Барнаул -2°C
Читайте нас в соцсетях
Гид по развлечениям Барнаула
Новости

Карлсон, который живет в Барнауле

Мужчина в самом расцвете сил давно живет не в Швеции и не на крыше. Он несколько повзрослел, обзавелся двухкомнатной квартирой… и стал женщиной. Самое известное в Барнауле привидение с моторчиком зовут Ларисой Артеменковой.

Барнаульского Карлсона знают все жители города и даже Алтайского края. Без него не проходит ни один День города, ни один День защиты детей. О нем читали, слышали от знакомых, беззлобно посмеиваясь. А когда Лариса появилась в эфире «Большой стирки» на Первом, ей даже стали завидовать. Однако, кроме того, что Лариса Артеменкова становится периодически Карлсоном, о ней мало что известно широкой публике. Кто она и почему ей так уютно под маской сказочного персонажа — об этом мы поговорили с Ларисой накануне ее дня рождения, который, кстати, отмечался 14 января.

До появления Карлсона осталось 30 лет…

С самого детства Лариса была похожа на какого-то сказочного персонажа: пухлый карапуз, очень своенравный и обидчивый. Любила вытворять такие вещи, от которых родители и знакомые хватались за голову. Но лишь через 30 лет стало ясно, что характер и поведение Ларисы один в один как у героя книги Астрид Линдгрен.

Хоть и родилась Лариса в Барнауле, но все сознательное детство, а затем и юность провела в далеких северных краях. Артеменковы-старшие, следуя советской моде, поехали на заработки на Север вместе с дочками.

В поселке Усть-Куйта (Якутия) семья обосновалась в домике на берегу реки Яна. Ларисе пришлось отвыкать от теплого солнца, высоких деревьев, благоустроенного дома. В течение нескольких месяцев организм приспосабливался к новым климатическим условиям и новому часову поясу. Постоянное головокружение, тошнота, общее недомогание — так встретил Север восьмилетнюю Лару.

Постепенно жизнь наладилась, и все пошло своим ходом. Папа работал начальником пристани, дочери ходили в школу, а мама занималась хозяйством. Через несколько лет семья Артеменковых переехала на полуостров Таймыр, в город Дудинка. Здесь Лариса обожала ошиваться в порту, наблюдая за тем, как разгружают приходящие с «материка» суда.

Незаметно Лариса влюбилась в суровые ветры Севера, его низкие температуры и постоянный снег. Хотя время от времени и скучала по зеленой траве, листочкам и Штабке, в которой остался семейный сад. Поэтому как только наступало короткое лето, Лариса срезала веточки и ставила их в вазу. Позже, когда училась в заочном народном университете искусства на отделении «фотодело», в основном фотографировала именно растения, деревья, листья. Черно-белые снимки только казались такими — в глазах девушки они принимали всевозможные оттенки.

Север все больше нравился Ларисе. Когда у родителей закончился контракт и они уехали в Барнаул, она с сестрой осталась на Таймыре. Думала — навсегда. Но не покидало ощущение, что осуществиться этому не дано. Лариса устроилась в растворный цех, где занималась тяжелой физической работой. Но в молодости все кажется не таким сложным и трудным, а потому Лара всем была довольна.

В 24 года она решила завести ребенка. Незамужняя, она заведомо обрекала себя на пересуды соседок. Рожать Лариса поехала в Барнаул. Думала, что в родном городе сделать это будет проще. Ни она сама, ни ее мама понятия не имели, где в городе есть женская консультация. Вспоминает, как они просто ходили по улицам, спрашивая у прохожих, где находится подобное заведение. Обошли весь Поток, пока не пришли к нужному заведению. Врач сразу же положила Ларису в больницу. Из-за большого веса на ее теле появились многочисленные подтеки, что грозило преждевременными родами.

После рождения сына Лариса опять уехала на Север. Оставила малыша со своей мамой, а сама поехала зарабатывать деньги. Как матери-одиночке ей обещали квартиру. Но не прошло и года, как Ваня сильно заболел. Лара бросила все, что у нее было в Дудинке, и вернулась в Барнаул. С этого времени она больше никогда не бывала в крае, который стал ей второй родиной.

До появления Карлсона осталось 10 лет

Барнаул встрече рад не был. Устроиться на работу вышло не сразу. Так же, как и в Дудинке, Лариса пошла в растворный цех КЖБИ-2. Но условия работы на «материке» оказались гораздо сложнее. Каждый день ей приходилось отбойным молотком «облизывать» растворомешалку. Даже мужчины выматывались на такой работе, что уж говорить о Ларисе. Однако подрастал сын и требовалось все больше денег. А потому она терпела. До тех пор, пока начальник не попросил ее уволиться — не нравилась ему эта женщина, которая держалась в стороне от коллектива.

Первое время Ларисе было очень трудно общаться со здешними людьми. Они казались ей чересчур высокомерными, занятыми только собой. Спустя много лет Ларисе подарили видеокассету о жизни народов Севера. Там запечатлены те места, где она провела 14 лет. Люди, похожие на тех, с которыми она жила и работала. Природа, которой нет больше нигде. Эта кассета — любимая. Как только становится грустно и скучно, Лариса вставляет ее в видеомагнитофон.

Уволившись с КЖБИ, через накомых отца Лариса устроилась на завод «Трансмаш» контролером. Первое время в коллективе была «чужой». Ни с кем не разговаривала, ничем не интересовалась и держалась особняком. Но окружающие люди оказались очень веселыми и отзывчивыми. Не прошло и нескольких месяцев, как Лариса освоилась. Работа превратилась в сплошное удовольствие: постоянный смех, частые совместные чаепития.

До появления Карлсона осталось 5 лет

Проблемы пришли с другой стороны. Со стороны ЖКХ. В Дудинке, где жила Лара, система коммунального хозяйства была четко отлажена. Если выезжаешь из квартиры, то обязан сделать в ней ремонт или заплатить деньги, которые на него потребуются. Так как из Дудинки Лариса уезжала в спешке, то она не успела этого сделать. Коммунальщики Севера разыскали ее в Барнауле и подали в суд за то, что она не отремонтировала квартиру, в которой жила. Счет составил 300 рублей. На эти деньги в то время можно было отремонтировать целый жилой дом. Сумму явно завысили. Суд постановил, что сумма явно превышает реальные затраты на ремонт квартиры. Поэтому обязали Ларису выплатить только 80 рублей.

А дальше был суд с коммунальщиками Барнаула. На них был в обиде весь дом, в котором жила и сейчас живет Лариса. В доме в течение двадцати восьми лет не было горячей воды. И это притом, что дом расположен на одной из главных улиц города — Малахова. Когда в сотый раз к Ларисе прибежала бабушка, соседка с пятого этажа, и сказала: «Лариска, хочу мыться, сил моих нет. Уже все чайники в доме сожгла. Ну что нам делать?», та ответила: «Начинаем войну».

Снова начались походы по судам. Казалось, что конца им не будет. Сотрудники ЖКХ утверждали, что воды в доме нет по вполне объективным причинам — не хватает давления. «Но почему я должна платить за то, чем не пользуюсь?» — возмущалась Лариса. На это ЖКХ вразумительного ответа дать не могло. Вызов в суд, поиск денег на адвоката и постоянная нервотрепка сделали свое дело. По настоянию врача Лариса легла в больницу. На последней встрече со следователем Лариса из-за препаратов понимала все очень плохо. Не могла даже толком разговаривать. Но хорошо помнит, как адвокат, которому она заплатила последние деньги, чтобы он защищал ее интересы в суде, на самом заседании суда не проронил ни слова. Однако все равно суд вынес решение в пользу Ларисы. ЖКХ предписали приобрести новый насос, который подавал бы горячую воду в страдающий дом, а также выплатить Ларисе деньги, которые она платила за воду.

Желанная горячая вода потекла из кранов всех жильцов дома. Но недолго. Новые иски в суд, теперь уже от лица соседей. С выплатой денег Ларисе ЖКХ тоже не спешило. Несколько раз она подавала на индексацию в суд. «Вы таким образом зарабатываете себе на жизнь!» — кричали на Ларису в ЖКХ.

Не успела Лариса прийти в себя от судов с коммунальщиками, как началась тяжба с «Алтайэнерго». Однажды к ней пришли электрики с проверкой. Включили плиту, а счетчик, расположенный на лестничной площадке, не крутится! «Так вы утаиваете киловатты!» — возмутились инспекторы. Сделали перерасчет и заставили заплатить за 1500 кВт, которые Артеменкова якобы потребила. Разбирательство, походы по различным инстанциям — и деньги Ларисе возвращают.

Ларису до сих пор не любят в «Алтайэнерго». Не верят, что в месяц она «нажигает» только 60 кВт. «А что здесь особенного? — отвечает она на их нападки. — Холодильником я не пользуюсь, мне в него нечего положить. У меня в квартире лампы дневного света, которым требуется меньше электроэнергии. Да и живу-то я одна, много ли мне надо света?»

Карлсону — готовиться!

С детства Лариса любила читать. Когда ей плохо, одиноко, грустно, она берет в руки книгу. В 35 лет Лариса впервые прочитала книгу Астрид Линдгрен о Карлсоне. И поняла, что этот герой — вылитая она. Такой же пухлый, обидчивый, озорной. И чувствует все так же остро.

Время прочтения книги совпало с кризисом 1991 года. Тогда в стране началась неслыханная инфляция, предприятия закрывались, людей сокращали. Такие перемены докатились и до «Трансмаша». Коллектив, в котором трудилась Лариса, каждого дня ждал со страхом. А вдруг придут и скажут, что кого-то увольняют? Пришлось и с чаепитиями покончить — не было денег на заварку, не говоря уже о плюшках к чаю. На предприятие пришла великая депрессия. Тогда-то и родилась у Ларисы идея стать Карлсоном. «Надо было всех чем-то развеселить, поэтому я предложила внедрить в коллектив этого героя».

Подруга Лида, с которой они вместе работали на «Трансмаше», согласилась скроить костюм Карлсона. Но из чего? Без всякой жалости Лариса сняла с окна в квартире желтые шторы. «Ты с ума сошла! — воскликнула мама. — Что же мы вместо них повесим?» Каждой шторы хватало только на половинку костюма. Раскроили, сметали — так появился в Барнауле свой Карлсон.

Работать действительно стало веселее. Потому что пока раскраивали костюм Карлсона, пока его мерила Лариса, в цехе не смолкал смех.

В это же время Лариса стала ходить в библиотеку им. Шишкова, где искала любую информацию о Карлсоне и его костюме. Интересовала ее и личность той женщины, которая создала Карлсона в своем воображении и написала затем о нем книгу, — Астрид Линдгрен. Когда Лариса в первый раз пришла в библиотеку, она спросила у ее сотрудников: «Вы не знаете, жива ли еще Астрид?» «К сожалению, умерла давным-давно», — ответили ей. Только перелопатив массу литературы, Лариса неожиданно выяснила, что сказочница жива и до сих пор пишет.

Костюм становился все совершеннее. Из еще одних штор была сшита шелковая рубашка. Долго не получался моторчик, без которого Карлсон казался ненастоящим. Лариса разобрала все машинки и игрушки, которые были у сына, и начала эксперементировать с ними. Из пластиковых бутылок вышли неплохие лопасти для пропеллера. Долго ломала голову над тем, как заставить моторчик работать. И куда спрятать в костюме большие батарейки. Когда все проблемы были решены, Лариса позвонила Лиде и предложила ей: «Давай на День города поприкалываемся. Я буду в костюме Карлсона — посмотрим, как на нас отреагируют люди». Лиде идея понравилась. Она вообще больше всех настаивала на том, чтобы Лариса не забрасывала костюм, который она ей сшила.

Карлсон, твой выход!

Незадолго до праздника Лиду сбил пьяный водитель. День города выпал на девятый день после смерти лучшей подруги. Сначала Лариса убрала костюм Карлсона в чемодан под кровать и решила навсегда забыть о нем. Но потом подумала, что этим она предаст подругу. Ведь та хотела, чтобы в День города по Барнаулу разгуливал беззаботный Карлсон.

Преодолев себя, Лариса вышла-таки в город. Шла по праздничным улицам, поздравляла всех, танцевала, а в глазах стояли слезы. Но встречные люди не понимали, что Карлсон грустит. Кто-то норовил потрогать моторчик, кто-то танцевал, а мужчины хотели непременно пожать ему руку. И никто, глядя на Ларису, не назвал ее дурой или ненормальной. А это притом, что в 95-м году на День города не одевались так, как сейчас: не было рожек и звездочек на головах, никаких колпаков. Поэтому Карлсон на улицах Барнаула был чем-то вроде инопланетянина. Никто не верил, что Лариса вышла в костюме по доброй воле. Почему-то думали, что ее кто-то нанял, заплатив деньги. Но когда Лариса говорила, что стала Карлсоном совершенно бескорыстно, глаза прохожих округлялись. «Держи, Карлсон. Это тебе на варенье», — говорили они, засовывая в карманы ее костюма монетки и мелкие купюры.

Не плачь, Малыш!

Следующий выход в город Карлсона пришелся на 1 июня. Столько внимания со стороны детей у Ларисы не было никогда. Все они бежали и радостно прижимались к большому Карлсону. Совали шоколадки, конфеты и спрашивали, как ему живется на крыше. Лариса старалась вести себя так, как ее персонаж: смешила детей. Однажды возле фонтана она увидела такую картину: сидели две молодые мамы, а их дети копошились у воды. Вдруг один карапуз уронил игрушку в воду. Попытался достать, ничего не получилось. Не достала игрушку и мама — та лежала глубоко на дне. Ребенок начал громко плакать. Первое время мама старалась его успокоить, а потом продолжила прерванный разговор с подругой. Ларисе стало жаль ребенка. Она подошла к нему, хитро подмигнула и… залезла в фонтан. Достала игрушку, протянула ее ребенку, а сама из фонтана выбраться не смогла — слишком скользкое дно. Пришлось проходящим мужчинам вытаскивать саму Ларису.

После увиденной реакции детей Лариса загорелась желанием делать все новые и новые вариации костюма Карлсона. Так, она сшила своему герою костюм моряка, индейца, лимончика. Единственное, что остается неизменным, — маленький моторчик на спине. До сих пор костюмы и все аксессуары к ним она мастерит собственными руками. Например, для традиционного индейского оперения Лариса пешком дошла до птицефермы Штабки и там за пять рублей купила пачку гусиных перьев. Дома отстирала их в хлорке, чтобы они стали белыми.

Сейчас уже трудно представить себе общегородской праздник без Ларисы-Карлсона. Она есть во всех местах, где собирается много людей. Но не всегда это приносит ей одно лишь удовольствие. У Ларисы из-за избыточного веса «скачет» давление, а из-за тяжелой формы остеохондроза устает спина.

В один из Дней города Лариса почувствовала себя очень плохо. Села на Старом базаре в трамвай, чтобы поскорее вернуться домой. Но неожиданно к боли в ногах добавилось жуткое головокружение. Люди в трамвае начали замечать, что Ларисе вовсе не до смеха. Попросили водителя вызвать к следующей остановке «скорую». Когда трамвай пришел на остановку, там его уже ожидали медики. «Где больной?» — спрашивают, не обращая внимания на выходящую Ларису. «Да тут я», — крикнул Карлсон. Врачи удивленно переглянулись, кое-кто начал отворачиваться, пряча улыбку. «Можете смеяться не стесняясь», — разрешила больная. В общем, медицинскую помощь врачи оказывали сквозь смех. Когда пришло время ставить Ларисе укол в ягодицу, то долго копались с костюмом: надо было аккуратно отсоединить пропеллер, не повредив его, спустить лямки комбинезона и только после этого добраться до нужного места на теле. Больше всего в тот момент Ларису волновало одно: как бы не растерять собранные на празднике деньги. Ведь они были необходимы, чтобы купить сыну, поступившему в летную школу, форму. Но все закончилось благополучно — на «скорой» Ларису довезли до дома.

Астрид — Карлсону

Увлечение Карлсоном для Ларисы превратилось в отдельную жизнь, которая развивалась в особом русле. Этот сказочный герой подарил Ларисе новые знакомства, новые впечатления, иной взгляд на людей и на жизнь. С конца 90-х годов Лариса переписывалась с самой Астрид Линдгрен. Жительнице Барнаула очень хотелось, чтобы писательница, создавшая Карлсона, знала о женщине, которая любит его не меньшее самой создательницы. Поэтому Лариса написала Астрид письмо, в котором рассказала вкратце о своем увлечении и даже о костюме.

Первое письмо было отправлено через шведских ученых, приезжавших в Барнаул. На конверте значился незатейливый адрес: Швеция, Стокгольм, Астрид Линдгрен. «Я была уверена, что там ее все знают, а потому письмо должно было попасть к ней», — вспоминает Лариса. Тем не менее неожиданным стал день, когда в своем почтовом ящике она обнаружила конверт из Стокгольма. Сама Астрид Линдгрен собственноручно черкнула в Барнаул пару строк. Она поблагодарила Ларису за то, что она делает, пожелала счастья и здоровья. После этого между женщинами, разделенными несколькими тысячами километров, завязалась переписка. Астрид даже присылала Ларисе несколько своих фотографий. А Лариса в свою очередь отправила ей свои, на которых запечатлена в костюмах.

Сейчас, когда Астрид уже умерла, Лариса мечтает об одном — попасть в город писательницы и поклониться ее таланту, побывать на могиле или у памятника, который был установлен в Стокгольме еще при жизни Линдгрен. Но денег для этого у Ларисы нет.

Карлсон на большом экране

В 2003 году Артеменкова Лариса стала участницей программы «Большая стирка» с Андреем Малаховым. По настоянию друзей она написала в передачу письмо о себе. А через десять дней в квартире Ларисы раздался поздний телефонный звонок. Женщина в трубке представилась редактором передачи. Она пригласила Ларису в Москву на съемку передачи через неделю. Лариса не поверила и решила, что ее кто-то разыгрывает. Но тем не менее начала собираться в дорогу. Редактор «Большой стирки» сказала, что затраты на переезд москвичи берут на себя. Кроме того предоставят место в гостинице «Звездная».

Не веря своему счастью, Лариса начала лихорадочно искать деньги на билеты. Обращалась в городскую администрацию, на предприятия, к предпринимателям. Но так никто и не помог. Только сотрудники хлебокомбината N 4 выдали ей сухари, кукурузные палочки и супы быстрого приготовления, чтобы было чем питаться в дороге.

В Москве Ларисе понравилось. Ее встретили на вокзале представители передачи, разместили в гостинице. Перед съемками Лариса сильно нервничала: не знала, какой костюм надеть, забыла слова, которыми она должна была приветствовать Малахова, боялась застрять в кресле. Съемки длились три часа. В той программе, которая была показана по телевидению, многое вырезали. Но все равно Ларисе было приятно, что ее персоной заинтересовались москвичи.

Через несколько месяцев после съемок Ларису пригласили на ежегодную церемонию «Золотая прищепка», в которой участвуют самые необычные, интересные герои «Большой стирки» за прошедший год. Лариса кое-как нашла деньги, чтобы добраться до Москвы. Однако на «Золотой прищепке» все-таки побывала. Теперь вспоминает об этом как о прекрасном празднике, в котором участвовали многие знаменитости страны. После программы Ларису стали узнавать без костюма. Недавно она шла по улице, ее окликнул какой-то парень. Сказал, что видел ее в «Большой стирке», и пожал ей руку. Играющие во дворе дети, завидев Ларису, кричат: «Карлсон идет!» И ее это очень радует.

Лучший на свете праздник

Мы побывали у Ларисы накануне ее дня рождения. Настроение ее оставляло желать лучшего. Карлсон сильно разболелся. Небольшая пенсия почти полностью ушла на приобретение лекарств.

А в сам праздник у Ларисы не было денег для того, чтобы испечь торт. Раньше существовала добрая традиция — печь огромный пирог с вареньем в день рождения и угощать им знакомых. Но на этот раз о традиции пришлось забыть.

Наша редакция поздравляет Ларису Артеменкову с прошедшим днем рождения и предлагает всем читателям поучаствовать в сборе средств на поездку нашего Карлсона на историческую родину — в Швецию. Звоните нам по телефону 65−81−96, и мы поможем вам связаться с Ларисой. Даже если вы просто захотите навестить ее с тортом.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter