Барнаул
Читайте нас в соцсетях
Гид по развлечениям Барнаула
Новости

МТА готовит премьерный спектакль «Бумбараш»

В расписание Молодежного театра Алтая крупно и красно вписан всего один выходной — над «Бумбарашем» работают с перерывами разве что на сон и еду.

Говорят, на свет появится спектакль, насквозь пронизанный музыкой. Но судя по тому, что рассказывает о своей работе музыкальный руководитель Ольга Шайдуллина, это вовсе не значит, что зрителя ждет мюзикл.

МТА готовит премьерный спектакль "Бумбараш".
МТА готовит премьерный спектакль "Бумбараш".
Анна Зайкова

«Копаемся в кайфе»

Перечень отличий театрального «Бумбараша» от его киношного тезки Ольга уверенно начинает с фразы: «У них не было рок-группы…» И заканчивает: «Не надо забывать, что кино было снято в условиях жесткой цензуры, с политическим контекстом. В пьесе же все несколько иначе и, мне кажется, тем интереснее. У нас есть возможность объемно и непрямолинейно показать то, что в фильме подчас представлено однобоко».

По нестандартному замыслу музыкального руководителя все аранжировки в спектакле «живьем» исполнят хорошо известные в крае (и не только) «Другие Дяди». То, что для большинства участников процесса подобный опыт весьма экзотичен, Ольгу не смущает.

Ольга Шайдуллина,
музыкальный руководитель МТА:

«Бумбараш» требует того, чтобы драматические актеры пели, чтобы было много музыки… Фоно­грамма в таких условиях нечто куда более грубое, чем просто «прошлый век». Ведь, отказываясь от живого звучания, мы лишаем зрителя дополнительной энергии, а значит, и возможности получить максимум впечатлений от спектакля.

Я во время прошлого приезда в Барнаул познакомила артистов с музыкальным решением театра, чтобы дать им время осмыслить информацию. Они встретили наши с «Дядями» обработки с оживлением: «О! Классно!». И я, признаться, волновалась: к чему приведет эйфория в дальнейшем? Ведь за внешней легкостью (мол, как все просто и весело) может потеряться глубокий драматический смысл. Это было бы нечестно по отношению к материалу, требующему большой и кропотливой работы.

Так что… артисты получили первый кайф, а теперь начался обратный процесс: мы в нем, в этом кайфе, копаемся.

Честность и бережность

Премьера должна случиться в октябре в новом здании. Доподлинно известно, что музыканты во время спектакля будут находиться на сцене.

Пока главные действующие лица сосредоточены в стареньком театре…

— С «Другими Дядями» мы начали репетировать в комнатке, которая называется «семьдесят вторая». Работали кучкой (т. к. комнатка тесная, а «дяди» большие) и грохотали на весь театр с восьми и до половины двенадцатого вечера. Я это называю «в ночную смену», — продолжает Ольга. — А вот недавно начали репетировать уже на игровой сцене и с артистами.

— Наверняка не у всех актеров был опыт работы в музыкальных спектаклях. Каково это?

— Отсутствие опыта заметно, и, конечно, учиться на таком материале трудно — здесь помимо музыкальности есть очень серьезный текст. Но такова была воля театра. Значит, будет «Бумбараш».

Артистам, я так поняла, нравится. Вообще всегда, я по опыту знаю, когда соединяются актеры и музыканты, все в театре начинают реагировать на новые лица, разговоры, энергию… Это классно!

Как события будут развиваться дальше, я пока не понимаю, но думаю, особых проблем не возникнет. Тем более у ребят правильное отношение к процессу.

Клише стираются

— Ведь все знают, что такое «Бумбараш». Песням Кима и Дашкевича может подпевать любой взрослый человек… Но Шайдуллина и «Дяди» как бы дают старым мотивам новую жизнь. То есть это те же ноты, тот же текст, но иное звучание. Например, у нас песня Яшки — рага и так далее, — рассказывает актер Дмитрий Гомзяков, исполнитель роли Левки.

Ольга Шайдуллина,
музыкальный руководитель МТА:

Конечно, подобные мысли приходят не с бухты-барахты. Это все-таки дело вкуса, определенного опыта и отношения к делу.

…Быть честным и бережным к материалу, пожалуй, очень важно. Мы с музыкантами разбираем текст пьесы практически наравне с артистами (хотя, конечно, не так подробно). Я рассказываю, что в момент исполнения будет происходить в спектакле, какое будет настроение. Потом ищем эквивалент этому настроению в саунде, которым располагает группа.

Все-таки зритель знает фильм, а мы делаем спектакль, и наступать на горло шедевру не приходится. Хотя вообще работать с так называемыми хитами очень сложно. Вот Золотухин только запоет «Ходят кони», и все. Дальше уже можно замолчать, потому что у зрителя в памяти возникнет целая картинка. И у артиста, к сожалению, тоже все это всплывает.

Так что мы сейчас ценой мощных внутренних ресурсов отказываемся от уже сложившегося образа: ищем, копаем, смотрим текст… Иначе хит прозвучит просто хитом, получится мертвое искусство. Зрители придут как в музей.

В нашем «Бумбараше» нет плохих и хороших. Есть люди, которые болеют за свое дело: одни — за идею Красной армии, другие — за Белую гвардию, третьи — за свободу и волю бандитскую… Но все они искренне верят в то, что делают. В этом есть глубина. Все клише, которые сформировались на протяжении нашей истории, стираются.

Петр Каменных,
скрипач, вокалист:

Музыка в этом спектакле — полноправный участник действия. Для нас это интересная работа, привлекательная в первую очередь с творческой точки зрения.

Справка

Ольга Шайдуллина — композитор, лауреат и дипломант всероссий­ских и международных конкурсов, преподаватель ВГИК. В списке сочинений — концерты, сюиты, оратории, музыка для спектаклей и кино, совместные работы с музыкантами-электронщиками.

В настоящее время она заканчивает работу над музыкальным оформлением документального фильма «Иконоскоп» режиссера Виталия Манского. На очереди другие проекты.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter