Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Жизнь

«Мне нужно сразу взяться за все». Как директор известной строительной компании в Барнауле внезапно стал художником

Два года назад директор компании «АВК Строй-Регион» Николай Вольский решил, что займется живописью, купил холсты, краски, подрамники — и стал творить. Хотя с тех пор, как он последний раз брал в руки кисть, прошло почти полвека. Сейчас ему 68 лет, он курирует весь ветеранский теннисный спорт в России и побеждает на соревнованиях, летом строит наружные коммуникации теплотрасс и водопроводов, а зимой стоит с кистью у холста.

В мастерской Николая Вольского.
В мастерской Николая Вольского.
Анна Зайкова.

С калымами и без

В детстве Николай Вольский учился в художественной школе. «Я рисовал всегда. Что увижу, все могу повторить на рисунке», — говорит он.

Его дядя был командиром правительственного корабля и однажды привез племяннику жутко дефицитную в 1960-е годы пастель. В третьем классе Николай нарисовал метеостанцию в Татарском проливе, картина заняла первое место, уехала в Саппоро на международную выставку и потерялась. Да и кружок рисования Вольский забросил.

Вообще, он окончил Ленинградский институт физкультуры, стал мастером спорта по велогонкам, затем увлекся настольным теннисом, плаванием и другими видами спорта.

Параллельно со спортивной карьерой Вольский работал и художником-оформителем, делал красные уголки в разного рода учреждениях.

«Тогда это было сверхприбыльное занятие. В то время как люди получали по 80−100 рублей, я зарабатывал 500, а с калымами, так и тысячу, — вспоминает Вольский. — Наверное, министры так не получали, как художники-оформители. Бешеные деньги. Новенькая машина „Жигули“ стоила 4 тысячи».

Трубы важнее

В 1989 году Николай Вольский переехал с Сахалина на Алтай с двумя контейнерами: в одном вещи, в другом — все для художества.

«Начинались 1990-е, и один друг — Андрей Распопов — мне сказал: „Зачем тебе все эти оформительские дела?“ У него отец был главным инженером котельного завода. Собрали сварщиков, открыли предприятие и стали делать отопительные системы, теплотрассы, водопроводы».

Предприятие Вольского строило наружные коммуникации ко всем казино и отделениям Сбербанка в Барнауле. До сих пор он ведет этот успешный бизнес, а зимой два года назад решил вернуться к рисованию.

В мастерской Николая Вольского.
Анна Зайкова.

Учитель и ученик

В позапрошлом году Николай Вольский решил написать портрет к 60-летию руководителя краевого клуба настольного тенниса Геннадия Коваля. «И я понял, что не знаю, как его закончить, не получается. Тогда подошел к Денису Октябрю и спросил, у кого поучиться. Он тогда рассказал, что лучший рисовальщик в крае — Алексей Дрилев, и познакомил меня с ним», — говорит Вольский.

Николай стал последним учеником мастера. Он учил его всему: от правильного смешивания красок до правильного мытья кистей. В прошлом году Алексей Алексеевич скончался буквально на руках своего ученика.

В мастерской Николая висит портрет Дрилева с голубями. Голубей он кормил всегда, носил с собой пакет с семечками, птицы любили его, облепляли всего. Вольский таким и написал своего учителя.

В мастерской Николая Вольского.
Анна Зайкова.

Уроки онлайн

Задумав начать писать картины маслом, Николай понял, что вообще не специалист по холстам. Натягивать их на подрамник и грунтовать учился по мастер-классам в интернете. Сейчас он почти ежедневно просматривает уроки живописи онлайн.

За два года Николай Вольский поучаствовал в нескольких выставках в Барнауле и написал в общей сложности около 250 картин. Правда, законченных среди них мало. «Я такой холерик, мне нужно сразу за все взяться, — говорит художник. — Заканчиваю, конечно, все дела, но потом».

Среди его работ есть копии известных полотен, например «Кораблекрушения» Айвазовского, много этюдов с пленэров на реке Барнаулке и в селе Турочак. А сейчас Вольский взялся за тему своей родины — Сахалина.

На Сахалине Николай Вольский не был больше 30 лет. Но в скором времени собирается сделать выставку на родине. Он уверен, что жителям острова понравятся картины с изображением родных мест, так же как жители Алтая предпочитают полотна с местными горами и реками.

В мастерской Николая Вольского.
Анна Зайкова.

Две половины

В прошлом году Вольский решил отремонтировать мастерскую, работы удалось завершить до новогодних праздников. Между окнами был огромный слой пыли. Потолки в мастерской восьмиметровые, пришлось побыть «скалолазом». Плюс побелка и покраска. Художник делит мастерскую с Владимиром Терещенко и заодно учится у знаменитого алтайского пейзажиста.

Сейчас строительный сезон заканчивается, и Вольский приступит к написанию картин. Всю зиму просидит в мастерской. На втором этаже есть небольшая спальня, так что из «рабочего кабинета» можно вообще не выходить.

Полквартиры Николай тоже практически переоборудовал в мастерскую. «У нас, получается, в доме есть мужская и женская половины. В одной мы с сыном, во второй —жена и кошка», — смеется художник.

В мастерской Николая Вольского.
Анна Зайкова.

Холсты и подмалевки

«Брошенный катер», красивейшая «Бухта Тихая», «Рассвет над Сахалином», маяк Накасирэтоко-мисаки на мысе Анива в окружении стаи чаек, медведь, зарывающий рыбу на побережье, написаны с фотографий и по памяти. Сначала Николай Вольский делает карандашные наброски, а после рисует масляными красками.

Стеллажи в мастерской уставлены работами и заготовками для них — пустыми холстами, ждущими кисти художника. Большинство их них огромны — два метра на метр, а то и больше: Вольский любит масштаб.

Есть много так называемых подмалевок — живописных эскизов с композицией будущей работы и раскладкой основных цветовых пятен. Это грубая проработка объема и формы, предназначенная для последующей точной прорисовки.

Художник Вольский — поклонник классического реализма, однако пробует себя в разных стилях. Ему импонирует, например, импрессионистская манера Бато Джугарджапова. Или живопись Олега Буйко — признанного мастера в создании натюрмортов и пейзажей с цветами. Для того чтобы писать цветы, Николай Вольский даже купил специальные широкие кисти.

В мастерской Николая Вольского.
Анна Зайкова.

Дорогое удовольствие

Приличное количество картин висит на стенах — там почти нет свободного места. На вопрос, не планирует ли он все же продавать картины, Вольский отвечает: «Наверное, у меня же их так много. А другой стороны, не хотелось бы. Если только специально делать на заказ».

По его мнению, цена картины должна зависеть от того, сколько времени и душевных сил было в нее вложено. Если пишешь за один день, то и стоимость будет невысока, но если на работу ушло полгода — цена может достигать и десятков тысяч рублей.

Само по себе хобби с холстами и красками очень недешевое. Каждая кисть — от 100 до 500 рублей, а их у Вольского около 400. Тюбик хорошей краски — 400−500 рублей. Их нужно около 600. Цена на хорошие итальянские краски доходит и вовсе до 100−150 долларов за тюбик.

Багет из цельного дерева — 2000 рублей за метр. 40 тыс. рублей — цена рулона холста. «Дорогущий, — заключает Вольский. — Это вообще затратное дело». По скромным подсчетам самого художника, в мастерской хранится материалов не меньше чем на полтора миллиона рублей.

«У меня есть не только масло, но и пастель, акварель. Надо пробовать, все по-своему хорошо, — уверен художник. — Главное, чтобы хватило времени».

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость