Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Какая судьба ждет самое ценное строение Барнаула?

Призрак бывшего сереброплавильного завода то и дело мелькает в разговорах об уникальности столицы Алтайского края. По факту он в руинах и для «широкого зрителя» открылся только в середине апреля этого года, но о нем никогда не забывали. «Это же сердце города, памятник архитектуры федерального значения, с него начался Барнаул!» — не устают напоминать краеведы и историки. Горожане недоумевают: «Сердце города лежит в руинах. Кто вообще отдал его в частные руки?»

Барнаульцам впервые показали сереброплавильный завод.
Барнаульцам впервые показали сереброплавильный завод.
Анна Зайкова

Администрация Барнаула не так давно объявила, что собирается включить бывший сереброплавильный завод в состав создаваемого в краевой столице туристического кластера. Чиновники говорили, что собственник (агрохолдинг «Изумрудная страна»), мол, «пошел навстречу» и «готов обсуждать варианты». При этом в деталях о будущем ценного объекта краевая и городская власти сегодня говорить отказываются наотрез.

— Все решения по использованию территории завода и инвестированию в его развитие принимаются руководством предприятия-собственника, — сообщили в комитете по строительству, архитектуре и развитию Барнаула. Губернатор Александр Карлин на выставке «АлтайТур. АлтайКурорт» вопрос журналиста о судьбе памятника тоже счел неуместным: «Это все равно, что спрашивать вас, как вы будете обустраивать квартиру своих знакомых».

Однако у исторической собственности «Изумрудной страны» все же есть некоторое отличие от квартиры. Комплекс сооружений сереброплавильного завода Барнаула поставлен на государственную охрану указом президента России от 1995 года (до этого аналогичный акт принимал в 1974 году Алтайский совет депутатов трудящихся). А это значит, что следить за происходящим на территории комплекса органы власти должны. И что право собственности на этот объект по закону ограничено обременением.

Ксения Рябцева,
главный специалист отдела культурного наследия краевого управления по культуре и архивному делу:

Это охранное обязательство, в котором прописаны требования к содержанию и сохранению памятника и порядок производства ремонтно-реставрационных работ, расписанных по срокам.

Прошлым летом это ведомство провело на объекте проверку и выявило невыполнение «Изу­мрудной страной» обязанностей по его содержанию. Однако Рябцева оговаривается, что реставрационные работы изначально расписываются на очень длительный срок. А если собственник не укладывается, то срок можно и пересмотреть. Изъятие объекта и перепродажа на публичных торгах — крайняя мера, на которую сегодня точно идти не собираются.

Почем памятник?

Сейчас эксперты говорят, что «сердце города» продавали легально. Когда в 2000 году его (в качестве обанкротившейся спичечной фабрики) приобрела на торгах компания «Алтайкровля», моратория на приватизацию архитектурных памятников федерального значения не было. Он появился в 2002 году, а в 2008 году его вновь отменили. За это время так и не заработавшую снова «спичку» перекупила фирма «Алтайград». Планы ее директора Григория Гаврилова на исторический объект были широко растиражированы.

Архитектор Петр Анисифоров, работавший над тем проектом около полутора лет, вспоминает о Гаврилове с грустью.

Петр Анисифоров,
архитектор:

Он отнесся к делу серьезно и патриотично. Гаврилов сам заказывал у нас проект стоимостью около миллиона рублей, сам платил. На территории сереброплавильного завода должен был появиться небольшой город в городе. Хотели построить гостиницу с культурно-досуговым центром, в зданиях разместить выставочный зал. Но потом все это остановилось из-за финансовых затруднений «Алтайграда».

А вот у «Изумрудной страны», купившей «Алтайград» в 2009 году, на сереброплавильный завод видов не было никаких. Он просто оказался в числе активов «Алтайграда», среди которых в основном были проблемные сельскохозяйственные предприятия.

Константин Ганов,
бывший пресс-секретарь агрохолдинга:

Объект взяли в нагрузку и кое-какие работы там провели. Там текли крыши — их перекрыли. Кирпич сыпался — его укрепили. Внутри зданий были ямы — их засыпали. Компания изначально планировала провести на объекте широкий ремонт, не только консервацию. Сносить здания не собираются. Это понятно даже по тому, что для надзора за объектом компания наняла архитектора Александра Деринга, а он довольно дорогой профессионал. В прошлом году контракт с ним истекал, но, насколько я знаю, был продлен.

Деринг подтвердил, что около трех лет осуществлял авторский надзор за ходом ремонта на объекте. Однако с дальнейшим его участием в этом деле ясности нет: денег ему давно не платят. По словам Ганова, сегодня на заводе может идти речь лишь о вялотекущих мерах против окончательного разрушения памятника: у погрязшей в долгах и уголовных делах «Изумрудной страны» хватает других забот.

Александр Деринг,
архитектор:

Вообще-то, это самый ценный объект в городе. По сути — наш Кремль. При желании все там могло бы быть. Культурный центр, рестораны, торговля, даже концертные площадки — территория позволяет, и это могло бы сделать центр прибыльным. Но затраты на восстановление зданий, конечно, нужны колоссальные. Только реставрация выйдет под миллиард рублей.

Впрочем, хотя администрация Барнаула и не распространяется о будущем «нашего Кремля», проект городского туристического кластера она уже заказала и выделила на него миллион рублей. И сереброплавильный завод в том проекте есть. Исполнитель этого госзаказа ИнАрхДиз планирует завершить работу к осени. Сергей Боженко, один из руководителей рабочей группы, рассказал о том, что ее члены предложат сделать на территории бывшего сереброплавильного завода. Но заметил, что эти предложения пока мало что значат. И без принципиальной политической договоренности ничего значить не будут.

Каким могло бы быть сердце Барнаула?

Крепость и канатная дорога

Сергей Боженко,
архитектор проектного бюро «Пятое измерение»:

Пока есть только мысли вслух, но предложения такие: восстановить все объекты, находящиеся на территории, и сделать культурно-исторический центр. В планах воссоздание части водоспускного желоба на реке, строительство двух пешеходных мостиков через Барнаулку, обустройство берегов — восстановить бревенчатое берегоукрепление. Частично реставрировать старую деревянную крепость, которая была построена еще до завода. Хотелось бы зафиксировать самую первую улицу Барнаула, которая называлась Ряпасовская. Предложим создать также канатную подвесную дорогу, которая соединит территорию бывшего сереброплавильного завода и бывшей ВДНХ. Хотелось бы запланировать и частичное восстановление сада. В самих зданиях же, на мой взгляд, должна быть исключительно музейная экспозиция — нужно использовать помещения бывших фабрик под расширение краеведческого музея. Он ведь обладает такими запасниками, что рядом можно еще четыре таких музея поставить, площадей не хватает.

Центр серебряной провинции

Александр Целовальников,
член Союза дизайнеров России:

Памятник нужно восстановить и реконструировать, сделать красивое здание в красивом месте. И при этом, учитывая историческую специфику, можно было бы сделать нечто «серебряное»… Если вернуться к разговору о пресловутом брендинге города: бренд — это череда прилагательных. Барнаул — какой? На мой взгляд, Барнаул — серебряный. Потому что это была серебряная провинция России. В бывшем заводе можно было бы организовать ремесленные мастерские, какие-нибудь бутики, связанные с ювелирным делом. Позвать из средней полосы мастеров по серебряной финифти, наладить производство серебряной сувенирной продукции — медалей, монет и т. п. Консервацией в данном случае ничего не решить. В связи с чем обозревать эти развалины? Я понимаю — римские руины. Они куда более древние и гораздо сильнее заряжены историей. На барнаульском заводе Цезаря никто не убивал и гладиаторы не сражались. А вот то, что в нашем городе в свое время выплавлялось практически все серебро Российской империи, — вот это круто. Это уникальная вещь, и на этом можно было бы очень здорово сыграть.

Перерождения завода

1744−1893 гг. Барнаульский сереброплавильный завод выплавляет медь (первые несколько лет), затем — серебро. В 1893 году в связи со снижением объемов выплавки серебра и его стоимости завод закрыли.

1893−1941 гг. В бывшем сереброплавильном заводе располагается лесопильный завод.

1941−1990 гг. В цехи предприятия эвакуируют белорусскую спичечную фабрику «10 лет Октября». В 90-х в связи с падением спроса на спички и неконкурентоспособностью предприятие обанкротилось.

1990−2000 гг. Бывшая спичечная фабрика простаивает.

2000 г. Объект приобрела на торгах «Алтайкровля». Гендиректор холдинга Николай Рыжак заявлял о намерении возобновить производство спичек.

2006 г. Объект купила компания «Алтайград» во главе с Григорием Гавриловым, который впервые заявил о плане создать на месте памятника «историко-культурный центр».

2009 г. Бывший сереброплавильный завод продан агрохолдингу «Изумрудная страна» в числе других активов компании «Алтайград».

При подготовке материала использована информация из книги «Энциклопедия Барнаула» под ред. В. А. Скубневского.

Тонны серебра и груды этикеток

В комплекс сооружений Барнаульского сереброплавильного завода входили первая и вторая плавильные фабрики, рудоприемная контора, Дом горных офицеров, заводская ограда с воротами, плотина на реке Барнаулке, обжигательная фабрика. Все они — в списке памятников градостроительства и архитектуры федерального значения.

90% всего российского серебра выплавляли на заводе до середины XIX века. Среднегодовая выплавка составляла (приблизительно): в 1790-х — 7,3 тонны; 1830-х — 5,6 тонны; 1860-х — 4 тонны; 1870-х — 2,1; 1880-х — 1,9; 1891—1893 — тонну. Но в отдельные годы она достигала более 16 тонн.

После отмены крепостного права в 1861 году мастеровые Барнаульского сереброплавильного завода были освобождены от обязательного труда. В результате население города уменьшилось на тысячу человек (всего население Барнаула тогда составляло около 11 тысяч 600 человек).

Коллекционеры-филуменисты выделяют несколько десятков этикеток спичечных коробков производства Барнаульской спичечной фабрики. Среди них были такие надписи, как «Охраняйте полезных диких животных!», «Будьте осторожны на льду», «Решения XXVII съезда КПСС — в жизнь!», и другие.

Сделают ли из демидовского завода культурный центр?

В стенах первого капитального строения Барнаула в разное время плавили серебро, пилили лес и производили спички. Новую жизнь в виде историко-культурного центра для горожан и туристов бывший сереброплавильный завод все никак не может начать. По словам сотрудника краевого управления по культуре и архивному делу, это единственный памятник архитектуры федерального значения в Барнауле, который находится в частных руках. В данный момент — в случайных.

«Сердце Барнаула» досталось агрохолдингу «Изумрудная страна» в числе других активов компании «Алтайград». По закону, если такое историческое наследие и приватизируют, то на условиях его сохранения и восстановления. Однако сейчас компанию гораздо больше беспокоит возможность реструктуризации 20 миллиардов рублей долга «Россельхозбанку». О средствах на восстановление памятников старины говорить пока не приходится.

На место основания города уже водят экскурсии, но стоит ли рассчитывать, что там в обозримом будущем появится на что взглянуть, кроме развалин?

Смотрите также

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость