Барнаул 22°C
Читайте нас в соцсетях
Гид по развлечениям Барнаула
Новости

Сергей Грицай рассказал о современной театральной хореографии

11 октября в театре драмы имени Шукшина состоится премьера музыкального спектакля «Безымянная звезда», которой откроется новый, 92-й сезон. Над пластикой артистов работает известный хореограф Сергей Грицай, заслуженный деятель культуры. Незадолго до премьеры Сергей Иванович ответил на вопросы.

— Меня всегда интересовало, где заканчивается работа главного режиссера и начинается — режиссера по пластике? Например, актер очень резким размашистым движением укладывает платок в нагрудный карман, эта деталь прекрасно выражает характер. Кто эти вещи придумывает?

Сергей Грицай, хореограф.
Сергей Грицай, хореограф.
Анна Зайкова
— Вы знаете, хореографа очень часто приглашают не только на музыкальные, но и на драматические постановки. И независимо от того, какие именно задачи перед ним ставятся, весь процесс становится настолько взаимосвязанным, что какое-то разграничение провести довольно сложно. А особенно если складывается определенный контакт, творческое взаимопонимание между этими людьми. Я могу внести предложение, или сам режиссер может что-то увидеть и что-то рассказать, а сам хореограф это воплотит. Или картинка возникнет уже в голове у хореографа, и он предлагает ходы режиссеру, чтобы эту мысль развивать. Не может быть математического выражения их работы: вот твое, вот мое. Это всегда совместный труд. В драматическом театре почти всегда работать интереснее, чем в музыкальном, за редким исключением. Ведь хореограф анализирует материал, постоянно рождает новые смыслы, это его главная задача.

— Любого актера можно научить танцевать?

— Нет. То есть научить чему-то можно, но все-таки если это не специализация актера, это даст о себе знать. Проблем бывает много.

— Как вам подготовка артистов театра драмы?

— Ох, можно не комментировать? Или лучше я скажу так: всегда подготовки драматических актеров оказывается недостаточно. Почти всегда.

Наши традиции

— А как наш балет смотрится на мировой арене? Один российский критик, который работал консультантом в Ла-Скала, недавно говорил, что единственное яркое событие, которое русский балет подарил миру в последнее время, — это скандал с кислотой в Большом. Вы согласны с такой оценкой?

— Не уверен, что можно так сказать. Хотя в последние годы действительно наблюдается ощутимый перекос даже в фамилиях режиссеров-постановщиков, много иностранцев. К счастью, мы в Петербурге можем похвастаться Борисом Эйфманом, например. Много лет существует его замечательный театр.

— А какое место в мире занимает наша опера?

— За последние десятилетия она шагнула назад. Но теперь произошел новый рывок. И репертуар стал больше нашим, много советских композиторов исполняется. И солисты появились мощнейшие, составившие славу нашему оперному искусству, — Хворостовский, Бородина, Нетребко. В общем, в мире мы достойно смотримся.

— А почему почти не пишут современную оперу? Не нужна?

— Ну почему же нет. Ее меньше, конечно, но вот несколько лет назад в Большом была поставлена современная опера. Было обращение в том же новосибирском театре к творчеству Шнитке. Да, это нечасто, но тем не менее.

— Вы же и работали над этой оперой в Новосибирске.

— Да. Вместе с польским режиссером Генрихом Барановским, который, к сожалению, недавно ушел из жизни, была поставлена опера Альфреда Шнитке «Жизнь с идиотом». А вот это, кстати, и есть пример того тесного сотрудничества, о котором я говорил. Он приглашал меня именно для совместной работы. Не для того, чтобы я, условно говоря, поставил «половецкие пляски». Мы делали эту оперу вместе. Еще было интересно работать в Ленкоме с Марком Анатольевичем Захаровым. Я не был оставлен только для хореографических номеров, мы создавали спектакль, придумывали его, решали драматургические задачи языком хореографии.

Маленькие странности

— В конце 90-х в том же Александринском театре вы работали над пьесой барнаульского драматурга Александра Строганова «Орнитология». Можете что-нибудь вспомнить о ней?

— Давно это было… Но могу сказать, что материал был очень неожиданным. И я помню, что все работали с большим увлечением. Актеры на тот период, мы были все помоложе, готовы были пробовать новое. И с большой заинтересованностью, горением проходила работа. Сегодня его в репертуаре Александринки нет, но для того времени это был очень интересный эксперимент. Он остался в памяти.

— Приоткройте секрет, что любопытного зритель увидит на премьере?

— Чем актеры будут удивлять? Во-первых, в драматическом театре актеры будут танцевать. И не так, чтобы, например, Ромео и Джульетта исполнили бы танец на карнавале, танец встреч. Здесь они будут танцевать по законам жанра танцевального спектакля.

— А вам не кажется странным, что драматический театр берется за такую постановку?

— Конечно, кажется. Это очень странно, это исключительный случай. Но что я могу сказать? У них это хорошо получается.

Любовь Березина,
директор театра драмы:

Сегодня мне приходится выполнять функции главного режиссера, подбирать репертуар. Почему возникла «Безымянная звезда»? Артистам очень понравилось работать в музыкальном спектакле «Блудный сын», они с восторгом вспоминали сотрудничество с Грицаем. И я подумала, что, во-первых, получится что-то красивое, и, во-вторых, актеры получат дополнительные навыки, которые им пригодятся обязательно. Это не самый плохой материал. Я не сторонник современной драматургии: конечно, есть много замечательных современных пьес, но ведь много и таких, которые я бы никогда на нашу сцену не пустила. Мы же не отрицаем, что театр ведет образовательную функцию. Есть много людей, которые никогда в жизни не смотрели в телескоп на звездное небо. И если кто-то после «Безымянной звезды» захочет это сделать, это будет прекрасно.

Факт

«Безымянная звезда» — пьеса румынского драматурга Михая Себастиана, написана в 1942 году. В 1956 году по ней был поставлен известный спектакль в БДТ имени Товстоногова. В 1978 году снят фильм Михаилом Козаковым с Игорем Костолевским и Анастасией Вертинской в главных ролях. Картина имела огромный успех как в России, так и в Румынии.

Справка

Сергей Грицай - хореограф, режиссер по пластике. Заслуженный деятель искусств, лауреат Государственной премии в области литературы и искусства. Работал в Мариинском, Александринском, Большом театрах, БДТ имени Товстоногова, МХТ имени Чехова, Метрополитен-Опере (Нью-Йорк).

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter