Барнаул
Читайте нас в соцсетях
Гид по развлечениям Барнаула
Новости

Видео. Артём Деревянкин читает свои стихи

Артём Деревянкин родился в 1987 году в Барнауле. Окончил исторический факультет АлтГПА. Подростком посещал лит салон «Элегия», которым руководил Сергей Клюшников, его и считает своим наставником. Участник Второго Форума молодых писателей России (Липки, октябрь 2002 г.), Всероссийского совещания молодых писателей (г. Сургут, 2009 г.), а также трёх краевых семинаров молодых литераторов (2005, 2007 и 2009 гг.). Лауреат Малой Пушкинской премии (2006). Публиковался в журналах «День и ночь», «Алтай», «Барнаул», «Встреча». Автор двух сборников стихов: «Дети пустоты» (2003г.) и «Раздрай души» (2006 г.). В настоящее время занимается в студии при краевой писательской организации, руководитель Иван Мордовин.

Артём Деревянкин,
поэт:

Творчество для меня — зависимость, одна из… Иной раз думаю: «кому оно надо?» Терзаюсь от этих мыслей и всё равно пишу, в год по чайной ложке. Завязывать? — Не дождётесь. Жребий кинут!

Будильным звоном сумерки болят.
Я нагружаю зеркало лицом
И прикрываю стёклышками взгляд
От разных неособенных особ.

Я просыпаюсь сахаром на стол,
Жгу кипятком разбуженную лень.
Жужжанием автобусов и пчёл
В зрачки окон заглядывает день.

День осеняет осени мазня,
Окошко щурит шторки на ветру.
Создатель пишет пьесу про меня —
Намаюсь, забрачуюсь и помру…

***

Архивы истлеют, глаза остынут,
И кровушку павших снежок потрусит.
Служители молоха молоты вскинут
И в память осиновый кол — не укусит!

Найдут пожелтевшей эпохи слепок,
И с треском утонет в огне бумага:
Мой прадед — агент четырёх разведок —
Был лучшим плотником Норильлага.

Потомки пойдут далеко и в ногу,
Заучат: ничто не даётся свыше…
Забудут, а прадед поверил в Бога
До смерти, когда так безбожно выжил.

Немые снега перекрасят в лето,
Замесится нового мира стройка.
Разрежут каналами реку Лету —
В их прошлом великий потоп. И только…

Барнаулу

Безвременье ударилось в загул,
Спешит одних казнить, других прославить,
А я читаю в слове «Барнаул"
Отцов моих нетлеющую память.

Я болью поколений нездоров,
Легко сказать «сибирские Афины»!
Мой город — это молодость ветров
И яблони весенние седины.

В меня его история вошла,
Вдыхая пыль, я кашлял горлом строки,
В стихах, где смысла толика была
Я только пересказывал дороги.

Усталые потоки горожан
Струились, как пролитые чернила,
А лунный вечер бликами дрожал
И светлый образ кровоточил миррой.

Я городу неоновому сын,
Где свет зелёный «пробки» выбивает,
И сердцем шпиля тикают часы,
Движенье стрелок — Родина живая.

***

Когда не можется дышать,
И воздух затхлостью помешан,
То надрывается душа
Тяжёлым ямбом охоревшим.

Но смех не вызовешь тоской,
И, сосчитавши круги Рая,
Я пред наивностью людской
Святую молодость играю.

Я стариковской грустью юн,
Меняю ночи по минутам
И всё, что нажил, отдаю
Своим хореям ямбанутым.

Не девочка

«Уже не девочка» из племени блондинок
Встречает каждый новый день как поединок.
Сюжеты жизни круче фильмов Тарантино
Её заставили безвременно умнеть.

Пропитан тесный кабинет конторской лживостью,
Не скроют зависти подружки-сослуживицы,
Бетонный город проклят дикой одержимостью
И переводится с библейского «Садом».

Она потомственный профессор женской логики,
Её наряды расплодились, словно кролики,
Но по законам прикладной этимологии
«Муж» происходит от латинского «козёл».

Их юный отпрыск ходит в школу для отличников,
Где успеваемость башляется приличненько,
Он ухмыляется очкастым пухлым личиком
И происходит от английского «дебил».

Растёт он умственно отсталым паразитиком,
Ведь предприимчивые мужнины родители
Внучонка грузят болтовней нравомучительной,
Чтоб о корнях своих, о предках не забыл.

Свекровь по горло окунулась в метафизику
И отравляет жизнь супругу, тоже шизику,
Он, деревенской самогонкою нализанный,
Исходит матом от французского «бодун».

…Сюжеты жизни круче фильмов Тарантино,
Подруги — стервы, сын — дебил, а муж — скотина.
Выходит это ей не так и то не этак,
Дурёхе крашеной из племени брюнеток.

Фрагмент

Чай заварим с матами —
Мёд попался липовый…

Посвящается А.А. Карпову

Выросли во рту грибы —
Адово исчадие.
Где от вируса судьбы
Взять противоядия?

Суп с котом испробую,
Пирожочек с «бобиком»,
Панику утробную
Умножая столбиком.

Расточитель истины
Крякнет — не опомнится:
Вилами написаны
Лживые апокрифы…

Уплывают мятые
Трудовые «соточки».
Чай заварим с мятою,
А накатим… водочки!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter