Барнаул 5°C
Читайте нас в соцсетях
Гид по развлечениям Барнаула
Новости

В Барнауле прошли Башуновские чтения

18−19 ноября в Барнауле прошли III Краевые Башуновские чтения, посвященные 65-летию со дня рождения поэта и писателя Владимира Башунова. 18 ноября в Государственном музее истории литературы и искусства на Алтае состоялась презентация сборника «Избранное: Поэзия. Проза. Публицистика», в который вошли стихи, проза, литературная критика и публицистика Владимира Башунова. Книга открывает серию изданий «Русские сны», посвященную памяти русских писателей, ушедших из жизни на рубеже XX-XXI веков. Она продолжает одноименную серию произведений поэтов и прозаиков России, публиковавшуюся на Алтае в 1990-е годы. Составителями новой книги являются Станислав Григорьев и сын поэта Игорь Башунов.

В Барнауле прошли Башуновские чтения.
В Барнауле прошли Башуновские чтения.
Анна Зайкова

Площадкой второго дня Башуновских чтений — 19 ноября — стала молодежная библиотека, носящая имя Владимира Башунова (ул. Чернышевского, 55). В этот день была представлена аудиокнига произведений Владимира Мефодьевича.

Из сборника «Избранное»

Радоница

Опустишься в сон, как в глубокую воду,
и там, в глубине,
пройдешь по любимому сердцем народу —
друзьям и родне.

По тем, с кем уже не увидишься въяве
ни нынче, ни впредь.
Ах, кто не мечтал не в болезни, а в славе
легко умереть.

Но что перед жизнью пустые мечтанья!
Как огненный смерч
приносит с собою испуг и страданье,
так ранняя смерть.

И я не хочу никакого загада —
не стоит гроша,
ведь муку чужого предсмертного взгляда
узнала душа.

И я не хочу, точно птица, попасться
в силки, как в беду.
И в день поминальный, девятый по Пасхе,
я вновь к вам приду.

И вновь я услышу, как дышат могилы,
пресилив тиски,
остатком еще не растраченной силы,
любви и тоски.

И вновь я увижу, как светел и тонок
небесный оклад.
И женщина плачет. И прячет ребенок
взрослеющий взгляд.

Всадник

Прогибается дорога,
Пролетает верховой
Нету черта, нету Бога-
Только ветер вихревой.-

Только выструнено тело-
Вороной, не подведи!
Только сердце ошалело
Бьет-колотится в груди.

Непутевая натура,
Опрометчивый разбег!
Задохнувшись от аллюра,
Бросит повод человек.

Станет конь в траве высокой,
В тишине и красоте,
На желанной,
На далекой,
На мучительной черте…

Человек домой вернется,
Где жена и ребятня
Потаенно обернется
На дорогу и коня

Дух дикой ягоды

Дух дикой ягоды сильнее
садовой.
На седьмое утро
Пустая банка из-под ягод
Хранит все тот же аромат
Быть может, небеса синее
Над дикой ягодой?
Так нет же!
Равно вечерняя прохлада
Бодрит и лес, и палисад.
К тому же ягоде садовой
Вниманья больше и ухода,
Она крупнее,
Раньше спеет
И раньше радует детей.
Но своевольная природа
Взяла в избранницы другую-
Какие прихоти, скажите!
А что скажите делать с ней?
О, Родина,
Я не оставлю
Твоих корней, не позабуду
Отцовских слов,
Простых и ясных, слез материнских и забот
Когда оставлю -что я буду?
Когда забуду
Образ мира
Пойдет и вкривь, и вкось -согласных
Не станет красок, звуков, мыслей.
Дух дикой ягоды умрет!

Из воспоминаний о Владимире Башунове

Станислав Вторушин,
писатель:

У меня часто возникало ощущение, что Башунов, несмотря на огромный круг знакомых и большое число друзей, всю свою жизнь оставался одиноким. Да он и сам не скрывал этого, говоря: «Поэт одинок вдвойне, втройне. Чем ярче и сильнее дар, тем больше в нем одиночества, тем глуше и непреодолимей стена разделяющая.

Владимир Токмаков,
писатель и поэт:

Башунову завидовали очень многие коллеги по писательскому цеху. Считалось, что в советскую эпоху он сделал удачную, благополучную карьеру: его сразу же заметили как поэта, стали публиковать, издавать книги, обласкали, захвалили. После первой книжки (он издал ее в 24 года — тогда это считалось немыслимо рано!) достаточно молодым по тем временам — в 30 лет! — был принят в Союз писателей СССР. Его пригласили на работу в «Алтайское книжное издательство», о такой синекуре мечтали многие! Что может быть лучше, спокойнее и надежнее для поэта советских времен? Почти всегда — только положительные рецензии, участие в писательских семинарах и совещаниях. Конечно, Башунову завидовали… Завидовали его литературным премиям - а справедливости ради надо сказать, что он получил все главные краевые премии — регулярному выходу книг, даже в те годы, когда об этом уже никто не мог и мечтать. А тут еще — прекрасная семья, красавица-жена, умницы-дети, большая трехкомнатная квартира, подаренная государством… А зависть разрушительна и для того, кто завидует, и для того, кому завидуют.

Башунов никогда и не жаловался, не рассказывал о своих проблемах на людях. О его переживаниях и душевной смуте, поисках и сомнениях, житейских трудностях и творческих катастрофах, как это часто и бывает у большого поэта, можно было прочитать только в его искренних и честных стихах.

Наталья Николенкова,
поэт:

Знакомством с Владимиром Мефодьевичем Башуновым я искренне горжусь. Во времена литературной студии при Союзе писателей даже мы, юные максималисты, отвергая «деревенскую» поэзию как класс, не могли не чувствовать масштаба личности Башунова. Сама себе удивляясь, плакала над его стихами. Думаю, не без доброго участия Владимира Мефодьевича вышла в Алтайском краевом издательстве моя первая книжка. Спасибо ему за всегдашнюю поддержку, не демонстративную, но действенную.

…Замолкали звери и птицы, когда Башунов начинал говорить о Пушкине. Не зря школьные учителя-словесники мечтали заполучить на пушкинский урок именно Башунова. Если кто и мог расшевелить «ленивых и нелюбопытных», так это он.

… Владимир Мефодьевич был настоящим поэтом и настоящим человеком, умным, тёплым, преданно любящим свою семью, родину, веру, язык. Да нет, не был — есть.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter