Барнаул
Читайте нас в соцсетях
Гид по развлечениям Барнаула
Новости

Новая песня Лилии Салтаевой

Отъезд Салтаевой в Германию был полной неожиданностью для ее окружения. Еще большее удивление вызывает профессиональная востребованность певицы на берлинской сцене. Сама она по этому поводу говорит: «Все делает Бог: как он хочет, так и располагает». Каждое лето наша землячка приезжает на родину. Во время последнего недавнего посещения Барнаула с ней встретился наш корреспондент.

Гонимая страхом

— У меня никогда не было мыслей покинуть страну. Но гастрольные поездки театра по воинским частям в России, Афганистане, Китае в середине 1980-х годов испугали меня. В Афгане, понятно, кровь, смерть, слезы. Но и в частях на территории Советского Союза было не все благополучно. На одном крейсере на Камчатке я обратила внимание на отсутствие какой-либо живности на борту и поинтересовалась причиной. Мне ответили, что все живое разбегается, кроме тараканов. Эти радиации не боятся.

И я подумала: один-единственный сын у меня. Почему я должна его отдать в радиацию, в Афганистан, в Чечню? Вовочке было четыре года, но уже тогда я поняла, что должна спасать мальчика. Он рос утонченным, возвышенным, талантливым ребенком, пел с пеленок! Испытание армией и войной он просто не выдержал бы. Тогда у нас в стране еще не было альтернативной службы. Мне сказали: «Лилия Алексеевна, как бы мы вас ни любили и ни уважали, мальчик ваш должен будет служить». И я тогда решила уехать.

Все родственники моего мужа жили в Германии. Они пообещали оформить приглашение. Я никому ничего не говорила, даже близким людям, боялась, чтобы не было неприятностей, негативных разговоров. Наш отъезд для всех стал неожиданностью. Но я точно рассчитала момент. Мы уехали 27 декабря 1998 года. Через месяц, когда сыну исполнилось бы 17 лет, мы уже не смогли бы этого сделать. Позвонив по приезде в Германию в Барнаул, я услышала от соседей: «Лилечка, молодцы, что уехали. В почтовом ящике вашей квартиры уже лежат призывные повестки».

Не знаю, раскрываю ли я, говоря это, секрет, или уже всем понятно: я уехала только ради сына. Он сейчас учится в Берлинской консерватории на пятом курсе. Поет. Хорошо, грамотно. Уже участвовал в открытом конкурсе молодых исполнителей Германии и завоевал первую премию. Я счастлива, я рада. Удобно или неудобно, комфортно или некомфортно мне на новой родине, это уже другой вопрос.

Германия раскрывает объятия

— В Германии нас очень хорошо встретили. Всей нашей семье, а нас было семь человек, очень понравилось. Пока в переселенческом лагере на западе Германии проходили проверку наши документы, решались административные вопросы, решился вопрос и с работой…

Неожиданным образом продюсером музыкальной семьи выступил Володя. Он постоянно что-то напевал и этим обратил на себя внимание руководства лагеря. «Мальчик, ты не хотел бы спеть на предстоящем празднике?» — спросили его. Он ответил: «С удовольствием! Но у нас в семье пою не только я…»

— И вот мы сразу сделали там концерт, и нас после этого распределили в Берлин: маме работать, а сыну учиться. Но прежде мы окончили курсы немецкого языка, — вспоминает Лилия Салтаева о первых шагах на немецкой земле. — У нас появились знакомства, нас стали везде приглашать для выступлений: на праздниках, семейных торжествах, о нас стали писать в газетах, публиковать фото — и так пошло, у нас появилась клиентура.

«Нас вело провидение, нам покровительствовал Бог», — часто повторяет певица и этим объясняет свое успешное вживание в заграницу. Как правило, люди интеллигентные гораздо хуже адаптируются там, чем представители рабочих профессий. Но у Салтаевой такой проблемы не было.

— Ученому, врачу, учителю в Германии приходится переучиваться, длительно доказывать свое соответствие принятой там квалификации. То, чем занималась и занимаюсь я, нужно любой публике, на любом языке, и в этом мое счастье, — говорит Лилия Алексеевна.

Живу в Берлине — дышу в Барнауле

— Расскажите, как, где вы сейчас живете? Чем отличался ваш российский быт от того, что сейчас?

— Живу я в центре Западного Берлина. У меня прекрасная квартира старой планировки. У сына тоже. Имеем все, что ставят своей целью аусзидлеры (выезжающие из России переселенцы. — Прим. ред.): чтобы сразу мебель, квартира и машина.

Основное отличие — в занятости. Я сейчас востребована больше, чем в России. У меня есть свой детский музыкальный театр, я продолжаю петь, езжу по Германии, выступаю перед многотысячными аудиториями, кстати, вместе барнаульским концертмейстером Юрием Стремяковым. Вот сейчас вернусь в Берлин — и сразу 18 августа концерт. Такие проходят один раз в год. Все аусзидлеры и местные немцы со всей Германии на два-три дня съезжаются в один какой-то город, который выбирается по жеребьевке, каждый раз новый. Приглашаются ведущие актеры и исполнители из Германии и России. Идет смотр рукоделия, художественного творчества, прикладного искусства. Это делается для более мягкого интегрирования. И мы с сыном с удовольствием работаем на таких фестивалях.

А вместе с мужем Павлом я увлеченно занимаюсь детским театром. Муж пишет музыку, а я выступаю в роли организатора, постановщика, режиссера, декоратора, педагога-вокалиста. Мы уже 15 раз отыграли «Бременских музыкантов» на немецком языке. Сейчас делаем спектакль-сказку «Терем-теремок» на русском. Дети играют с удовольствием. Кстати, все маски для «Бременских музыкантов» (осла, собаки, кота) я привезла из Барнаула. Мне помог Володя Филимонов (художественный руководитель Алтайского театра музкомедии. — Прим. ред.). Это было потрясающе. Дети да и взрослая публика никогда не видели таких масок, какие сделал Володенька. Благодарна ему от души. Вообще, я обожаю Филимонова, Августовскую, многих ребят, которые работают в барнаульской музкомедии, общаюсь с ними и по сей день.

Одним словом, алтайская прима нашла себя в Германии, но признается: менталитет немецкий ей чужд.

— Хотя березы те же и горы очень напоминают Алтайские, это не моя родина, не мой народ. У меня есть друзья в Германии, но быть счастливой, дышать полной грудью могу только в России. Я год проживу там, а потом бегом-бегом сюда. Мне сын говорит: «Мам, мы бы могли поехать на море в Италию, в Испанию, куда-то еще, не в Россию». Я отвечаю: «Вовочка, тянет. Во-первых, я хочу говорить на своем языке, во-вторых, общаться с нашими людьми. Я тут заряжаюсь. Заряжаюсь — и уезжаю с этой энергией туда. На год меня хватает. Затем снова рвусь сюда, чтобы пополнить свою истощенную душу. Здесь опять набираюсь добра, тепла, света. И думаю: дай, Бог, нам здоровья всем. Я люблю вас, земляки.

Справка «СК»

Салтаева Лилия Алексеевна, актриса театра, заслуженная артистка РСФСР (1987). Родилась в 1948 в г. Энгельсе Саратовской области. Окончила Саратовскую государственную консерваторию (1977), работала в музыкальных театрах Орджоникидзе, Саратова, Свердловска. В 1982—1991 гг. — ведущая солистка Алтайского государственного театра музкомедии (драматическое сопрано). С 1992 г. — солистка оркестра русских народных инструментов «Сибирь». Организатор (1994) и исполнитель «Театра одного актера» при Алтайской государственной филармонии.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter