Барнаул
Читайте нас в соцсетях
Гид по развлечениям Барнаула
Новости

Сергей Медный: «Директор театра — это такой же человек, как директор совхоза»

Краевой театр драмы почти год работает с новым директором. Никогда еще на моей памяти руководитель краевого учреждения культуры не привлекал к себе такого внимания и не вызывал столько разговоров. Люди, которым пришлось работать/иметь дело с Сергеем Медным, рассказывают нам об этом как об очень нелегком опыте.

Сергей Медный.
Сергей Медный.
Олег Богданов

С риском для жизни

Денис Регельман, бывший главный специалист по спецпроектам и гастрольной деятельности Алтайского краевого театра драмы:

— Я видел, как директор устраивал истерики, орал матом, замахивался на моих коллег. Работа с Медным — производство, сопряженное с риском для жизни.

Если совсем немножко утрировать: когда у директора бывает плохое настроение, то изо всех его слов на планерке напечатать в своей газете вы могли бы только «здравствуйте» и «все свободны». Остальное — междометия, причем это не «мля», например, а гораздо жестче; кому угодно и по полной программе.

Со стороны, возможно, театр выглядит нормально работающим организмом, но изнутри все невыносимо мерзко и грязно. В коллективе совершенно невозможные условия жизни. Сейчас из руководящего состава театра, из тех, кто ходит на планерки, пять человек могут уйти. Но кто-то надеется, что Медному не продлят контракт, кто-то не мыслит своей жизни без театра, кто-то ждет последней капли.

 — Много разговоров о кадровых перестановках в театре. Что там происходит?

— Ладно бы он увольнял старую команду, он уже увольняет тех, кого сам принимал. Он говорит, что для него превыше всего актеры, но Тимошенко, который пришел и сказал: «Не бывает, чтобы спектакль ставился за десять дней», в новых спектаклях практически не занят. Где завлит Ирина Свободная, вы знаете. Это была его грубейшая ошибка: она гений, и я вижу, что людям ее жалко. Но между жалостью к Свободной и вполне реальной возможностью потерять свое место они выбирают второе. Все мы готовы терпеть; но сидеть слушать этот бред, этот мат, это вот «мы проводим первую лаболаторию» за пять тысяч рублей лично я не готов.

— А что за история с гонораром Виктюку за спектакль «До свидания, мальчики»?

— Я отвечу на этот вопрос так. Я знаю, что на счет Алтайского краевого театра драмы на днях поступило 200 тысяч рублей целевых денег от «Кузбассэнерго». Эти деньги я в свое время выбил, выторговал, выпросил; это была очень долгая процедура. Эти деньги должны были уйти Роману Григорьевичу. В чем сложность ситуации? Деньги — целевые, то есть потратить их можно только на постановку спектакля. Но потратить на постановку спектакля их невозможно, потому что он уже выпущен. Теперь очень интересно, куда директор эти деньги денет и как из этой ситуации выкрутится. Кстати, примерно 15% гонорара Роману Григорьевичу остались должны.

— Ходит слух, что Сергей Анатольевич — протеже одного из вице-губернаторов. Вы что-нибудь знаете об этом?

— Многие думают, что так оно и есть, поэтому люди в театре считают, что бороться с ним бесполезно, и опускают руки. Многие писали жалобы в управление по культуре, но, видимо, вокруг губернатора поставлены такие мощные преграды, что директор себя почувствовал Брюсом Всемогущим. Люди не верят, что что-то может измениться: столько промахов, ляпов — его профессиональные качества очевидны, но он продолжает работать.

Я одно знаю точно: когда появилась кандидатура Медного, в крае все очень удивились.

Сергей Медный: «Я — руководитель производства»

 — Многих людей, которые работают с вами, смущает ваш стиль работы, непохожий на стиль работы директора театра; вплоть до того, что вы матом кроете своих сотрудников. Если хотите, вы можете это прокомментировать.

— Да, могу прокомментировать. Что такое директор театра? Это руководитель производства. И директор театра — это такой же человек, как директор завода, как председатель Совмина, как директор совхоза. Это такое же производство, случается всякое, с людьми приходится работать по-разному. Иногда приходится и грубо общаться, да.

— Есть вопросы к реконструкции театра, которая проводилась с участием вашей компании.

— Генеральным подрядчиком здесь был «Алтайкоксохимстрой», господин Фокин Михаил Гаврилович. Компания, которую я возглавлял, занималась театральной технологией. Могу еще раз подтвердить: мы этим занимались, и на сегодняшний день это лучший театр за Уралом, прошедший реконструкцию, не считая оперного театра. Если найдете лучше, пожалуйста, я готов забрать свои слова обратно и заплатить столько, сколько я здесь заработал. Никаких недоделок нет, все работает как часики.

— Вы приняли театр с налоговым долгом в размере…

— …9,9 миллиона рублей.

— А вы сколько погасили?

— Сегодня 2,2 миллиона осталось налоговых долгов.

— В управлении по культуре называют другие цифры.

— Ну, это право управления. У меня есть справочка из налоговой инспекции, акт сверки.

— Что там у вас происходит с гонораром Виктюку?

— Есть некоммерческое партнерство «Культурное наследие Алтая», которое взяло на себя обязательство выплатить Роману Григорьевичу Виктюку гонорар. Это дело точно не директора театра. У директора театра есть взаимоотношения с некоммерческим партнерством: театр за прокат спектакля выплачивает некоммерческому партнерству 20% от выручки. Все.

Сергей Медный проводит планерку в краевом театре драмы

(Расшифровка записи, сделанной на мобильный телефон одним из участников планерки):

Медный: — …Господа, встаньте, посмотрите, пожалуйста. Я уже устал с этим дебилом, другого слова нету. Он заполнил журнал или нет, посмотрите? Я не знаю, если он считает, что заполнил, значит, я дурак. Если он не заполнил, значит, он дважды дурак, бл… дь. Ну что это такое, Вадим Федорович! Заполните журнал, проведите инструктажи вводные, вы три года в театре работаете, вы что, вообще, что ли, уже здесь!!!

Мирошников: — С кем проводить, со всеми?

Медный: — Со всеми, вы обязаны были это сделать три года назад, вы в театре работаете четвертый год!!!

Мирошников: — Чо ты орешь-то?

Медный: — Я не ору, я тебе пока говорю, мальчик!!!

Мирошников: — Щенок.

Медный: — Пшел отсюда бл. дь, тварь. Выйди отсюда нах, бл… дь. Составьте протокол об уходе с планерки.

Письмо Романа Виктюка губернатору Алтайского края Александру Карлину

Уважаемый Александр Богданович!

Не знаю, назвать это недоразумением или глупостью, но в театре драмы в спектакль «До свидания, мальчики!» без моего ведома издан приказ о вводе новых исполнителей на главные роли. Приказ подписан директором театра Медным С.А.

За всю мою творческую жизнь ни один директор театра (а это были великие Завадский Ю.А., Эфрос А.В., Ефремов О.Н. и многие другие) не позволял себе без моего ведома изменять внутреннее строение спектаклей.
Глупость и нерадивость директора театра, на мой взгляд, мешает нормальной работе краевого театра. Мне очень жаль, что один из старейших театров Сибири доверили возглавить дилетанту, человеку, очень далекому от театральной жизни и культуры в целом. Причем, личной культуры!

За период правления Медного из театра были вынуждены уволиться профессионалы высочайшего уровня. Чего стоит увольнение завлита театра Свободной И.Н. На мой взгляд, это невосполнимая потеря. Я не хочу обсуждать перерождение драматического театра в театр мюзиклов — это личный вкус директора и главного режиссера, но поверьте мне, в России и так осталось мало настоящих театров с серьезным драматическим репертуаром!
Уважаемый Александр Богданович, прошу Вас вмешаться в ситуацию, которая происходит в театре, или мне придется снять свою фамилию и запретить, к сожалению, эксплуатацию спектакля!

С уважением, народный артист России, заслуженный деятель искусств России, народный артист Украины, профессор Р.Г. Виктюк.

17.09.2010г.

Четыре года устраняли неполадки

Вадим Мирошников (работал главным инженером краевого драмтеатра):

Реконструкцию театра вела кемеровская фирма «Мастер-Свет» Сергея Медного.

После этой реконструкции мы четыре года устраняли технические неполадки и то еще не все устранили, например, компьютерную схему управления сценическим кругом. Согласно договору в течение шести лет все неисправности компания устраняет бесплатно. Но когда я этого коснулся: будьте добры, сделайте то, что должны, — последовала нулевая реакция. Я сколько писем писал в «Алтайстройзаказчик», в управление по культуре — все безрезультатно.

Управление Алтайского края по культуре и архивному делу:

На должность руководителя краевого театра драмы рассматривалось несколько кандидатур. На тот момент кандидатура С. А. Медного была наиболее подходящей прежде всего для решения актуальных проблем, стоящих перед театром.

На момент назначения Медного С. А. на должность директора краевого театра драмы общая сумма задолженности учреждения по налогам составляла 9,7миллиона рублей. Из этой суммы на 1сентября 2010 года погашено 5 миллионов рублей (остаток — 4,7млн. руб.).

При этом погашение долга осуществляется в соответствии с разработанным графиком и не отражается на текущих платежах в бюджеты всех уровней, не допускается задолженности по заработной плате работникам театра.

В первые три месяца после назначения С. А. Медного директором театра драмы в Управление по культуре и архивному делу поступали жалобы от сотрудников. Управление по культуре и архивному делу по каждому обращению проводило соответствующую проверку. Кроме того, по некоторым обращениям проверки провела Государственная инспекция труда в Алтайском крае. Нарушений трудового законодательства выявлено не было, действия директора театра не выходили за рамки его компетенции. Вместе с тем от руководства управления Медному неоднократно высказывались замечания относительно его не всегда корректного поведения и взаимоотношений с сотрудниками театра и управления.

Что дальше?

…Сначала в этом месте газетного разворота стояли другие истории — например, Ларисы Купцовой, директора ателье, которое доверчиво нашило костюмов для спектакля «Сон в летнюю ночь» на 123 тысячи рублей и полгода не может получить с театра ни копейки.

Потом мы подумали: дело ведь не в этом.

Будем справедливы: Сергей Анатольевич принял театр драмы с крупными долгами и серьезными творческими разногласиями в коллективе. Но это был театр, только что победивший на «Сибирском транзите» и взявший «Золотую маску». И тогда многих мучил вопрос «что дальше?».

Новый директор ответил на него сразу: театр под его руководством ждут невероятные творческие достижения и финансовое благополучие. С Нового года нас готовили к «главной премьере» — спектаклю Романа Виктюка. Были «губернаторский прием», репортажи с репетиций во всех краевых и барнаульских СМИ… В сухом остатке — провал и не очень чистая история с гонораром режиссеру и дальнейшей судьбой спектакля (увы, новый скандал только начинается — см. письмо Виктюка губернатору; и это уже вопрос репутации не только драмтеатра, но и края вообще).

Это правда — в репертуаре театра появилось несколько, что называется, добротных спектаклей, каждый из которых имеет в Барнауле большой коммерческий потенциал, потому что стоит в том же смысловом ряду, что и передача «Камеди Клаб», «Праздник сыра» и проект «Народное кино». Честно, я не думаю, что это плохо. Мюзикл «Калина красная». Ах, эти тучи в голубом. Максимально расширять зрительскую аудиторию и говорить на ее незамысловатом языке — многие, думаю, этот путь оценили.

В конце концов в театре есть как минимум один замечательный проект — Деревни.net

Пугает только, что директор уже объявил, что из этого выйдет: следующим летом мы примем международный театральный фестиваль, какого еще не было в природе.

Это слишком напоминает «международные гастроли в Казахстан» или «осенью зрители смогут оценить спектакль заслуженного артиста России Сергея Никоненко» и другие директорские прожекты, так и оставшиеся прожектами.

Вопрос творческих разногласий Медный тоже закрыл: из театра уволены практически все, кто мог ему возразить.

Ну и мне совсем не верится в альтруизм директора, который, пусть по своему разумению, но борется за театр, в рекордные сроки погашая миллионы налоговых долгов. Хотя бы потому, что Медный — не только директор театра. Де-факто он остается руководителем компании «Мастер-Свет» — она участвовала в реконструкции театра драмы и краевой филармонии, а теперь претендует на подряд при реконструкции МТА и театра музкомедии. Это — отдельная увлекательная история, и скоро мы вам ее расскажем.

Но дело, повторюсь, не в этом. Не в том, как директор театра выполняет свои финансовые обязательства перед партнерами, может ли он поливать матом своих подчиненных, должен ли он уметь правильно произносить слово «лаборатория». Много в нашей стране городов, где жизнерадостные хамы сидят в чиновничьих кабинетах, — но в театре… Перефразируя С. А. Медного: найдите мне еще одного такого директора краевого театра драмы, и я верну вам деньги за эту газету.

Дело все-таки в том, нужен ли нам таким, какие мы есть, вообще какой-то театр, какое-то искусство? И если да — может, пора тогда очнуться и перестать делать вид, что ничего позорного в краевом театре драмы не происходит?

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter