Барнаул 17°C
Читайте нас в соцсетях
Гид по развлечениям Барнаула
Новости

Собачьи глаза намокли

«Хатико. Самый верный друг"
Лассе Халльстрем. В ролях Ричард Гир, Джоан Аллен. США, 2009.

Из-за халатности носильщика на перрон падает клетушка с очаровательным песиком внутри. Ушки на макушке, хвост кренделем, этого милягу случайно подбирает прибывший вечерним поездом профессор Паркер. За короткое время щенок, названный Хати, со щенячьей непосредственностью уничтожает часть имущества, влюбляет в себя весь дом и становится ближайшим другом профессора. Второй его близкий друг, с которым они в свободное время хлещутся на деревянных мечах, замечает по этому поводу что-то из репертуара мрачных девочек в черных кожанках и с густо подведенными глазами: «Это не ты выбрал собаку. Это собака выбрала тебя». Нечто подобное, только про бездну, пишут эти девочки на партах нашего классического университета.

Хати встречал профессора каждый вечер на железнодорожной станции, и продолжал делать это в урочном месте уже после того, как профессора убил сердечный приступ.

Секретничать с сюжетом изначально не было никакого смысла, фильм снят по реальным событиям. В любом случае, всю расстановку, с погрешностью в два-три кадра, можно было спрогнозировать еще задолго до премьеры. В те моменты, когда вроде бы уже нечего сказать (а всю историю, не слишком даже опуская подробности, можно отчеканить минут за пятнадцать), режиссер Халльстрем крупно показывает влажные собачьи глаза. Так, взрослея не по дням, красавец Хати и тянет в своей упряжке весь этот фильм вместе с дико уставшим от профессии Ричардом Гиром, сквозь невозможный прищур которого (давно подменивший ему всю остальную мимику) уже лет десять нельзя разглядеть, радуется он, сердится или же просто ехидничает.

Тетешканье профессора с любимым псом, помимо нежных чувств, вызывает подчас недоумение и даже язвительные смешки (когда профессор встает на четыре мосла или начинает натуральным образом лаять). Но вот пес, очевидно, не к добру, все ж таки приносит ему мячик — и в зале уже решительно ни гу-гу. В итоге плачут все до последнего, включая неряшливого торговца сосисками. Гарантированно будет рыдать зрительный зал.

Такие фильмы не поворачивается язык ругать, все недочеты в конце концов растворятся в детских слезах — а что может быть трогательнее? Понятно, что собаке и так будут сочувствовать больше, чем человеку, особенно когда над головой Хати деревья многократно и выразительно поменяют листву, а шерсть его сваляется колтунами, но в эту стерильную историю о преходящести всего, кроме дружбы, не ввернули ни одного хоть сколько-нибудь отрицательного героя. Каждый прохожий едва ли не встает в очередь, чтобы прилобунить собачку, здесь не нашлось места своей не то чтобы Круэлле де Виль, но даже и тетке-кляузнице. А с детьми иногда надо бы построже.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter