Барнаул
Читайте нас в соцсетях
Гид по развлечениям Барнаула
Новости

Кому и чем дорог в Алтайском крае Сергей Медный?

Краевой молодежный театр скоро въедет в новое помещение — реставрация здания на Октябрьской площади Барнаула завершается, и уже 10 декабря пройдет открытый аукцион на поставку театрального оборудования. На прошлой неделе заведующий постановочной частью театра заслуженный работник культуры РФ Владимир Гончарик написал докладную руководителю краевого управления по культуре и архивному делу Анатолию Ломакину. Он утверждает, что комплект оборудования, который намерена приобрести для театра администрация края, — самого низкого качества, а заказ сформирован под одного конкретного поставщика.

Сергей Медный.
Сергей Медный.
Олег Богданов

Шесть рублей

Имя этого поставщика читателям «Свободного курса» уже знакомо: Сергей Медный, руководитель компании «Мастер-Свет», по совместительству директор краевого театра драмы. Профессиональная репутация Сергея Анатольевича такова, что на одном из заседаний межре­гиональной ассоциации «Сибир­ское соглашение» был поставлен вопрос о том, чтобы не допускать «Мастер-Свет» до работы в учреждениях культуры Сибири.

«Театральное оборудование для нового здания ГУК „Алтайский молодежный театр“ <…> не соответствует техническому заданию, которое было нами сформировано и согласовано с начальником управления по культуре и архивному делу А.И. Ломакиным, — пишет в докладной Владимир Адамович. — Выставленный на тендер комплект оборудования — техника самого низшего уровня, что исключает предоставление конкурентного оборудования и участие в тендере иных поставщиков. Это оборудование в основном китайское, часть из которого уже сейчас снята с производства <…> применяют, как правило, для оснащения районных домов культуры, но никак не профессионального театра краевого уровня. Данный комплект оборудования сформирован под одного поставщика, и тем самым это не только ограничивает участие в торгах других поставщиков, но и главное — не оставляет надежды на переход театра на новый, более высокий профессиональный уровень. <…> Сметная стоимость реконструкции театра на сегодняшний день составляет 401 миллион рублей. Неужели такая огромная сумма не предусматривает достойное оборудование для театра?

<…> В связи с вышеизложенным прошу вас немедленно принять меры:

— внести изменения в комплектацию оборудования и вернуть наш комплект, согласованный и утвержденный,

— либо вообще отменить этот тендер, признав его объявленным в не установленном законом порядке».

«Мастер-Свет» уже получил контракт на поставку системы театральной связи. На портале государственных закупок Алтайского края 23 ноября опубликован протокол рассмотрения оценки котировочных закупок. Это очень увлекательное, даже остросюжетное чтение. Медный победил, сбавив максимальную цену контракта (399 226 рублей) на шесть рублей.

Кроме компании «Мастер-Свет» в аукционе участвовала только одна компания — «Интерьер-Строй», тоже зарегистрированная в Кемерове. Вот отрывок из телефонного разговора с руководителем компании Еленой Вецан.

— Вы были готовы поставить это оборудование?

— Ну, а почему нет? Там что, какие-то сложности с оборудованием? Какое-то определенное сложное оборудование?

— Ну, вы же должны знать, какое оборудование. Не могли бы нам сказать?

— Могу сказать. Насколько помню… э-э-э… та-а-а-к… (Пауза в минуту.) система театральной связи.

— Елена Владимировна, где можно больше узнать о вашей компании? Информации в Интернете об ООО «Интерьер-Строй» нет.

— Насколько я знаю, «Свободный курс» — это газета. Каким образом газета относится к строительству?

— Мы собираем информацию для публикации. Кому вы уже поставляли и монтировали оборудование? Кто может дать о вас какие-то отзывы?

— А зачем вам? Мы ничего не выиграли… насколько я знаю. У нас есть другие заказы, большие. Не только театрального, но и другого оборудования. Сейчас у нас большой тендер на поставку котлов. Тоже мы этим занимаемся.

— Вы знакомы с Сергеем Медным?

— А должна? Нет, мы не знакомы.

«…ЗАО „Мастер-Свет“ уверенно сохраняет свой статус крупнейшей компании за Уралом, занимающейся театральными технологиями», — сообщается на сайте компании Сергея Медного. Почитайте, что о репутации компании и ее директора говорят руководители учреждений культуры Сибири. Похоже, у Владимира Гончарика есть все основания для тревоги.

Не связывайтесь с ним!

Галина Сыроватка,
министр культуры Забайкальского края:

Мы готовим документы, чтобы записать Сергея Медного в недобросовестные поставщики. В Чите он участвовал в реконструкции национального театра «Забайкальские узоры». Сейчас этим объектом занимается прокуратура Забайкаль­ского края. Была проведена повторная экспертиза, и эксплуатация конструкций, которые монтировала его фирма, признана опасной для жизни. Но Медный — субподрядчик, мы сейчас судимся с нашим «Стройзаказчиком». Судебный процесс только начался, и тем не менее по представлению прокуратуры и итогам независимой экспертизы суд уже выносил решение закрыть театр. Компания Медного была вынуждена исправить все ошибки и недоделки, приезжали рабочие и полностью переваривали все конструкции. А ведь на реконструкцию были потрачены такие средства!..

Я могу совершенно точно сказать, что он вел себя некорректно, откровенно хамил. Он мог так заявить: «Министр? Да кто она там такая? Я ее знать не знаю». Лично мне и в присутствии других людей Медный говорил: «А тебе какое дело? Ты что, свои деньги платишь?» Я бы никому не рекомендовала с ним связываться.

Владимир Кончев,
министр культуры Республики Алтай:

Я свое мнение о Медном высказывал множество раз, мы с ним чуть ли не судились. У нас он делал сценическую площадку в Национальном театре. Они целый год латали дырки, и сегодня по истечении небольшого времени все уже трещит по швам. Они доски положили, как, знаете, пол на верандах стелют, хотя мы им рассказывали про технологии и правила.

Второй вопрос — по оборудованию. В зале должен быть нормальный, качественный звук, неважно, на первом вы ряду сидите или на последнем. Медный поработал так, что с первого ряда зрителей у нас сдувает, а на последнем ничего не слышно. Мы целый год выясняли отношения. В спецификации определяли аппаратуру в пределах 700 тысяч, а фактически они подсовывали нам китайскую в пределах 50 тысяч. И вот с шумом, гамом, потому что мы вели себя очень настойчиво, привлекая прокуратуру и главного заказчика, они вроде как это устранили.

В том, что касается нашего ведомства, Республика Алтай с ним не будет работать никогда. Он такой, конечно, что пролезет и по другим каналам. Но когда мы реставрировали другие наши культурные объекты, мы постарались, чтобы он туда не проник. В течение последнего года на заседаниях ассоциации «Сибирское соглашение» мы неоднократно ставили вопрос о том, чтобы не допускать этого человека до учреждений культуры Сибири. Все вроде единогласно нас поддержали. Поэтому я не понимаю причин, которые заставляют кого-то сотрудничать с Медным, — качества работы нет… Очень интересно, я всякий раз удивляюсь просто.

Борис Мездрич,
директор Новосибирского театра оперы и балета (2001−2008гг.):

Я очень активно поддержу тревогу моих коллег в отношении Сергея Медного — так он работал на нашем театре. Не он один занимался реконструкцией театра — масса организаций, но если остальные работали качественно и понимая, что они делают, то с этим товарищем были очень большие проблемы.

Ольга Налесник,
директор Дома молодежи (Новосибирск):

Сначала они работали с нами как «Мастер-Свет», потом как «Сцена Сибири», потом опять как «Мастер-Свет»… Делали театральные технологии сцены. Постоянно менялись бригады, которые друг на друга валили причины каких-то недостатков и недоделок. Задняя проекция у нас так и не работает до сих пор. В некоторых местах оборудованием пользоваться невозможно. Мы до сих пор пытаемся убедить Медного устранить недоделки, но безуспешно.

Лариса Зауэрвайн,
начальник департамента культуры и национальной политики Кемеровской области:

С Сергеем Медным в нашей области работали муниципальные учреждения культуры. Я должна вам сказать: где бы он ни работал, везде претензии к качеству оборудования. Сначала приехал, установил, все светится, замечательно, здорово. Уезжает — даже гарантийный срок не прошел, что-то обязательно сгорает, рушится, и в результате оказывается, что оборудование поставлено устаревшее; и не все соответствует стандартам. Как правило, это оборудование уже ушедшего времени. Я знаю, что он очень хорошо выигрывает аукционы, потому что демпингует. Потому, может, он потом и поставляет, я бы сказала грубым словом, что поставляет. И когда у меня замглавы Ижморского района спустя два года после реконструкции сказала: «У нас все сгорело, все порушилось», я ей ответила: «Я предупреждала». Здесь нужны специалисты, нужно прописывать все условия конкурсной комиссии таким образом, чтобы такие недобропорядочные партнеры до аукциона не допускались. Мы же покупаем оборудование на много лет, не такие уж мы богатые. Непорядочно так поступать в отношении учреждений культуры, которые собирают деньги на ремонт, а потом получают кота в мешке.

Вадим Золотарев,
руководитель ГУП «Алтайстрой заказчик»:

Это их местная возня между собой, не знаю, зачем они делят шкуру неубитого медведя. Понимаете, все задания были согласованы и подписаны Ломакиным. Откуда это идет, зачем — я не знаю. Я с Ломакиным разбирался, показал ему: «Вот, Анатолий Изотыч, ваша подпись, все с вами согласовано». Я ничего не придумываю, в конкурсах не участвую. Моя задача — подготовить конкурсную документацию.

Справка

8 400 752 рубля — начальная (максимальная) цена контракта, заявленная в документации по открытому аукциону на поставку оборудования (акустических систем, усилителей, микрофонов, компьютеров и т. п.) для реставрации Молодежного театра Алтая. Заказчиком выступает Управление Алтай­ского края по культуре и архивному делу. Дата проведения аукциона — 10 декабря.

Важные новости, обзоры и истории Всегда есть, что почитать. Подпишитесь! Vkontakte Odnoklassniki Telegram

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter