Барнаул
Читайте нас в соцсетях
Гид по развлечениям Барнаула
Новости

Каким должно быть отечественное кино?

Российское кино, даже принимая во внимание то, что его бюджеты гораздо меньше, чем у голливудских картин, не вызывает интереса у частных инвесторов. А государственная поддержка не отличается продуманной тактикой и стратегией и заключена либо в прямом накачивании финансами этой отрасли через Фонд кино (чья деятельность по распределению трех миллиардов рублей в прошлом году была признана Счетной палатой неэффективной) и Министерство культуры, либо в обсуждении инициатив вроде прокатной квоты в 20% на наше кино, или списка тем, стратегически важных для государства, которые в условиях и так затянувшегося кризиса недоверия зрителей к оте­чественной кинопродукции выглядят просто странно.

Первый открытый (чтобы избежать обвинений в «кулуарности») конкурс кинопроектов, проведенный на днях Минкультом, не обошелся без скандала. Проект Александра Миндадзе «Милый Ханс, дорогой Петр» не получил финансирования, хотя большинство экспертов его поддержало, что делает всю затею похожей на простой госзаказ. В Европе независимое кино также имеет поддержку государства, но посредством фондов, эксперты которых не зависят от чиновников напрямую, а, скажем, в США независимое кино не имеет гос-поддержки вовсе.

Как сделать контроль государства над кино более продуктивным и менее жестким? Окажут ли новые способы распределения бюджета благотворное влияние на развитие отрасли? И можно ли искусственно поднять интерес к нашему кино при помощи прокатных квот и государственных денег?

Независимого искусства не бывает

Вера Уразова,
начальник отдела по созданию видеофильмов «Алтайкиноцентра»:

Господдержка, разумеется, не может являться гарантией качества. Не только в кино, но и вообще в любом виде искусства, потому что оценка эта всегда субъективна. Но при этом ни один художник не может делать свою продукцию независимо. Независимым он будет только в том случае, если он сам миллионер. Тогда он сможет делать все, что хочет, на свои личные средства. В любом другом случае он зависим: от продюсера, от госзаказа, потому что госзаказ — это тоже продюсирование. Я не знаю ни одного независимого художника, назовите мне его. И не бывает меценатов, которые не диктовали бы свои условия. То есть он может и не говорить об этом прямо, но тем не менее он предполагает, каким именно будет финансируемый им проект. Он ждет от него определенного результата, вещей, которые устроили бы лично его.

А чтобы оценивать конкурс кинопроектов Министерства культуры, нужно было присутствовать на нем. Я могу лишь говорить о той информации, которая до нас доходит. Но в любом случае, хорошо это или плохо, мы увидим только по результату. Надо понимать лишь то, что любой проект, как бы заманчиво о нем ни было рассказано, каким бы эффектным ни было представление, каким бы интересным и захватывающим ни был синопсис, — результат все равно может быть плачевным. Это же искусство, невозможно ничего прогнозировать. Оценка возможна только постфактум.

Я не знаю ни одного независимого художника, назовите мне его.

Нужно конкурировать

Анастасия Семенчина,
руководитель отдела рекламы и репертуара сети «Киномир»:

Инфографика: отечественное кино
Инфографика: отечественное кино
Михаил Хозяйкин
Я не смогу назвать точный процент отечественного кино в репертуаре нашей сети, не ведем статистику. Но, разумеется, мы не пропускаем ни одного крупного российского релиза, показываем все кино, которое может пользоваться спросом.

Что касается возможной квоты в 20% на российское кино в прокате — это чрезвычайно сложный вопрос. Кино — прежде всего бизнес, в котором работают рыночные законы. Мы ориентируемся на зрителя, который совершает свой выбор. Хотя иногда мы показываем фестивальное кино, которое отнюдь не всегда становится массовым, в надежде, что сработает сарафанное радио. Наверное, государственные кинотеатры могли бы попробовать вести другую репертуарную политику.

Наконец, для того чтобы показывать много российского кино, оно элементарно должно быть и составлять достойную конкуренцию зарубежному. А, например, летом российских релизов практически нет.

Если же оценивать состояние киноиндустрии в целом, вряд ли можно говорить о каком-то кризисе: новые фильмы выходят еженедельно, запускаются интересные франшизы, входят в моду новые истории, герои, новые жанры и технологии. Киноиндустрия не стоит на месте, она очень мобильна и находит легко выход из кризисных ситуаций.

Для того чтобы показывать много российского кино, оно элементарно должно быть и составлять конкуренцию зарубежному.

Доходный идеологический союзник

Андрей Архангельский,
редактор отдела культуры журнала «Огонек»:

Понятие «успешное кино» для государства предполагает две вещи: во-первых, оно должно быть его идеологическим союзником. Режиссеры должны рассказывать о том, как хороша Россия, как хорошо в ней жить, они должны помогать государству воспитывать свой народ, держать его в бодром состоянии. Во-вторых, фильмы должны приносить доход государству, ведь оно так или иначе участвует в их со­здании, коммерческий это проект или нет, не важно. Оно очень заинтересовано, чтобы деньги хотя бы в какой-то степени возвращались, чтобы фильмы были кассовыми. Плюс где-то в сверхзадачах еще тлеет мысль о том, чтобы создать русский Голливуд, с помощью которого можно побороть Голливуд американский. Вот две цели — идеологическая и финансовая.

Активная фаза реформирования кино, которую мы наблюдаем последние пять лет, мы теперь это понимаем, была направлена на решение этих задач. Но, на мой взгляд, ни одна из них не была выполнена. Есть несколько фильмов, которые окупают себя в прокате, но это отдельные случаи. Что же касается идеологической составляющей, она оказалась совершенно беспомощной, в этом смысле проект провалился с огромным треском. Ни один из патриотических фильмов не окупился, кроме «Брестской крепости», совместного проекта России и Белоруссии, и не вызвал эмоционального потрясения.

Мы можем констатировать, что система, созданная ныне, не способствует появлению качественного, эмоционального, убедительного кино.

Есть еще одна проблема. В год в Америке выходит около 350 фильмов, все они теоретически могут оказаться в российском прокате. Голливуд пытаются своеобразными хитрыми способами по возможности оттуда исключить, сократить его долю, потому что считается, что Америка зомбирует нас, навязывает свой образ жизни и так далее. Но российское кино с этим ничего поделать не может. Россия может позволить себе финансировать только 12 фильмов в год. Добавим к этому еще 10−12 фильмов, которые снимаются с помощью финансирования из Фонда кино. И это все, что мы можем противопоставить Голливуду. Победить его, даже просто заполнив кинотеатры нашими фильмами, физически невозможно. Эта задача в принципе невыполнима. А увеличить количество снимаемых фильмов невозможно, государство этого просто не потянет.

Созданная система не способствует появлению качественного, эмоционального, убедительного кино.

Государство должно заниматься регулированием

Александр Лужин,
исполнительный директор независимой исследовательской компании Romir Movie Research:

Без поддержки государства в нашей стране, на данный момент, отечественная киноиндустрия существовать не может. А потому любое движение отраслевых министерств по поддержке кинопроизводства, а тем более мероприятия, не кулуарные, а носящие публичный характер, по итогам которого любой человек может оценить проделанную работу, оценивать можно только позитивно.

В 2−3 года лишь порядка 10−11 фильмов в год по посещаемости перешагивают планку в 1 млн и всего не более 4 картин, ежегодно, привлекают более 2 млн зрителей. При этом доля российского кино в прокате держится на уровне 15−18%. При том, что как по нашим оценкам, так и по данным наших социологических исследований — отечественный зритель продолжает ждать хороших отечественных картин и для российского рынка вполне нормальным уровнем присутствия отечественных фильмов, по числу посещаемости и кассовым сборам, является показатель в 30%. Нужно учитывать, что для уровня присутствия в общем объеме кинотеатральных показов в 30% необходимо ежегодно выпускать 20 отечественных лент, которые в сумме соберут 40 млн зрителей. Однако, по-настоящему зрительским и «кассовым» является лишь каждый 10 фильм. А потому, по нашим оценкам, в России должно выпускаться около 200 картин из которых не менее 20, должны быть массовыми, т. е. с посещением 1,5−2 млн зрителей. Только при таком объеме выпуска можно говорить об увеличении доли отечественного кино в кинотеатрах страны.

Инвестиционный бум в российском кино был и начался он в начале нулевых, когда считалось, что кино быстрорастущая отрасль, в которую можно вкладывать деньги и получать баснословную прибыль. К 2008 году стало понятно, что никаких быстрых крупных денег от отечественного кино получить нельзя. За несколько лет частные инвесторы потеряли на инвестировании фильмов в России, как минимум, $300 млн. Залог прибыльности кинопроизводства, и это подтверждено опытом голливудских студий, только в пакетном финансировании. Т. е. при финансировании одного фильма — ничего не получишь. Нужно профинансировать 10 проектов, так чтобы один фильм был «звездой», 2−3 поддерживающими, а остальные «в минус». Такая схема может привлечь частных инвесторов, но только в случае, когда государство создаст совсем иную инвестиционную ситуацию.

Для привлечения частных средств в киноотрасль, государство должно реально больше делать не только по прямой поддержки производства, но и, совместно с продюсерским сообществом, кинотеатрами, дистрибьюторами, для повышения финансовой прозрачности отрасли и создания специальных инструментов поддержки кинопроизводства. Государство должно заниматься регулированием таким образом, чтобы повышалась инвестиционная привлекательность отрасли. И тогда будут снимать больше фильмов.

Опрос. Вы смотрите российское кино?

Алла Добренко,
студентка:

Вообще, я не смотрю российское кино, как и телевизор. Но ходила в кинотеатр на «Елки» и «Легенду № 17» — не пожалела. В принципе, наши фильмы такого жанра мне нравятся. Боевиков у нас нормальных, по-моему, не снимают, хотя я люблю и смотрю фильмы подобного содержания. В последний раз ходила в кино на «Форсаж 6».

Надежда Волгина,
пенсионерка:

Я смотрю российские сериалы. Но небольшие, не по 200 серий. Например, «Прекрасную Серафиму», которая сейчас идет по телевизору. Много раз смотрела «Высоцкого». Если в кинотеатре «Премьера» идут хорошие фильмы, хожу. А зарубежное кино не люблю, не понимаю его.

Джурабек Обидов,
строитель:

Смотрю российские фильмы, особенно часто — криминальные детективы. В кинотеатры не хожу, смотрю кино только по телевизору. Последнее, что видел, — романтический двухсерийный фильм про бывшего спасателя, а вот как называется он, не помню. Очень хороший. Из зарубежного смотрю в основном фантастику, но крайне редко.

Татьяна Куликова,
директор турагентства:

Да, российское кино смотрю. И в кинотеатры на него хожу. Но в основном предпочитаю смотреть фильмы дома. Очень понравились «Елки» и «Высоцкий. спасибо, что живой».

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter