили в соцсетях: выйдем на улицы, если в парке начнут строить спорткомплекс.

Проект этот разработал предприниматель Павел Тулин. Физкультурно-оздоровительный комплекс мог занять 0,7 га, доходы от его эксплуатации должны были окупать развитие всего парка. Строительство предполагало вырубку части старых деревьев. При этом Тулин намеревался высадить более молодые и здоровые крупномеры на другом участке парка, на площади 1 га.

Но предпринимателю просто не поверили. Коммерсант — он и есть коммерсант: у него на уме только прибыль, для парка он никогда ничего не сделает.

Павел Тулин (второй слева).
Facebook Павла Тулина.

«Много лет мы арендовали этот парк, я пытался спасать его всеми доступными средствами. А потом определенная категория людей зачислила меня в его враги, — сожалеет Павел Тулин. — Я, безусловно, хочу зарабатывать в этом городе деньги. Но у меня трое детей и теперь уже двое внуков, которые тоже здесь живут и будут жить. Я люблю этот парк и хочу, чтобы он сохранился».

На улицы люди в рамка этой истории не вышли. Губернатор Томенко гарантировал: стройки здесь не будет. Парк передали госструктуре — «Фонду имущества края», а его директором назначили одного из противников передачи парка бизнесу — Владислава Вакаева. Теперь содержать парк будут на бюджетные деньги.

Сюжет второй: маленький сквер против двух миллиардов

Но нынешней осенью неспокойные «зеленые» активисты не поверили другому инвестору: компании «ПремиумСтрой-Алтай», уже построившей в медкластере первый за Уралом медико-реабилитационный центр «Территория здоровья» по профилю травматологии и ортопедии.

Драма случилась из-за небольшого сквера на площади Сахарова, занимавшего часть участка, предложенного инвестору под отель мирового уровня Radisson. Они снова вышли протестовать.

Иван Лужаев.
Дмитрий Лямзин, altapress.ru.

«Нам предложили этот участок, не мы его выбирали. А получилось, что мы пришли, как завоеватели. И мы пошли в одиночку объясняться с общественностью, которая нас абсолютно не слышит», — не понимает Иван Лужаев, первый зам гендиректора компании «ПремумСтрой-Алтай».

Лужаев говорит: взрослые деревья можно пересаживать, и деревья из сквера просто перенесут. Он заверяет: проект разработан «углом» специально, чтобы сохранить внутренний озелененный двор, который будет доступен для каждого. А что в итоге? «Было только одно мнение — мы против», — говорит он.

Этот протест тоже удалось утихомирить. Но и вторая волна общественной активности для власти стала неожиданностью. В итоге, инвестпроект стоимостью около 1,5−2 млрд рублей, скорее всего, сорвется.

Митинг в Барнауле 4 ноября 2019 года.
Юрий Красильников.

«Давайте представим себе ситуацию с Radisson лет пять назад. Было бы такое? Я сомневаюсь», — осторожно удивился Владимир Буканов, зампредкомитета по строительству и архитектуре Барнаула.

Сюжет третий: торговые центры съедают парки

Новые «зеленые» (к тихой российской партии зеленых они не имеют отношения) не верят ни бизнесу, ни власти. Их упрекают в том, что они мешают инвесторам с их миллиардами и тормозят развитие экономики. Кое-кто — по моде последних лет — ищет иностранный след.

Но из слов барнаульской активистки Татьяны Труфановой, в общем-то, ясно, откуда это недоверие. Торговые центры, парковки, жилые комплексы съедают зеленые территории. Деньги на деревья не находят нужным тратить даже богатые собственники.

«Посмотрите на „Сити-центр“. Рядом — несколько „скрученных“ яблонек. Что мы видим около ЖК „Анастасия“ на проспекте Красноармейском? Там очень дорогое жилье. И только одно деревце.

Берем квартал, который отстроил „ПР-холдинг“ рядом с Покровским собором. Очень приятный получился жилой комплекс. Но он предполагал озеленение. Прошло уже около четырех лет — его нет. Вот „Гэлэкси“, слава богу, построил себе линию из сосен», — перечисляет она.

«Сити-Центр».
«Сити-Центр».

И вот сейчас Труфанова и ее коллеги бьются за мораторий на застройку зеленых территорий, как это сделали в Рязани в 2008 году. Надо поставить все озелененные участки на учет — иначе недосчитаемся в Барнауле и того, что осталось.

Сюжет четвертый: светлые идеи сбросили с корабля истории

Между тем, ещё в доперестроечные годы в Барнауле разработали сеть парков и зеленых коридоров. О том, чтобы в городе развивались зелёные зоны, высаживали аллеи и скверы, заботились неглупые люди… Но в 1990-е годы светлые идеи озеленения сбросили с корабля истории — и наши «вишневые сады» пошли под топор.

«Строятся новые кварталы и микрорайоны, но там вообще не предусмотрена инфраструктура для отдыха людей, озеленение отсутствует. Люди, запертые в бетонные джунгли, не могут реализовать свое право на благоприятную окружающую среду», — констатировал Алексей Грибков, модератор тематической площадки ОНФ «Экология».

Архитектор Андрей Атаджанов посчитал: территория парка им. Ленина утрачена на 77%, парка 50-летия СССР — на 72%, парка «Юбилейный» — на 64%, парка «Изумрудный» — на 37%. По его оценкам, в озеленении нуждаются 150 кв. км городской территории.

Парк Юбилейный. 1980-ые годы.
Александр Антошкин

«Благоустройство города — фактор, который влияет на людей. Молодежь решает покинуть город, если ее не устраивают достаточно вещественные факторы — могут ли они пойти куда-то и отдохнуть. И в этом смысле город деградирует», — считает Андрей Атаджанов.

Сюжет пятый: копилось и прорвалось

Впрочем, в этом смысле непонятно, что случилось в 2019 году? Почему после долгих лет молчания люди пошли на площади? Владислав Вакаев, депутат АКЗС и директор «Фонда имущества края», считает: накипело.

«Мне чисто по-человечески жаль инвесторов Radisson, которые попали на острие общественного удара просто потому, что накипело все, что продолжалось 30 лет. Напряжение которое копилось годами», — объясняет Вакаев.

Владимир Буканов уверен: общие решения находить надо — но стороны не хотят идти навстречу друг другу. «Все четко делят: это бизнес, это экология, и никто не хочет договариваться. А время договариваться пришло», — говорит муниципальный чиновник.

Юрий Красильников.
Юрий Красильников.

Сюжет шестой: улица, плакаты, митинги

Со своей стороны, активисты упреков чиновника не принимают.

«Договариваться мы как раз хотим. Возьмем ситуацию со сквером на площади Сахарова. Нам говорили городские и краевые чиновники: будем принимать решение с учетом мнения общественности. Вы, может, на сайте мэрии Барнаула проводили опрос? Или в избирательную комиссию города подали документы, чтобы референдум провести?

Нам никаким образом слова и не дали. Извините, нам осталось только — улица, плакаты, митинги», — сказал Юрий Красильников, еще один активист.

Владимир Буканов заверяет: у власти самые хорошие цели. «Мы хотим наши деградирующие территории приводить в порядок», — говорит он.

Озеленение.
Фото из архива ООО «БВК»

«На самом деле проводится колоссальная работа. По всему городу ежегодно высаживается намного больше деревьев, чем сносится. Озеленением занимаются разные компании — например, ресурсоснабжающие организации», — дополнил его Иван Гармат, зампред городского комитета по дорожному хозяйству и благоустройству.

Но Татьяна Труфанова в добрые намерения чиновников, похоже, не верит. «Мы понимаем, что задача чиновников — находить лазейки. Они будут неминуемо. Наша задача — вовремя реагировать и ставить преграды», — заявляет она.

Сюжет седьмой: поиск баланса, который пока не находится

Площадку для Radisson городские власти сейчас усиленно ищут. Правда, по словам Ивана Лужаева, все, что пока было предложено, тоже занято скверами.

«Если мы в нашем гигантском городе не сможем найти площадку для гостиницы — это просто смешно. Смешно и печально. И это будет означать, что Барнаул не дорос до серьезных инвестиций», — сказал один из участников.

Но пока непонятно, как действовать власти, если еще один крупный инвестор натолкнется на протесты и будет вынужден оправдываться, что он не захватчик. Да в самом Radisson вряд ли в восторге от того, что предварительные договоренности с краевыми властями не соблюдаются.

В ОНФ, резюмируя итоги переговоров, все же решили: до примирения сторонам еще далеко. Пока выбор стоит категорично: или парки — или строительство, или лес — или рабочие места. И надо как-то постараться найти баланс интересов.

О чем еще говорили участники

Алексей Грибков, эксперт ОНФ, эколог.
Анна Зайкова.

О роли маленькой строчки

Алексей Грибков,
модератор тематической площадки ОНФ «Экология»:

ОНФ в свое время озвучил идею создания вокруг самых крупных городов зеленого щита — лесопаркового зеленого пояса. Инициатива прошла все процедуры, предложения обсудила Общественная палата края, АКЗС приняло соответствующее постановление о создании лесопаркового зеленого пояса. Затем минприроды края должно было установить границы этого пояса.

Прошло два года — границы так и не установлены. Росреестр обнаружил, что он не может поставить на государственный кадастровый учет зону с особыми условиями использования территории, так как нет соответствующей строчки в статье 105 Земельного кодекса РФ. Добавить строчку должны на федеральном уровне. Но пока это так и не сделано.

Юрий Пургин.
Анна Зайкова, altapress.ru

О спокойной жизни чиновников

Юрий Пургин,
сопредседатель реготделения ОНФ:

У Александра Ракшина была мечта: на месте базы «Динамо», которая уже не соответствует времени, построить современное помещение, где можно было бы хранить велосипеды и лыжи, принять душ, где могли бы остановиться те, кто приехал в медкластер. Он хотел вложить порядка 300 млн рублей, понимая, что этот проект в ближайшие 15−20 лет не окупится.

Но ему говорят, что он должен заплатить много денег за землю — примерно столько же, сколько намерен инвестировать. Или что сосны ему никто не даст вырубить. Что он помешает городской парковке. Когда бизнес готов чем-то заниматься, всегда найдется тысячи причин, почему ему этим заниматься не надо. Сегодня любому чиновнику лучше не принимать решение, чем принимать. Спокойнее живется.

Юрий Красильников.
facebook.com/yury.krasilnikov.5

Об Обском бульваре

Юрий Красильников,
общественник:

Мы всегда рисуем генплан и никогда в него не смотрим. Это наша чисто барнаульская фишка. Приходит Radisson и говорит: я принес вам миллиарды. А мы на карту смотрим — а где у нас нарисован Обской бульвар? Я посмотрел — туда можно все спорные проекты засунуть.

И у нас будет замечательный бульвар. Там будет и Radisson, и новый корпус АлтГУ — 500 метров всего от спорного места. И вертолетную площадку для медкластера вы тоже там сделайте. Меньше километра до краевой клинической больницы скорой помощи, которая находится как раз на проспекте Комсомольском.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость