Барнаул 15 декабря -12°C
Читайте нас в соцсетях
Гид по развлечениям Барнаула
Новости

Государственное дело. Русскому камерному оркестру исполнилось 20 лет

Алексей Кузнецов, художественный руководитель одного из лучших музыкальных коллективов Сибири, объясняет читателям, почему важно не бояться Шостаковича, не забывать Баварина, уважать свой талант, слушать настоящую музыку и быть патриотом.

1993 год

— Двадцать лет назад у меня был оркестр, который занимался сопровождением наших барнаульских хореографических коллективов. Однажды в Петербурге ко мне подошли люди и спросили, не хотим ли мы съездить в Германию на фестиваль «Белые ночи Ленинграда» вместо оркестра, который сопровождал хореографический ансамбль «Звезды Петербурга», — немцам он не понравился. Нам нужно было срочно записать на кассету 12 сольных произведений, и еще от нас требовалось сопровождение 20 танцев и одно отделение сольной программы.

Все это дело возглавлял Собчак. Мы с ним три раза ездили в Германию, он узнал, что мы из Барнаула, предложил перебраться в Ленинград и пообещал, что организует нам всем малосемейки от Балтийского пароходства. И я вроде бы согласился.

Но здесь в мою судьбу вмешался Геннадий Сергеевич Папин, в то время очень известный режиссер массовых праздников — не только в крае, он и в Москве делал представления. Большой театрал, интеллектуал — это он мне напророчил в свое время, что я давно перерос хореографию и буду заниматься другими вещами. Давай, говорит, покажемся мэру города.

Мы отыграли концерт для ветеранов, на котором должен был быть Владимир Николаевич, но он уехал на аварию, не услышал нас. А там было такое искреннее восхищение: «Есть еще таланты в России!» Ветераны дарили нам какие-то конфеты… но Баварин всего этого не увидел. Ну и я как-то не расстроился особо, подумал, что мы будем продолжать контакты с Собчаком.

Но Дементий Гаврилович Паротиков, Надежда Степановна Ремнева и другие люди передали мэру: замечательный концерт, замечательный коллектив, надо вам послушать.

Геннадий Сергеевич прибегает ко мне: завтра в четыре часа играете Баварину. А завтра — это 31 декабря. Ничего так, да? Ребята мои разъезжаются домой: кто в Камень, кто в Славгород, две девочки учились в аспирантуре в Новосибирске, там у них своя тусовка какая-то была. Да и я уже себя в Питере видел. Но в решающий момент я подумал: Барнаул, родина… живем тут, надо сыграть — хотя совершенно не понимал, для чего. Как-то это все смешалось.

И вот мы собрались… а собрались, оказывается, для работников администрации города. Я ребят настраиваю: чиновники хотят домой, пельмени делать, но мэр приказал… И вот человек сто чиновников пришли, сели почему-то по периметру.

Программа была чисто русская, это сейчас у нас огромный репертуар, мы играем и эстраду, и классику, а в то время мы работали в этом русском ключе. Мы выдали, они разулыбались, забыли, что надо куда-то бежать. Это очень важно, когда музыканты умеют создать такое поле. Владимир Николаевич спрашивает: «Ну, как считаете, нужен городу такой коллектив?» И все единогласно, как на пионерской планерке: да! Нужен!

И с одной стороны, это банальная история, а с другой — 1993 год, в городе останавливались заводы, в стране творилось непонятно что, а он дал жизнь новому музыкальному коллективу. Если бы Баварин не был эмоциональным и интеллектуальным человеком, он пропустил бы все восторги в наш адрес мимо ушей: у него город, канализация, водопроводы, водоканалы… Вскоре после этого я вдруг узнаю, что он дал мастерские двадцати художникам. Свинцова он пестовал с союзом писателей… Сейчас его мало вспоминают, а это был политик, стратег, человек, который удержал город на плаву в то время и удерживал его после. Он действительно понимал значение искусства.

Спасибо, в бухгалтеры

— Музыканты у меня уникальные, в Новосибирске, допустим, таких нет. Не все, правда, выдержали эти 20 лет: кому-то было мало славы, кому-то денег. Но в оркестре осталось несколько человек, которые все эти годы были со мной: Оксана Баева, Лямига Халитова, Берик Байжанов, Святослав Кузнецов, Максим Попадыч, Дима Зуев. Остальные — молодые и талантливые ребята, самые, может быть, лучшие в Сибири, такие раз в десятилетие попадаются.

Возможно, музыканты такого уровня есть в Новосибирском Русском академическом оркестре, которым руководит Владимир Гусев. Но тому коллективу уже 70 лет, у них традиции, их пестуют, создают условия, квартиры дают. Да и нет все-таки, нет у него там 15 человек, равных моим по силе. При этом я все время испытываю чувство вины, что удержал своих ребят здесь, на этой мизерной зарплате, когда их приглашали и в Москву, и в Швецию, и в Испанию. Чтобы делать такие дела, какие делаем мы, они должны меньше думать о том, как им заработать кусок хлеба для семьи.

Дело еще в том, что профессиональных музыкантов становится катастрофически мало, талантливые дети не идут в профессионалы, разве что дети музыкантов. У меня, кстати, все дети музыканты, хорошего класса. Но здесь не все просто. Ребенок — допустим, виолончелист, оканчивает музыкальную школу. Преподаватель мне жалуется: потрясающий парень, я его хотел отдать в музыкальное училище, потом в консерваторию. Но тут приходит папа: «Здравствуйте, хочу спросить, сколько вы получаете». — «Ну, ставка такая-то, восемь с половиной тысяч». «А если мой парень пойдет на виолончелиста, какая зарплата у него будет?» — «Ну, если он пойдет в Новосибирский оркестр, там платят все-таки больше…» — «А в нашем оркестре сколько виолончелист получает?» — «Десять тысяч». — «Все, спасибо. Мой Сережа пойдет учиться на экономиста». А у Сережи Богом данный талант. И это не один ребенок, таких десятки. Я не о средних говорю, средних музыкантов очень много, я говорю об уникальных.

Заряд искусства и удовольствия

— Мы не играем сложную музыку. Не играем симфоний — разве что иногда фрагменты: адажио или первую часть, то, что у нас может прозвучать хорошо, естественно. Шостаковича, например, у нас только несколько вальсов и галоп. Так как у нас есть и классические, и русские инструменты, то отбор репертуара очень тонкий.

Мы не играем сложную музыку, но развлекаловки у нас в репертуаре нету вообще. И вот это чувство, когда на концерт собирается полный зал, люди аплодируют нам стоя, а потом звонят и говорят: «Мы уже неделю под впечатлением от вашего концерта», — это чувство означает, что все эти 20 лет мы делаем государственное дело.

Понимаете? Человек живет в Барнауле, и он знает, что может пойти на концерт симфонического оркестра, на спектакль в МТА — молодцы они, кстати, с этим своим Бумбарашем, — на концерт Русского камерного оркестра. Это целое поле, которое создает ощущение комфортной жизни в городе; человек приходит, слушает хорошую музыку, получает заряд искусства и удовольствия, и это не развлечение — упаси Боже.

Иногда я смотрю на людей и думаю: столько же их, кто вообще никуда не ходят! Наверное, это тоже нормально — надо накормить себя, семью, телевизор посмотреть… Но без причины этого не бывает; все-таки этим людям кто-то где-то чего-то недодал. Я думаю, все дело в нашей истории прошлого века: Россия, молодая страна, которая в XVIII-XIX веках дала миру столько великих писателей, художников, ученых и величайших композиторов, вдруг на всем скаку оказывается в ХХ веке. Война, революция, коллективизация, опять война; голод, безотцовщина, горе — о какой культуре тут вообще можно говорить?

Ad libitum

— Так получилось, что у меня нет пиарщика, который помогал бы городу нас все время видеть и замечать. Мне кажется, нас и так должны видеть. Ну, возможно, не видят. В Барнауле живет четверть населения края, но мы не ограничиваемся этой аудиторией. Мы неоднократно проезжали по краю. Были с концертами в Новосибирске, Питере, Москве, Испании, Германии, Китае, в других странах. За границей очень любят классику, яркие номера; естественно, мы хотим показать своих солистов, и когда гобоисты играют Чимароза на хорошем уровне, они все это восхищенно смотрят. Но мы там играем опять же не чисто классику, потому что у нас свобода, ad libitum в выборе репертуара, и, естественно, мы делаем полпрограммы русской музыки.

В Испании, в Саракузах, мы играли на открытии дня города, наш концерт шел на площади с полуночи до трех утра, собралось десять тысяч человек с детьми на плечах. В первом отделении мы играли классику и мелодии народов мира. После перерыва играли нашу русскую музыку, думали, что все разойдутся, — народу пришло еще больше, просто битком было набито. На следующий день сотни людей подходили с благодарностями. И везде так, во всех странах.

В Швеции, например, приезжаем, огромный дом с залом на 150 мест, и ничего и никого больше нет, чисто поле. Я ребят успокаиваю: это не наша проблема, это проблема организаторов. И вот за полчаса до начала съезжаются сотни машин со всех окрестных деревень и ферм, зал набивается битком, люди сидят на подоконниках, на лестницах. И везде так. Люди приезжают на эти концерты, им это надо!

Мы не жалуемся. На наши вечерние концерты в Барнауле всегда собираются полные залы. Естественно, я всегда настороже — надо отловить момент, когда это может измениться. И я доволен, что у нас есть своя публика, есть люди, которые ходят к нам постоянно, мы уже узнаем их на улицах. Сейчас вот мы по гранту губернатора съездили в районы, особенно приятно было поехать в удаленные — Яровое, Славгород, Кулунда, — там же никто не бывает. Народ нас не отпускал, мед какой-то тащили…

Но у меня есть мечта, чтобы и у нас люди поняли, что жизнь — это не только поесть, одеться, купить машину. Что настоящая музыка, настоящее искусство — это то, что в конечном счете спасет мир.

Многие боятся ходить на концерты симфонического оркестра, думают, что будет сложно. Не надо бояться, надо пойти и просто послушать. Не надо разбираться: труба это играет, фагот, виолончель — надо отдаться этому потоку музыки, и все. Не понравится — смело идти на другой концерт, потому что музыки очень много, исполнители разные, один этак сыграет, а другой так, что до каждого дойдет.

Музыкальная гордость Барнаула

Русский камерный оркестр Барнаула — один из лучших профессиональных музыкальных коллективов Сибири. В его репертуаре обработки русских народных песен и наигрышей, фольклор народов мира, русская и зарубежная классика, произведения современных отечественных композиторов, популярные эстрадные мелодии.

Более половины из пятнадцати артистов Русского камерного оркестра являются его ведущими солистами: Оксана Баева (домра), Лямига Халитова (домра), Дмитрий Зуев (балалайка), Берик Байжанов (гитара), Максим Попадыч (флейта, жалейки), Святослав Кузнецов (гобой, саксофон, жалейки), Вадим Григоренко (кларнет), Олег Васильев (гусли).

1 ноября в 18.30 Русский камерный оркестр дает праздничный концерт в МТА. В концерте участвуют народная артистка России Татьяна Ворожцова, солист Новосибирского государственного академического театра оперы и балета Карен Мовсесян и лауреат Международного конкурса исполнителей русского романса Дарья Шувалова.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter