Жизнь

Как генерал из Ирака женился на русской женщине и обосновался в алтайском селе

В селе Полевом Немецкого национального района уже 10 месяцев живет бывший генерал армии Саддама Хусейна с тремя детьми. Кадим Аббуд женился на местной русской женщине Вере Сураевой. Altapress.ru побывал у семьи в гостях и выяснил, что сподвигло их на переезд и как они привыкают к новой жизни.

Вера Сураева и Кадим Аббуд, беженец из Ирака.
Вера Сураева и Кадим Аббуд, беженец из Ирака.
Анна Зайкова

Сменил бизнес на сельское хозяйство

Село Полевое, где живут 45-летняя Вера и 50-летний Кадим, находится в 35 км от райцентра Гальбштадт (более 400 км от Барнаула). Здесь у них есть свое жилье, огород и небольшое хозяйство: цыплята, индюшки, козлята. Дом у семьи Аббуд обставлен небогато, но все необходимое есть, везде чисто. От обычного сельского дома он отличается разве что обилием икон и распятий. Вместе с супругами здесь живут 65-летняя мама Веры и трое детей Кадима: 16-летняя Нур, 11-летний Мохаммед и 7-летний Хасан. Все они прекрасно помещаются в четырех комнатах.

Вера переехала в Полевое из Барнаула в 2014 году вместе с мамой после смерти отца. Оставшуюся в наследство квартиру им пришлось продать из-за финансовых трудностей. На вырученные деньги они решили свои проблемы и купили дом в селе. В 2017 году она познакомилась в соцсети с Кадимом, который вместе с детьми жил в Туле. Мужчина написал Вере первый, общался с помощью онлайн-переводчика. «Он очень красиво писал, делал комплименты. Очаровал меня», — вспоминает Вера.

Мужчина даже дважды приезжал в Полевое — в гости. Рассказывал о том, как живет, о троих детях. «Жалко мне их стало, я и позвала всех к себе. Ну и Кадим, конечно, нравился мне», — рассказывает Вера.

Беженцы из Ирака в алтайском селе.
Анна Зайкова

До того, как переехать в Россию, в Полевое, Кадим был обеспеченным человеком, но мирной жизни его семья не знала. Много лет он был военнослужащим в армии Саддама Хусейна. Кадим получил хорошее образование, поэтому дослужился до звания генерала. Во время войны с коалицией США он даже какое-то время был в плену.

Аббуд Кадим Обайд Аббуд во время военной службы в Ираке.
Аббуд Кадим Обайд Аббуд во время военной службы в Ираке.
из архива К. Аббуда

В составе военных делегаций Кадим неоднократно посещал Россию. Русские люди произвели на иракского генерала такое впечатление, что он решил принять христианство. Из-за этого шага мужчина был вынужден уйти со службы. После окончания боевых действий и свержения Хусейна Кадим занялся бизнесом, держал несколько магазинов и небольшую швейную фабрику.

Все это уничтожила очередная бомбежка — в стране до сих пор идет гражданская война. Бомба превратила в руины и дом, где жила семья Кадима. У него погибли отец и маленький сын. Кадим рассказывает, что пережил несколько покушений, в него не раз стреляли.

В конце концов ради безопасности детей мужчина решил покинуть Ирак. Его супруга и три старшие дочери предпочли остаться в своей стране, а Кадим с тремя младшими детьми в 2016 году переехали в Россию, в Тулу.

Беженцы из Ирака в алтайском селе.
Анна Зайкова

Иракская жена Кадима вышла замуж во второй раз. Она прилетала к детям в Тулу, но забрать их с собой не смогла: новому мужу они оказались не нужны.

Кадим рассказывает, что в Туле им приходилось тяжело: детей не брали в школу, были трудности с жильем. Мужчина даже попытался начать строительство своего дома, но познакомился с Верой. Терять ему было нечего, поэтому он с радостью принял ее предложение жить вместе. Они обвенчались в соседнем селе Протасово и зарегистрировали официальный брак в Барнауле.

От гугл-переводчика к чтению стихов

Кадим с детьми пытаются получить разрешение на временное проживание. Сейчас они имеют статус беженцев. Процесс получения новых документов затормозился из-за отсутствия денег. Все сбережения, которые Кадим брал с собой, уже закончились, а средства с его иракского счета банк выдавать отказался. Проблема в том, что если документы не будут готовы до Нового года, в январе их депортируют. В отделе миграции уже шли им навстречу: продлили срок пребывания в России. Пойдут ли второй раз — большой вопрос.

Кадим, беженец из Ирака.
Анна Зайкова

Зимой Вера и Кадим уезжали на заработки в Барнаул. Она работала в компании «Алтайхолод», а он строил ограду Центрального парка. Детьми все это время занималась мама Веры, Галина Анатольевна — учила их читать, писать и говорить на русском. Сейчас она пенсионерка, а раньше работала воспитателем детского сада. «Но зимой к ним пришли сотрудники органов опеки и пригрозили забрать детей: мол, бабушка с ними одна не справится. Пришлось нам вернуться», — рассказывает Вера.

Сыновья Кадима уже довольно бегло говорят на русском, хотя и с акцентом. Дети поют песни и читают стихи. В основном это поэзия религиозного содержания — ее сочиняет Вера в свободное время. Она также старательно прививает детям основы православия, водит их на причастие.

Главе семейства и его дочери Нур с языком пока приходится сложнее. Девочка запоминает русские слова, подписывая предметы в доме арабскими буквами. А над ее учебным столом висит целый ворох листочков со словами.

Справляться с русским языком детям помогают и в школе. С 1 сентября 2017 года все дети Кадима пошли учиться: Нур в 10-й класс, Мохаммед в третий, а Хасан в первый. Сельские дети за год сдружились с необычными одноклассниками. Хотя поначалу относились настороженно, и даже обзывали «черномазыми».

Анна Кубрина,
учительница Мохаммеда:

— Первое время, конечно, было сложно. Общались через гугл-переводчик. Арабским детям учить русский намного тяжелее, чем, например, европейцам, потому что они читают и пишут справа налево. Но ничего, осилили, и теперь Мохаммед уже пишет диктанты и решает домашние задания по математике на твердую «тройку».

Беженцы из Ирака в алтайском селе.
Анна Зайкова

Лучше сибирские морозы, чем война

Кадиму и его детям в Алтайском крае нравится. Сибирские зимы их не пугают. Первое время иракцы удивлялись, как в селе Полевом красиво и аккуратно: нетипичные для пустыни дома с фресками, черная земля и посаженные по линеечке огороды.

— Лето тепло! Зима нормально! И в снег работал! — говорит Кадим.

Мохаммед и Хасан говорят, что в Ираке не бывает снега и такой зеленой травы, как на Алтае. Зимой они впервые катались с горки. Веру дети зовут мамой.

Возвращаться в Ирак они не хотят. Кадим уверен, что в родной стране его просто убьют, и его сыновей тоже. К тому же в Полевом никто не бомбит дома и не стреляет, а в школе не лупят.

— В Ираке учитель линейкой по рукам бьет, если неправильно пишешь. В России учителя добрые, — рассуждает Мохаммед.

Бабушка Галя за непослушание иногда воспитывала мальчишек ремнем. Сейчас, говорит, они ведут себя хорошо и помогают по хозяйству, а Нур на кухне. К вниманию СМИ она относится скептически: считает, что они ничем этого не заслужили. Зато детям весело принимать гостей.

— Меня в школе называют «кинозвезда», — хвалится Хасан.

Беженцы из Ирака в алтайском селе.
Анна Зайкова

Отсутствие работы сильно угнетает семью Аббуд. Вера раньше поила телят на ферме за 6 тысяч рублей в месяц, но ушла из-за того, что этих денег на жизнь не хватало. Кадим перебивается случайными «калымами», официально его без документов никто устроить не может. А ведь работник из него хоть куда — иракский генерал может и строить, и железо варить, и ремонтировать бытовую технику, и землю пахать.

— У нас долги за коммунальные услуги, на мне еще кредит висит. Не знаю, где деньги брать, хоть в петлю лезь. Может, найдутся какие-нибудь состоятельные люди, которые смогут нам помочь, — надеется Вера.

Сейчас семья живет на пенсию Галины Анатольевны и социальные выплаты, которые выделяют Вере. Выживать им помогают жители Полевого. Директор местной школы взял детей на обучение, несмотря на отсутствие документов, и помогал семье с углем зимой, а местный терапевт оформила им медицинские карточки. Баптисты, живущие с ними на одной улице, давали продукты, а глава администрации Андрей Бедарев обещал выделить корм для скота.

Несмотря на тяжелую жизнь, Вера поддерживает президента России Владимира Путина и даже посвятила ему одно из своих стихотворений.

Сейчас семья Аббуд мечтает о своем фермерском хозяйстве. Другого варианта зарабатывать в селе они не видят. Но на это, как и на все остальное, нужны деньги. Кредит на развитие хозяйства им пока никто не одобряет.

В администрации села готовы и дальше помогать семье, но считают, что им стоит прилагать больше усилий для того, чтобы самим зарабатывать на жизнь.

Кто есть кто в семье Аббуд

Аббуд (Сураева) Вера — 45 лет;

Аббуд Кадим Обайд Аббуд — 50 лет;

Обайд Нур Кадим Обайд — 16 лет;

Обайд Мохаммедаль Джавад Кадим Обайд (Мохаммед) — 11 лет;

Обайд Ахмедальмустафа Кадим Обайд (Хасан) — 7 лет;

Кашенцева Галина Анатольевна, мама Веры, 65 лет.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость