Барнаул 6°C
Читайте нас в соцсетях
Гид по развлечениям Барнаула
Новости

В Барнауле прошла творческая лаборатория молодой режиссуры и современной драматургии «Новое завтра»

В душном летнем мареве творческая лаборатория «Новое завтра» стала для Барнаула глотком свежего воздуха. В течение трех дней в стенах драмтеатра все желающие могли познакомиться с современной драматургией и увидеть молодую режиссуру без купюр — формат «эскиз спектакля» дает больше возможностей для выражения режиссерского замысла. Барнаул в летний период анабиоза оказался настолько заинтересован лабораторией, что желающих посетить спектакли оказалось больше, чем могла вместить камерная сцена.

Диалог со зрителем — важная часть лаборатории. Важна она не только для режиссера, но и для самого зрителя, который может не просто поаплодировать на премьере и крикнуть «браво», но и указать режиссеру на то, что оказалось ему непонятным, рассказать о том, какое впечатление произвел спектакль.

Первый спектакль лаборатории — «Жанна (А дальше будет новый день)» режиссера Александра Огарева по пьесе Ярославы Пулинович. Завершился он трэком какого-то мне (слава богу) неизвестного репера. Текст с примитивными рифмами, с матом — все как у них полагается.

На обсуждении один из зрителей (судя по всему — представитель чиновничьего сословия) начал говорить о том, что театр — это оазис культуры, и государственный театр должен пропагандировать только светлое и хорошее, а не показывать вот такую чернуху, потому что он существует на деньги налогоплательщиков. А в частных театрах — пожалуйста, делайте, что хотите. Попытки объяснить, что мат в данном случае создает законченный образ героев, что в чеховских пьесах тоже он есть, разбились о железный аргумент говорящего: «Это же у Чехова, ему можно». Получаются такие бинарные оппозиции: чеховский мат — нечеховский мат (тсс, нельзя!), государственный театр — негосударственный театр, ЕдРо и госдеп, добро и зло.

Есть у Александра Зиновьева книга «Зияющие высоты», в которой рассказывается о жизни обычного партгородка Ибанск, в котором царит бесконечная бюрократия и головотяпство. Имеется, конечно же, в этом городе и театр — на Ибанке. И этот самый театр на Ибанке пропагандирует высокое и красивое, настоящий оазис культуры в городе. И никогда (не дай боже, что вы!) мата там нет.

О вечно одиноком человеке

Театр не дает ответов, но он может задавать вопросы, обозначая тем самым проблемные зоны человеческого существования. И в ряд вечных проклятых вопросов у современного человека встает еще один, пожалуй, самый важный — вопрос одиночества в мире без границ и расстояний. Пьеса Ярославы Пулинович «Он пропал без вести», читка которой проходила в рамках лаборатории, — как раз об этом и о том, что же станет с этим одиноким человеком? Что его ждет? Правда, человеком будущего в пьесе оказываются куклы из секс-шопа, практически идентичные человеку по внешним параметрам, но отличающиеся живучестью за счет своей кукольности. И человек уже — «не человек, а человечинка, не личность, а личинка».

Москвы нет, Россия выдумана

«Остров Рикоту» Натальи Мошиной в постановке Александра Созонова — это социальная драма о России, о ее настоящем и будущем. Столичный журналист отправляется на остров на Дальнем Востоке, чтобы написать серию очерков и оказывается в совершенно другом мире, оторванном от жизни, потонувшем в море забвения, пыли времен. Сибирь — это, конечно, не дальневосточный остров, но и нам свойственно ощущать себя совершенно иной структурой, и гордо называть себя сибиряками.

Гавань абсурда

Не обошлась лаборатория и без смелых экспериментов: Илья Ротенберг поставил пьесу «Канкун» Гальсерана в стиле театра абсурда, напомнив зрителям, что действительность груба и в ней нет никакого смысла. Что, конечно, оставило зрителей в шоковом состоянии после просмотра. И нервный смех над сюжетными переплетениями истории о двух семейных парах в казалось бы бесконечно радостном отпуске был попыткой защититься от этой самой грубой действительности. Настолько грубой, что так и осталось непонятным, где она перешла в сон. Или в явь.

Интрига

Какой спектакль из представленных на «Новом завтра» включат в репертуар театра, будет известно только 21-го августа, на общем сборе труппы.

Отрывок из пьесы Ярославы Пулинович «Он пропал без вести»

Девушка-Картошка. Я не знаю. Просто мне хочется с кем-нибудь разговаривать.
Мальчик-Гамбургер. Дура ты, Картошка-фри! Никто тебя не съест.
Картошка. Почему сразу «дура»?
Гамбургер. Потому что хочешь разговаривать.
Картошка. А ты — нет?
Гамбургер. А я с Яндексом разговариваю, мне хватает.
Картошка. С кем?
Гамбургер. С Яндексом. Не пробовала? По-крайней мере, когда я спрашиваю его о чем-то важном, он всегда мне отвечает. И тогда мне кажется, что ему на меня не наплевать. Хотя это бред, конечно. Конечно, ему наплевать. Ну, то есть я думаю, это не потому, что он злой, а потому, что он Интернет, но иногда мне кажется, что ему больше всех не наплевать, потому что он даже если и выдаст ненужную фигню, все равно хотя бы попытается найти ответ для меня, а не смотрит телевизор целыми вечерами… По крайней мере, у меня создается иллюзия, вернее, он во мне ее создает, что я нужен ему…

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter