Экономика

Из синего неба. Как в Барнауле делают медицинский кислород для ковидных больных

Предприятие «Алтайстройдеталь» до недавнего времени мало кому было интересно. Там производили кислород для технических нужд — производств и строительных площадок. Его поставляли и в медучреждения, но в малых количествах. Пандемия коронавируса внесла серьезные коррективы в работу. Рассказываем, кто и как на Алтае производит самый нужный сейчас медицинский продукт.

Производство медицинского кислорода.
Производство медицинского кислорода.
Дмитрий Лямзин.

Большая перестройка

С такими объемами производства, как сейчас, предприятие никогда не сталкивалось. «Первую волну коронавируса мы, можно сказать, пропустили, — говорит директор „Алтайстройдетали“ Антон Литвиненко. — Поставки шли своим ходом. Производство медицинского кислорода в общем объеме занимало всего 20%. И всего два автомобиля курсировали между больницами. А теперь мы два месяца уже почти не спим».

Не все сотрудники вынесли такой накал работы, просто не выдерживали и увольнялись. «Мы постоянно на связи с министерством здравоохранения и круглосуточно решаем, куда вперед везти кислород и что делать дальше. Пришлось пересмотреть все процессы, рассказывает директор. — Я лично объехал все ковидные госпитали в крае, рисовал схемы доставки».

У «Алтайстройдетали» небольшое производство. Чтобы удовлетворить потребности края в медицинском кислороде, предприятие было вынуждено отказать многим клиентам, с которыми сотрудничало годами по поставкам технического продукта. «Наверное, для нас это большой минус, но пока мы не можем поступить по-другому», — говорит Антон Литвиненко.

В итоге производство медицинского кислорода в сентябре-октябре увеличилось в пять раз, и «Алтайстройдеталь» полностью закрывает все потребности. Недостатка кислорода в крае нет и не будет, говорят на предприятии.

Антон Литвиненко, директор предприятия «Алтайстройдеталь».
Дмитрий Лямзин.

Деньги из воздуха

В зависимости от района поставки цена кубометра живительного газа различается. Большую часть ее составляют транспортные расходы, поэтому кислород для Барнаула и, скажем, Благовещенки будет существенно отличаться по стоимости.

Цена кубометра кислорода на рынке составляет 25 рублей, соответственно, баллон стоит чуть больше 150. По словам директора «Алтайстройдетали», во времена жесткого дефицита некоторые компании подняли цену до 500 рублей за баллон. «Нам звонят некоторые клиенты, просят отпустить кислород по любой цене, но мы не можем, поскольку все уходит на медицинские цели», — говорит Литвиненко.

Два компрессора

Производство кислорода — дело региональное. Небольшие предприятия не производят продукт в большом количестве, так что возить его за пределы региона нерентабельно: «Потери при перекачке из емкости в емкость большие. А если везти в газообразном состоянии в баллонах, то получается, по сути, везем железо, в котором не так уж много кислорода».

Во времена СССР на каждом предприятии было свое производство кислорода для внутренних нужд — котельный завод, комбинат химических волокон, завод синтетического волокна, мехпресса не нуждались в стороннем продукте.

После распада страны большая часть оборудования оказалась в металлоломе. В 2004 году «Алтайстройдетали» досталась законсервированная к тому времени установка с завода механических прессов, с 2005-го она работает без остановки. Два компрессора останавливаются лишь на плановые ремонты и ревизию, и то по очереди.

«Когда оборудование перевезли с мехпрессов, вместо 500 баллонов по паспорту оказалось всего 300, и мы как-то загрустили, — вспоминает Литвиненко. — Понятно было, что оно нерентабельное вообще. И тогда мы полностью развязали руки инженеру: что хочешь, то и делай. И он стал делать то, что называется модным словом апгрейд».

По выражению Антона Литвиненко, это не особо новая конструкция, в производстве газов принципиально ничего не поменялось, только антураж и некоторые методы очистки, а «химия всегда остается химией».

Производство медицинского кислорода.
Дмитрий Лямзин.

Жидкость и газ

Два компрессора качают воздух буквально из синего неба прямо над «Алтайстройдеталью». Компрессор сжимает воздух и посылает его через холодильник на вторую ступень, где он сжимается снова. То же происходит на третьей и четвертой ступенях, но на каждой следующей давление становится больше.

Затем воздух поступает в адсорбер — колонну с системой чаш, в которой делится на азот и кислород. Азота в воздухе 80%, но установка предназначена для кислорода, так что другой газ собирается в очень малом количестве. Все это напоминает, по выражению механиков предприятия, самогонный аппарат.

Главная проблема производства кислорода на любом предприятии — очистка продукта. Воздух в промышленной зоне, мягко говоря, не как в хвойном лесу. Чтобы получить чистый медицинский кислород, поначалу приходилось два раза в день останавливать и продувать всю систему. В прошлом году «Алтайстройдеталь» докупила новые дополнительные блоки очистки, чтобы не допустить попадания углекислоты.

С колонны кислород идет в цех наполнения, где по газоводам поступает в баллоны либо в жидком виде сливается в емкости для хранения. Сейчас этот запас жидкого кислорода почти иссяк, копить его можно только в ночные смены и в выходные дни, когда не так велико потребление газа. В основном же предприятие работает буквально с колес — весь продукт тут же идет в баллоны и потребителю.

Все производство — это четыре аппаратчика, четыре машиниста и четыре лаборанта, которые работают в четыре смены. Они обеспечивают кислородом весь Алтайский край.

Цифра

500−600 баллонов с кислородом производят на предприятии «Алтайстройдеталь» в сутки

Производство медицинского кислорода.
Дмитрий Лямзин.

Оборотная тара

Газ в цехе наполнения подается на рамку, в которой 10 баллонов. В баллоне 6,24 кубометра газа. К каждому приклеены паспорт партии и паспорт качества и поставлена пломба единого вскрытия: баллон с газом нужно использовать сразу.

Баллоны — это оборотная тара, принадлежности у них нет. У «Алтайстройдетали» есть парк своих баллонов, около тысячи штук, но на них не указано «имя» хозяина, так что это виртуальный актив.

Всего в обороте в Алтайском крае несколько тысяч кислородных емкостей. У некоторых клиентов есть именные баллоны, их метят клеймом, и тогда тара оборачивается только между поставщиком и конкретным предприятием.

«Когда взлетело производство медицинского кислорода, мы столкнулись с тем, что у больниц перестало хватать оборотной тары, — рассказывает Антон Литвиненко. — В „мирное“ время у них было всего лишь по 10−20 баллонов. Мы отдали больницам все, что у нас было, а также собрали тару у своих технических клиентов и переаттестовали ее под медицинское назначение».

Медицинская тара отличается тем, что используется в чистых помещениях, проходит освидетельствование, на «Алтайстройдетали» ее регулярно красят, промывают, меняют вентили.

Производство медицинского кислорода.
Дмитрий Лямзин.

Голубая колба

Качество кислорода в жидком и газообразном состоянии ежедневно проверяют в лаборатории при предприятии по девяти параметрам на все вредные примеси согласно документам Росздравнадзора, в том числе на содержание масла, ацетилена, углекислоты, мехпримесей, содержание СО2 и другие.

Жидкий кислород голубого цвета, хотя воздух не имеет ни цвета, ни запаха. Именно поэтому кислородные баллоны также красят в голубой.

В лабораторию кислород приносят в ведрах и наливают в колбы. Голубая жидкость выходит паром — выкипает, поскольку ее температура составляет -173° С. Если плотно закрыть колбу, будет взрыв. Так что продукт «Алтайстройдетали» особо опасен.

Производство медицинского кислорода.
Дмитрий Лямзин.

Термос с кислородом

Кислород в жидком виде перевозят в специализированных цистернах с газосбросом, чтобы стабилизировать давление. Цистерна — это, по сути, термос с внутренней и внешней колбой.

Чтобы кислород поменял агрегатное состояние, его газифицируют и заливают в баллоны. Он хранится там под давлением 150 атмосфер. Именно в таком виде кислород «едет» к потребителю — в больницы края.

Технически возможно поставить на территории госпиталей емкости и возить кислород в жидком виде цистернами по 6 тонн, что существенно снизило бы цену доставки и дало большой запас. Однако возможно это далеко не везде, а только там, где есть специальные газификаторы.

Во многих районных больницах нет механической разгрузки, поэтому баллоны приходится таскать вручную. «Это адский труд: каждый баллон весит 70 килограммов, — объясняет Антон Литвиненко. — Больницам, оснащенным погрузчиками, кислород доставляют прямо в кассетах по 10 баллонов. Это сокращает время и решает многие проблемы».

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость