Барнаул
Читайте нас в соцсетях
Гид по развлечениям Барнаула
Новости

«Не такие как все»: дочь алтайского писателя Сергея Бузиновского поделилась воспоминаниями

30 сентября 2013 года в возрасте 54 лет ушел из жизни, пожалуй, самый загадочный алтайский писатель и журналист Сергей Бузиновский, автор таких книг, как «Ро» и «Тайна Воланда». Спустя три года после смерти писателя, о нем вспоминает его дочь Юлия.

Сергей Бузиновский.
Сергей Бузиновский.
Михаил Хаустов

Вместо колыбельной

«В белом плаще с кровавым подбоем… Понтий Пилат…» — цитаты классика Булгакова были для меня как колыбельная на ночь. По вечерам родители тихонько обсуждали новые главы своей книги «Тайна Воланда». Задолго до появления «Мастера и Маргариты» в моей школьной программе я узнала и про квартирный вопрос, и что «с котами нельзя».

«Нельзя с котами!» — весело приговаривал папа специально для нашего питомца, который вечно норовил забраться на стол и окунуть в тарелку с супом любопытный хвост.

Книга родителей стала главным маячком детства. Для меня они, прежде всего, писатели — а не журналисты. Но, думаю, именно журналистика дала первые уроки по созданию текста. Как он рождается? Эта мысль не давала мне покоя. Из ниоткуда, из воздуха, возникают буковки и слова, сплетаются в тесное кружево абзацев… И вдруг — уже идея.

Моя мама тоже когда-то была корреспондентом. А старшая сестра преподавала на факультете журналистики. Конечно, я с детства пыталась подражать «старшим товарищам» и что-то сочинять. Мне было четыре или пять, когда я схватила альбом и заявила отцу: «Я сейчас тоже напишу книгу!». Помню как сейчас — главным персонажем стал глупый пингвиненок. Но какой там словарный запас у ребенка? Я была уверена, что у животных не голова — морда. А голова — у людей. И нужно было видеть глаза родителей, когда они прочитали «И тут ему в мордочку пришла мысль».

Еще в детстве я понимала, кем вырасту. И даже придумала себе псевдоним на будущее «Юля Мурлыкова». Тогда это казалось уж очень серьезным шагом.
Папа никогда не учил меня писать — ведь точных инструкций у такого дела и нет. Но всегда подсказывал, какое слово выбрать, с каким оттенком, с каким послевкусием.
На протяжении многих лет я не показывала родителям свои зарисовки. И, когда однажды я стала лауреатом краевого конкурса прозы, папа немного обиделся — ну почему не показала?

В этой газете работал молодой Сергей Бузиновский.
из архива семьи Бузиновских

На пыльных тропинках далеких газет

— Помнишь газету «Два слова»? Там журналист нужен, попробуешь? Я съезжу с тобой…

Это была радость — первая взрослая газета. Общественно-политическая! С нескончаемой беготней по коридорам от кабинета выпускающего редактора до главного, вынимающими душу звонками, с гулом и гамом журналистской братии. Нет, это не была снующая редакция «Станка» из фильма про двенадцать стульев. Все-таки, интернет здорово облегчил жизнь акулам пера. Но общая профессиональная нервозность в воздухе витала.

Так, благодаря отцу я попала в мир, где тексты пеклись как пирожки. И следующие полгода стали для меня настоящей школой журналистики. «Летучки», съемки, походы в театры и на выставки, ежедневное общение с десятками важных чинов. Папа наблюдал за мной со стороны. Сам он на тот момент готовил колонки в телегид, и «в поле» не выезжал. До тех пор, пока не пришло известие — на Алтай едет знаменитый летчик-космонавт и дважды герой СССР Георгий Гречко.

Наша газета решила во что бы то ни стало сделать эксклюзивное интервью. Но кого отправить на столь важную встречу? Человек нужен опытный, «рубящий» в теме — а то вдруг в грязь лицом ударим? Нет, космический спутник с ракетой не перепутал бы никто. Но как построить душевный диалог, настроиться на одну волну с Человеком — из — Космоса?
«Решено, зовем Серегу Бузиновского. Только он сможет. Юля, звони папе!»

Сергей Бузиновский.
из архива семьи Бузиновских

«Ты нужен как воздух»

Эти слова написал сокурсник и друг отца Борис Прохоров. «…Завтра делаем газету! Завтра в 10 часов в универе на четвертом этаже. Там найдешь. Все». Они вместе тогда собирали стенгазету историко-филологического факультета. Каждый выпуск был ярким событием в жизни «грызунов науки». И, конечно, папа стал главной движущей силой, вдохновителем и оформителем. Много лет спустя моя первая учительница пригласила его помочь со стенгазетой. «Без меня ничего не делайте!» — предупредил он. Но задержался. И малышня решила - пора начинать! Схватили ножницы и, по старинке, стали вырезать свои светлые ученические головы из фотографий. Вы же помните, так все делали — приклеят их к рисункам-карикатурам и веселятся. Когда папа вбежал в класс, жертвой успел стать только маленький ушастый Антон. Старательно вырезанная голова ожидала своей участи на столе. Но у отца была своя концепция — и, действительно, газета получилась очень удачная!

Только Антон смотрел с ватмана немым укором.

Статья Сергея Бузиновского.
из архива семьи Бузиновских

Мне бы в небо…

Самолеты он полюбил с детства. Хотел пойти в авиационное училище — подвело здоровье. Но с мечтой жизни расставаться не хотелось. И, словно наверстывая, папа восемь раз прыгал с парашютом, научился справляться со штурвалом и мог рассказать все про «железную птицу». Наша квартира напоминает жилище летчика в отставке — модельки самолетов, глобус, парящий в невесомости - а на самом деле на рыболовной леске! — летные очки, старинный штурвал и кипа книг и журналов авиационной тематики. Устройство самолетное мне казалось скучным. А вот чувство полета привлекало весьма и весьма. Поэтому мои первые зарплаты в газете я спустила на прыжок с парашютом и полет на спортивном Як-52. И до сих пор радуюсь как ребенок, когда предстоит куда-то лететь.

К путешествиям меня приучил тоже папа. Хотя это неправильное слово. Приучить к этому нельзя, можно вдохновить. С самых ранних моих лет мы уходили гулять — подальше от знакомых адресов, в парки, промзоны, на окраины. И только пешком! Маму уверяли, что бродим по аллейке возле дома — чтобы не волновалась. Однажды забрели на старый дырявый мост. Его готовили к сносу — а рядом уже гордо возвышалась безопасная новенькая конструкция.

— Смотри, все люди идут по новому мосту. Но мы же с тобой не такие как все? Скучно жить в постоянной безопасности! — объявил папа, и мы ступили на шаткие доски.
Конечно, сейчас я понимаю, что он никогда бы не повел меня туда, где было по-настоящему опасно. Но тот случай с мостом запомнился на всю жизнь.

Еще одно экстремальное воспоминание связано с заброшенным Юбилейным парком. Да, я еще застала его карусельный расцвет. Но для меня это место навсегда останется мрачноватым - с хрестоматийными перевернутыми машинками, гипсовыми обломками статуй и покосившимся колесом обозрения. При малейшем порыве ветра гигантская ржавая махина нехотя вертелась с протяжным скрипом. «Не мучьте меня, дайте спокойно упасть!» — как будто просила она. В один из вечеров меня с мамой и папой занесло в парк. И отец вскочил в одну из кабинок, медленно поплыл вверх, раскачиваясь. Помню свой невообразимый страх перед старым аттракционом. Закончилось все тем, что я в истерике убежала в кусты, плача и требуя от папы немедленно спуститься вниз.

Спустя пять лет оно все-таки упало…

Книга Ольги и Сергея Бузиновских в нижном магазине.
Михаил Хаустов

Про картины и людей

Он постоянно что-то творил. Писал статьи, рисовал, вырезал из поролона зверят, придумывал слоганы и логотипы для фирм. Конечно, мне хотелось во всем подражать. Но выходило, признаться, коряво. Как-то вечером папа предложил, чтобы каждый нарисовал картину на общую тему. И несколько часов мы провели с красками и кисточками. Через некоторое время это вошло в привычку. И в один прекрасный день в школе ко мне подошла одноклассница — ученица художественной школы, и спросила: «А почему ты мне не сказала, что тебя взяли в наш класс? Твой папа приходил, принес пачку твоих рисунков…» Вот это был сюрприз!

Дома его картинами украшены все стены — сова в летном шлеме, енот с грустным проникновенным взглядом, заснеженный памятник барону Мюнхгаузену… Он никогда не гнался за наградами и призами. Но признание все равно находило его.

Однажды родители с гордостью сообщили, что их книгу прочитал Борис Гребенщиков — остался в восторге и при удобном случае очень хотел бы познакомиться, приехать в гости. Я немедленно «прошерстила» концертный график этого товарища. Но Барнаула в нем, увы, не нашла. Однако друзьям еще долго хвасталась — а вдруг вот так зайду домой, а там БГ да с «козлиной» бородищей.

Как-то ночью позвонил режиссер Роман Виктюк. Пообщаться. Но не был идентифицирован - и спросонья его отправили в небольшое путешествие. А еще звонил сам Виктор Пелевин! И мама тут же радостно сообщила ему, что включила «Омон Ра» в программу и читает по нему лекции студентам.

* * *

Однажды папа по обыкновению в своей шутливой манере заговорил про смерть: «Вот говорят, душа потом еще сорок дней на земле летает. Нет уж, фигушки. Я вот лично только посмотрю, кто там пришел попрощаться — и сразу по своим делам».

И я уверена — дела нашлись!

Сергей Бузиновский с дочерью.
из архива семьи Бузиновских

Наша журналистская семья

  • Сергей Бузиновский (1959 — 2013 гг.). Родился в Барнауле. Путь журналиста начал с многотиражки «Строитель Коксохима» и газеты «Молодежь Алтая». Затем работал в «Алтайской неделе» и «Спутнике Телезрителя» — причем и как журналист, и как художник. Публиковался в московском журнале «Знак вопроса», в альманахе фантастики Б. Стругацкого «Полдень ХХI век», в газетах «За науку», «Два слова», журналах «Барнаул», «Автограф», «Культура Алтайского края». В начале 90-х делал иллюстрации и обложки к книгам «Машина времени», «Всякая всячина», «Винни-Пух и все-все-все-«, «Приключения Мюнхгаузена». В 1994 году в соавторстве с женой Ольгой опубликовал книгу «Ро». А в 2003 году в Барнауле вышла их вторая книга — «Тайна Воланда». Ее переиздавали в Санкт-Петербурге и в Риге на латышском языке.
  • Ольга Бузиновская. Работала журналистом в заринской газете «Новое время», 25 лет преподавала на кафедре русской и зарубежной литературы АлтГУ- учила студентов, в том числе и журналистов.
  • Евгения Ним. Доцент, заместитель руководителя департамента медиа НИУ ВШЭ. 14 лет проработала на факультете журналистики АлтГУ.
  • Юлия Бузиновская. Помощник депутата ЛДПР в АКЗС, пресс-секретарь, копирайтер, журналист и ответственная за выпуск газеты «ЛДПР на Алтае». Публиковалась в газетах: «Вечерний Барнаул», «Алтайская правда», «Аргументы и Факты», «Два слова», в журналах «Автограф» и «За русский народ!».

Юлия Бузиновская

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter