Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Геобытовуха

Андрей Никитин
Андрей Никитин
Олег Богданов

Обычные женщины, обычный ребенок, ничего в них такого особенного. Суетятся на Красноармейском проспекте, спрашивают у прохожих:

— А как проехать отсюда до шинного завода?

Прохожие пожимают плечами. Я останавливаюсь, говорю:

— На трамвае можно, на единице, кажется. Но это очень долго.

— Да ладно, главное — доехать…

Улавливаю в говоре некие южные нотки. А, да, не наша «г»!

Шинный завод, приезжие… Что-то щелкнуло у меня в голове — беженцы! Точно, у нас же корреспондент с ними общалась, как раз живут на шинном.

Пока говорил с одними беженками, другая общалась с кем-то по телефону.

— Проехал он остановку, не знает теперь, как добраться до этого завода! — говорит она своим.

— Ну пусть сядет и обратно едет.

— Да у него же денег нет.

— Так пусть пешком идет.

Одни в чужом городе за тысячу километров от разбитой войной родины. Никого родных, никого знакомых, куда пойти, кого спросить… Живут на заводе, женщины устроены, мужики ищут работу.

— Они у нас работящие, честно, шахтерами были, сварщиками могут…

— Спасибо, подарили проездной, теперь мальчик в школу может ездить.

— Трудно учиться у нас?

— Трудно. Но вы не подумайте, он у нас хорошист, но здесь программа другая.

Да здесь все другое. Представляете, все! Они живут среди нас, они такие же, как мы, но в бытовом плане, в каких-то мелочах, из которых складывается их повседневная жизнь, — они на другой планете. Здесь нет привычных продуктов, здесь незнакомые люди, здесь другие законы. Здесь непонятные цены и чужие деньги, в которых еще пойди разберись и которых катастрофически мало. И уже холодно. Холоднее, чем обычно дома. И что там впереди? И ты один на один с чиновниками, которые, может быть, и хорошие люди, и относятся к тебе с пониманием. Но это чиновники, и что положено по закону — 100 рублей в день, то и положено. Не будут же они тебя за руку водить каждый день и объяснять, где остановка трамвая, идущего на шинный.

Да, здесь не стреляют. И в школу вот устроили. И даже выделили какое-то жилье. Но вы представьте, что лично вас сейчас выбросили куда-то в неведомые дали с одним рюкзачком и сказали, ну, живи как хочешь. А что тут, как? Ладно, не пропаду, буду вагоны разгружать… А где эти вагоны? А как до них доехать? А что такое 15 рублей на трамвай — это много или мало?

Столько мелочей, от которых голова идет кругом. И если бы только эти мелочи. А ведь висят над тобой и такие глыбы: а как зимой тут? Или — а что если с этим жильем не получится? Или — а не обманут с работой мужиков?

Вот хорошо сидеть и рассуждать о геополитике, когда есть где сидеть и с кем рассуждать. И думать про 15 рублей за трамвайный билет особо не надо. О геоэкономике хорошо рассуждать. А представьте, швырнут вас лично эти геополитики и геоэкономисты (да не важно, чьи) в какую-то тьмутаракань непонятную и останетесь там один на один с геобытовухой. Ужас. Да еще и дети с тобой.

Большая просьба ко всем, кто может им чем-то помочь, — помогите. Работой ли, вещами, просто советом или помощью по обычной адаптации в нашем городе, чтобы он стал и их городом. Если вы знаете, что где-то рядом есть беженцы, пусть не только эта семья, помогите им по-простому, как своим бы помогли.

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость