Барнаул 21°C
Читайте нас в соцсетях
Гид по развлечениям Барнаула
Новости

Спокойный среди бурь

Антон Захаров, корреспондент отдела "Общество".
Антон Захаров, корреспондент отдела "Общество".
Анна Зайкова

По некоторым прогнозам экологов, уровень Мирового океана когда-нибудь поднимется настолько, что подтопит Европу. В этом случае под водой в первую очередь окажутся находящийся в низине Амстердам или, например, прибрежные земли на юге Франции.

Хотя руководители нашего государства к экологам относятся, как к насекомым, с таким сценарием они в целом согласны. Не согласны лишь с причиной.

По их мнению, Старый свет действительно погружается на дно, но, согласно библейскому сюжету, в качестве расплаты за собственное грехопадение. То есть Лазурный берег точно сгинет, но за игорные дома и однополые браки, Амстердам — за бордели и опять же однополые браки, чтоб им пусто было.

К несчастью, с тяжким грохотом океан подходит и к нашим границам. Волну гонят ревизионисты истории, наймиты госдепа, осквернители, безбожники, гомосексуалисты. Короче говоря, либералы. Что делать в этом случае? Разумеется, сооружать ковчег, спасаться.

Основной удар принимает на себя сфера культуры как самая мягкая и беззащитная, и потому министр ее уже взялся за рубанок.

На заседании оргкомитета по проведению Года культуры были обсуждены проектно-сметные детали будущего строительства и даже распределены некоторые обязанности. Кормчим, разумеется, поставят Никиту Михалкова, он и озорно прикрикнуть может, и фуражка-капитанка у него имеется, давно не надеванная, правда.

Что ж, пора доставать.

Создатель первого ковчега слишком либеральничал, взяв на борт абсолютно всех. Поэтому на заседании договорились собирать команду строго из патриотов-регионалов, которые и станут «новой культурной элитой». Старой же элите будет устроена переаттестация и «переориентация» (термин с заседания), причем, надо полагать, в буквальном смысле: тот же Чайковский имеет шанс остаться в культуре и даже получить кинофильм о себе, но только если сценарист верно героя «сориентирует».

Плыть придется в непростых условиях, поэтому брать решено только самое необходимое, никаких концептуальных изысков. «Современное искусство не должно быть чем-то непонятным, это все искусство, которое делается сегодня», — заявил министр.

Тепло, хорошо на ковчеге. Уютно квохчет посаженная на жердочки культурная элита. А Мировой океан — он неприятный, потому что большой, плохо изученный и еще хуже управляемый.

Позиция Мединского по возможности окружить себя чем-то простым, интуитивно близким, легко описываемым, транслируемым и поддающимся указке по-человечески понятна и даже трогательна. Но от государственных деятелей слышать ее все же странно.

Порой создается ощущение, что в голове у них органчик вроде того, что был у одного из глуповских градоначальников. Органчик этот ограничивает кругозор и общий интеллектуальный потенциал: все вокруг должно быть как дважды два, чтобы для донесения приказов достаточно было лишь крикнуть: «Не потерплю!»

А то и просто: «П…п…плю!»

А то и вовсе ничего не кричать, только бровью повести.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter