Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Нервное 19-е. Что происходило у барнаульского развала на Эмилии Алексеевой на следующий день после трагедии

Дом-смертник огорожен красными лентами. Пекло. Продавец кваса Светлана Патаруева вновь и вновь рассказывает о своем вчерашнем потрясении.

Дом №33 по улице Эмилии Алексеевой.
Дом №33 по улице Эмилии Алексеевой.
Марина Кочнева

Светлана Патаруева,
продавец кваса:

Потемнело, громыхнуло, я думала — гроза. И вдруг накатывает страшная пыль с места аварии. Я за бочку спряталась, хозяин, приехавший за выручкой, в машину свою убежал. Спустя несколько минут я подошла к этому дому и первое, что бросилось в глаза — разваленная надвое детская кроватка. Вокруг обломков дома уже стояла куча любопытствующих. Некоторые мужчины пили пиво и одновременно снимали все на телефоны. Это меня взбесило, МЧСников еще не было, и никто не кинулся разгребать завалы, под которыми могли быть люди…

До этого видела по телевизору сюжет, где жильцы жаловались на трещины в стенах…

Потом еще кто-то из полиции подходил квас пить. Отвечая на вопросы, сказал: «Да ничего страшного, разберут дом и все». Меня это покоробило: как ничего страшного, люди же погибли…

Дом похож на раненого бойца с выпавшими кишками. Вроде чуть дышит, но уже приговорен.

— А что, здесь теракт был?- спрашивает кто-то из зевак.

— Это теракт наших властей, — отвечают ему, добавив пару крепких слов в адрес всех администраций.

По словам жильцов дома на Эмилии Алексеевой, 33, еще в 2011 году у них на руках было заключение о том, что есть риск обрушения второго подъезда.

Елена Маликова,
одна из жильцов разрушенного дома:

В ноябре 2011 года фирма «Стройинжиниринг XXI», осмотрела квартиры №№ 8 и 11 в нашем доме и выдала заключение о том, что в любой момент могут обрушиться перекрытия второго подъезда. В 2012 году межведомственная комиссия приняла решение о необходимости реконструкции дома. Муниципалитет при этом заявил о ремонте одной стены. Жители отказались от такого ремонта, признали его нецелесообразным. Главный инженер подрядной организации и на собрании жильцов и мне лично сказал, что не даст гарантии того, что дом после этого ремонта не обрушится. Людям при этом предлагали переехать из их обихоженных квартир в грязные, дурно пахнущие комнаты с тараканами на Силикатной, 7, куда очень сложно добраться. Я вчера увидела это жилье и пришла в ужас. Мы всеми силами пытались добиться здравомыслящих решений властей.

Увидев спасателей, Елена просит открыть форточку или разбить окно в ее квартире на первом этаже — там остался кот Кариб. Вход в опасный подъезд закрыт. Спасатели берут длинную ветку, подносят ее к форточке, зовут кота, тот не выходит.

«Позже сделаем еще одну попытку», — обещают МЧСники хозяйке.

Воздух нагревается все больше. Еще сильнее раскаляются нервы пострадавших людей.

Татьяна Алексеевна,
одна из жильцов разрушенного дома:

Вчера по всем каналам передали, что для пострадавших будут организованы горячие обеды. Сегодня я с четырех утра здесь. Говорю девчонкам-соседкам: «Пойдемте, они говорили, что нас будут кормить в центре соцзащиты на Эмили Алексеевой, 34а». Приходим и слышим недовольное: «Угомонитесь, ничего у нас нет. Только один чай». Было такое ощущение, что мы попрошайки. Развернулись и ушли. У кого из соседей были деньги, купили всем по бутерброду в ближайшем кафе.

— Такое ужасное чувство было после этой недружелюбной встречи, — поддерживает Татьяну Алексеевну ее соседка Юля. — Я теперь понимаю бомжей…

Татьяна Алексеевна,
одна из жильцов разрушенного дома:

Ночевала у сватьи, та тоже в аварийном доме живет, страшно. И всю ночь эта картина была в голове, как на Люду — соседку — балка падает: я же как раз в гостях у нее была, как все затрещало. Внучку ее я успела вытолкнуть, а Людмилу не могла спасти…

Одна из девушек рассказывает, что в доме жила ее сестра Оксана, что бог отвел ее, ушла утром с малышом в гости. Вечером 18 июля, по словам девушки, сестру забрала к себе дочь погибшей женщины. У той тоже грудной ребенок.

По словам пострадавших, многие не услышали о том, что для них были приготовлены пункты временного размещения.

Татьяна Алексеевна,
одна из жильцов разрушенного дома:

Я бы лучше пошла туда, чем в такой же аварийный дом к сватье. Но после случившегося нас прежде погнали в полицию давать показания. Мы все в стрессе, сначала бы разместили где-нибудь, дали передых… Про то, что были временные пункты размещения, я услышала по телевизору.

От наплывающей духоты начинает кружиться голова. Кто-то из жильцов предлагает другим квас. Бутылка быстро опустошается. Во втором часу дня у разрушенного дома появляются люди в галстуках. Среди них Александр Алексеенко, замглавы города по городскому хозяйству. Он сообщает, что дом в ближайшее время будет разрушен, а сейчас свои вещи из дома могут забрать только жильцы третьего подъезда.

Александр Алексееенко,
замглавы администрации города:

Первый и второй подъезд никто открывать не будет. Это решение КЧС. Спасатели уже вытащили оттуда собаку. Так как больше ни одной живой души там нет, кроме микробов, никто рисковать не будет. И вас не будем запускать, на кону стоят ваши жизни.

— Там еще кот есть, — говорю, но мой голос теряется в шуме дальнейшего обсуждения.

Господин Алексеенко сообщает также, что у собственников квартир будет право выбора двух вариантов: либо через выкуп их квартир администрацией города (что, по словам чиновника, и долго и невыгодно), либо через договор мены, когда собственник заключает договор с администрацией района о том, что не настаивает и не требует выкупа квартир, а просит предоставления нового жилого помещения взамен утраченного.

По этой схеме, по словам Алексеенко, подобрать квартиры можно будет за три-четыре месяца. Чиновник уверяет, что переселенцы из ветхого жилья не живут в маневренном фонде больше года.

Тем пострадавшим от аварии, которые не могут найти временного пристанища у родственников и знакомых, предлагается переселиться в маневренный фонд. Это жилье на улице Силикатной, 7 и несколько комнат в общежитиях и коммуналках. В процессе обсуждения выясняется, что в помещениях Силикатной нет света, зато есть мыши и тараканы, что некоторые комнаты общежитий, адреса которых предложила администрация, уже заняты другими людьми.

Представители жилотдела городской администрации в ответ на возмущение людей, зазря проехавших по этим адресам, пожимают плечами: «Ошибочка получилась, не проверили».

Это не единственная несостыковка в действиях городских чиновников в этот день. К примеру, людям выдали памятки, в которых говорится, что паспорта сделают бесплатно, с другой стороны, при мне чиновник, сидящий в центре соцзащиты, объяснял кому-то из них, что за госпошлину придется платить.

Надо отдать должное, чиновники пытаются провести работу над ошибками. Во второй половине дня в центре соцзащиты на Эмили Алексеевой, 34а пострадавших встречают уже более приветливо, предлагают сварить пельмени. «Нам бы воды, в горле пересохло», — говорят измученные люди. Им тут же молчаливо наливают воду из маленького графинчика.

Благодаря упорству некоторых молодых мам, Александр Алексеенко на другой день все же находит для них иные варианты временного жилья, более приемлемые, чем ад на Силикатной, 7. Для Елены Маликовой и ее сына, например, уступает свою приемную депутат Александр Черданцев.

Жильцам первого и второго подъезда, которые не смогли забрать вещи, обещана компенсация в 100 тысяч рублей. Документы людям обещают восстановить быстро и бесплатно.

И еще одна маленькая позитивная новость из этого нервного дня: испуганного кота Кариба с помощью полиции все же удалось выманить на форточку и снять оттуда.

«Дом давно уже клонило»

Галина Шумских,
жительница злополучного дома, восемь месяцев назад переехавшая в маневренный фонд:

Я согласилась на этот переезд, потому что уже испугалась за жизнь ребенка. Мне предложили в итоге комнату в доме на улице Первая Западная, 44. Здесь тоже деревянные полы, в пристройке к дому, соседи говорят, крыша протекает и пол ходуном ходит, но я в принципе довольна и чувствую себя в большей безопасности. В квартире на Эмили Алексеевой, у меня в комнате уже швы расходились, подоконник был перекошен. Потом я, приходя туда, советовала всем соседям переезжать, но они почему-то не захотели. Осенью возле дома поставили строительные леса, потом их убрали. Не знаю, почему дом предлагали ремонтировать, а не сносить. Его японские военнопленные еще строили, дом давно клонило в сторону.

За два часа до трагедии я была в своей квартире на Эмили Алексеевой, 33. Соседка позвонила: у нее стеклопакет лопнул. Я приехала, зашла в свою комнату, осмотрела и поехала обратно. А через два часа моя квартира рухнула…

P.S. Ночью 21 июля от жителя многоквартирного жилого дома по улице Петра Сухова, 47 поступила информация о трещине в стене дома. МЧС Алтайского края сообщает, что дом аварийный, двухэтажный, кирпичный, 26-ти квартирный (всего проживает 40 человек, в том числе 8 детей; 4 квартиры нежилые). Здание построили в 1956 году.

В свете последних событий на параллельной Петра Сухова улице Эмилии Алексеевой, где от обрушения дома погибли два человека, жильцов здания эвакуировали.

Сообщается, что после обследования здания было принято решение отселить жильцов квартир № 11, № 19 и № 24 (всего 10 человек) в «Территориальный центр социальной помощи семье и детям Октябрьского района Барнаула».

Справка

18 июля около 17.50 на улице Э. Алексеевой обрушилась стена 16-квартирного жилого дома № 33.

ЧП произошло около 17.50. Есть жертвы: погибли двое. Их личности установлены: Людмила Достовалова 1949 года рождения и Валерий Жуков 1953 года рождения.

На место происшествия выезжали сотрудники служб экстренного реагирования. Часть улицы оцепили сотрудники полиции. На месте работали спасатели и врачи. Были задействованы 237 человек и 58 единиц техники, из них от МЧС 181 человек и 30 единиц техники. Спасатели регулярно устраивали минуты тишины, чтобы услышать, не зовет ли кто-то на помощь. Место ЧС было оцеплено, движение автотранспорта перекрыто. Согласно данным МЧС, из дома вывели 38 людей, 8 жильцов на момент обрушения отсутствовали. Все 46 человек находятся в Территориальном центре социальной помощи семье и детям Октябрьского района (ул. Э. Алексеевой, 34-а).

В официальном комментарии управляющей компании «Доверие», которая занимается этим зданием, сказано, что «жильцы отказались от переселения». Вечером того же дня СУ СКР по Алтайскому краю сообщил, что возбуждено уголовное дело по факту гибели двух человек. В ЧП прослеживаются признаки преступления, предусмотренного статьёй «Причинение смерти по неосторожности двум или более лицам».

Уже утром 19 июля стало известно, что обрушившийся дом восстанавливать не будут, здание снесут. Губернатор Алтайского края Александр Карлин дал поручение выделить из резервного фонда 50 тысяч рублей на каждого члена семьи, прописанного в пострадавшем доме, и по 500 тысяч рублей родственникам каждого погибшего. Деньги будут перечислены в течение дня 19 июля на счет администрации Барнаула для последующего направления жильцам. Аналогичные суммы должна выделить и городская администрация. Краевой следком проинформировал, что в рамках расследования уголовного дела по факту обрушения трёхэтажного дома по улице Эмилии Алексеевой в Барнауле, следователи провели обыски в администрации Октябрьского района города, комитете жилищно-коммунального хозяйства Барнаула и управляющей компании «Доверие».

Дом по-прежнему находится под охраной полиции.

Фоторепортаж и видео с места событий.

Смотрите также
Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость