Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Что помогает расти сельскому туризму в Алтайском крае

В 2009 году сельским туризмом в Алтайском крае занимались владельцы 78 объектов размещения. В нынешнем году (удачном для алтайского туризма в целом) таких насчитывают уже 175. Это официальная статистика. Однако, по словам участников рынка, на деле так называемых «зеленых домов» в регионе гораздо больше. Поскольку эта туристическая подотрасль сегодня не регулируется законом, в ее рамках вам могут предложить и благо­устроенный коттедж, и избушку без водопровода. Корреспондент «СК» пообщался с участниками этого стихийного рынка и выяснил, как сделать «домик в деревне» своим бизнесом.

Сельский туризм.
Сельский туризм.

Сельский туризм, агротуризм — названий у понятия много, но официальной трактовки у него в России не существует. Условно это отдых в сельских домах, возможность окунуться в деревенскую жизнь после городской. С тех пор как в крае реализовали целевую программу по развитию сельского туризма в 2009—2012 годах, наиболее активные хозяева «зеленых домов» смогли серьезно продвинуться в развитии. Например, Лариса Пастухова, хозяйка усадьбы «Постоялый двор» в Чарышском районе, получила 220 тыс. рублей гос­поддержки. А Александру Кокорину из Смоленского района выдали субсидию примерно 700 тыс. рублей, чтобы возместить расходы на строительство усадьбы.

Эти люди — среди наиболее деятельных владельцев сельских домов для туристов, которые вкладывают в их развитие много сил. Для семьи Ларисы Пастуховой туризм — основной источник дохода. Поэтому она регулярно участвует в отраслевых выставках и семинарах и размещает информацию о себе в интернете, используя любой шанс рассказать о своем «Постоялом дворе».

Юрий Захаров: «В Алтайском крае нет ни одного муниципального образования, куда бы не поехал турист»

Пастухова организует для гостей авторские экскурсии и подключает к работе других жителей своего села Сентелек. Она также предоставляет выбор туристам с разными запросами: из трех домов в ее усадьбе один с туалетом и душем внутри, два других — с удобствами на улице, а для самых непритязательных есть кемпинг возле реки Чарыш. «Постоялый двор» расширил границы турсезона и стал принимать гостей с мая по октябрь. Причем заранее бронируют не только выходные, но и будни.

«Пять лет назад мы купили заброшенный дом 1939 года постройки в центре села на 16 сотках земли. Отреставрировали его и начали принимать гостей. Сложно сказать, сколько было вложено, — не менее 600 тыс. рублей (сюда входит не только покупка дома, но и его реконструкция, баня, беседка, благоустройство территории и т. д.), — рассказала хозяйка „Постоялого двора“.— Сейчас на усадьбе три гостевых дома ручной рубки. Загрузка — до 16 человек. Но чтобы гостям было комфортнее, мы ограничили вход до 10 человек. Мы сотрудничаем с 20 жителями села: кто-то поставляет для туристов деревенские продукты, кто-то экскурсионные услуги. Для них это дополнительный заработок. Много экскурсий придумали мы сами, пока первые три года работали самостоятельно. В горы, на маральники, в археологический комплекс „Царский курган“ и т. д.».

Сельский туризм.

Природа и простота

Но далеко не все владельцы «зеленых домов» посвящают им все свое время. Для многих прием туристов — не основной источник дохода. Например, пенсионер Андрей Покидько в Алтайском районе просто сдает туристам летние домики с удобствами на улице (может принять до 20 человек). Продвижению он внимания не уделяет, экскурсий не организует — его устраивает нынешнее положение вещей. В итоге же отмечает, что сезон у него короток: июль-август. Так же дела обстоят у Елены Марковой из Солонешенского района. Хотя она сдает дом, доставшийся в наследство, уже седьмой год, количество отдыхающих у нее не растет и зависит скорее от случайных факторов. В прошлом году, например, в ее усадьбе побывало больше гостей, чем в нынешнем солнечном сезоне: два месяца там жили рабочие, которые чинили мосты после наводнения.

«Это связано с тем, что сельский туризм для нас скорее побочное дело, — пояснила Маркова.— У меня основное место работы— в этнокультурном фольклорном центре. Мы особо не занимаемся рекламой».

Основным способом продвижения для большинства усадеб является сарафанное радио. И при удачной погоде летом такого пиара достаточно, чтобы обеспечить тот небольшой турпоток, который им требуется (200−600 человек за сезон). Приезжают в основном сибиряки, но бывают и столичные гости, и иностранцы. Большинство из тех, кто осознанно выбирает отдых в деревне, не смущают неблагоустроенные дома.

«Этим людям хочется природы и простоты, — говорит Лариса Пастухова.— Я всегда стараюсь максимально подробно проговорить с гостями по телефону условия, в которых им предстоит жить. Человек должен понимать, что едет в сельскую местность, где туалеты в основном на улице. Если я понимаю, что у туриста запросы, которые мы не удовлетворим, я подсказываю ему место, которое подойдет ему больше».

Сельский туризм.

Обязательные козы

Что значит быть хозяином усадьбы для туристов? По запросу гостей самостоятельно заниматься приготовлением пищи (привлекая помощников только в случае большого наплыва туристов), уборкой и стиркой, лично быть на связи со своими отдыхающими. Владельцы турбаз делегируют все эти обязанности администраторам, горничным, поварам. Но хозяин усадьбы не может себе этого позволить.

Он участвует и в досуге своих постояльцев. «Планы на отдых проговариваем заранее. Гости или хотят просто сидеть и отдыхать, или куда-то съездить. Они озадачивают меня, и я исполняю запрос, — говорит владелица „зеленого дома“ в Солонешенском районе Елена Даренских. — Например, они хотят посмотреть на водопады или Денисову пещеру. Им нужен транспорт — я нахожу водителей. Потом готовлю баню к их возвращению. Я и сама показываю им местные достопримечательности, если попросят».

Преобразователь деревень рассказал, как возродить алтайскую глубинку

Также владельцам большинства «зеленых домов» приходится заниматься личным подсобным хозяйством: держать кур, коз, коров и другой домашний скот. Во-первых, это позволяет предоставлять гостям свежие сельхозпродукты и показывать, как их производят, что является частью антуража сельского туризма. Во-вторых, это источник дохода многих усадеб зимой.

«Раньше держали коней, но люди не особенно хотели на них ездить. Им было достаточно просто оседлать их и сфотографироваться. Так что мы продали коней. Сегодня мы занимаемся козоводством, варим сыр. Моя супруга училась этому делу в Чехии и Франции, — рассказал Александр Кокорин. — Разработали свои гастрономические туры. У нас есть особый французский котел на 80 литров, в котором мы варим сыр. Гость может поучаствовать в приготовлении, у нас разработаны для этого мастер-классы».

Зато хозяевам сельских усадеб для туристов не нужно проходить проверки надзорных органов. Большинство из них не регистрируются в качестве средств размещения, чтобы регулярно проходить контроль на предмет соблюдения санитарных и противопожарных норм. Из-за неясности в законодательстве непонятно, где им становиться на учет. Сами они не горят желанием это выяснять.

«Я категорически против таких проверок. Если нас поставят в рамки турбаз, можно сразу закрываться, — считает Кокорин. — Мы в этом году принимали гостей на форуме АТР, у нас жили иностранцы. К нам попытались прийти надзорные органы. Но благо мы зарегистрированы как ЛПХ, так что я их отправил восвояси. Вы захотели, чтобы мы приняли людей? Да. От них жалобы есть? Нет. Ну и все!»

Сами по себе

Резонансные случаи жалоб со стороны постояльцев «зеленых домов» неизвестны. Они обычно сами находят такие места размещения — в интернете, по совету друга или просто по ходу путешествия. С турагентствами хозяева усадеб почти не сотрудничают, поскольку не хотят платить им комиссию за услуги. Поэтому туристу в вопросе безопасности деревенского отдыха сегодня можно полагаться только на себя и на совесть хозяина усадьбы.

Горшочек, вари! Как мастера в Белокурихе превращают глину в зарплату

«Опасность тут есть в возможном введении в заблуждение потребителя и некачественных услугах, несоблюдении минимальных требований к проживанию. Например, можно отдыхать и в курятнике из расчета два квадратных метра на человека, — говорит Татьяна Малышева, председатель ассоциации „Алтайское гостеприимство“. — Если ты входишь в бизнес, ты должен соответствовать требованиям, предъявляемым данной сфере услуг. Это как с продуктами питания: если собственник производства заявляет, что делает докторскую колбасу, в ней должна быть определенная пропорция свинины и говядины высшего сорта. И если собственник заменяет ингредиенты на более дешевые, разве соблюден тут заявленный уровень качества?»

Но хозяева сельских усадеб утверждают, что, если будут предоставлять некачественные услуги, об этом быстро станет известно. И на следующий год они останутся без туристов. Поэтому нынешние условия развития сельского туризма в крае участники этой сферы считают наиболее благоприятными. И желают улучшения только российским дорогам.

Горячая вода и один стул

Несмотря на то что понятие сельского туризма в законодательстве не зафиксировано, с 1 сентября 2015 года впервые вступит в силу ГОСТ «Общие требования к индивидуальным средствам размещения». К таким относятся сельские коттеджи и дома с прилегающим участком земли, которые сдаются в аренду как круглый год, так и по сезонам. К ним устанавливают следующие требования: круглосуточное горячее и холодное водоснабжение, наличие питьевой воды и санузлов в средстве размещения, минимальная площадь на одного человека — 4 кв. метра, наличие отопления, наличие не менее одного стула на проживающего, услуги бани и т. д. Однако, как и другие ГОСТы, этот стандарт будет носить рекомендательный характер.

Мнение эксперта

Наталья Гордеева,
директор компании «Алтайтурист»:

Сельский туризм.
Сельский туризм.
Сельский туризм — это фактически быт на природе. Он предназначен для ограниченного количества человек. Дома, рассчитанные более чем на 20 человек, — это уже туркомплекс. Сегодня то, что сельский туризм не обозначен в правовом поле, не считают проблемой. Пока гостей таких усадеб все устраивает, наверное, так и будет. Я вижу в этом проблему: мне как юрлицу невыгодно работать с такими «зелеными домами», потому что многие из них никак не оформлены юридически, принимают расчеты только наличными. Некоторые из них замечательно себя чувствуют, потому что не платят налоги с получаемого дохода. Статистику, которая существует по сельскому туризму, надо увеличивать минимум на 50% — не все заявляют о себе официально.

Справка

«Искры надежды российских деревень» — проект, направленный на развитие гражданского общества в российской глубинке через обучение и поддержку активистов сельских территориальных общественных само­управлений (ТОС).

Инициаторы проекта выявляют активных общественных и бизнес-деятелей в регионах, чтобы помочь им информационно (через консультации экспертов, семинары и вебинары, общение между собой) и распространить положительный опыт. Исполнитель проекта — АНО «Экоцентр „Заповедники“» (Москва) при поддержке региональных партнеров. Пилотные регионы, где реализуется проект, — Архангельская, Владимирская, Калининградская области, Краснодарский и Алтайский края и Республика Алтай, Воронежская и Самарская области.

Факты

  • 23,9 млн рублей составило финансирование программы «Развитие сельского туризма в Алтайском крае» на 2009−2012 годы из краевого бюджета.
  • 350−400 рублей — средняя цена на размещение в «зеленом доме» для одного человека в сутки.

Материал подготовлен при содействии проекта «Искры надежды российских деревень. Ресурсный центр поддержки сельских ТОС».

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Комментарии
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Расскажи новость