Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Экономика

Мы никого не захватываем: в «Россети Сибирь» объяснили интерес к электрокомплексу Барнаула и «Алтайкрайэнерго»

Павел Акилин, генеральный директор компании «Россети Сибирь» (МРСК Сибири), приехал в Алтайский край на запуск нового электросетевого комплекса в игорной зоне «Сибирская монета». Он выразил желание встретиться с журналистами Altapress.ru и в ходе интервью в редакции рассказал о стратегии развития электросетевого комплекса в регионе и планах по консолидации активов. Вопросы энергетику задавали издатель сайта Максим Герасимюк (М.Г.) и обозреватель Надежда Скалон (Н.С.).

Павел Акилин.
Павел Акилин.
Россети Сибирь.

Естественная монополия

Н. С. — Павел Евгеньевич, «Россети Сибирь» не первый год принимает на баланс бесхозяйные электросети. Однако существуют сети, у которых есть обслуживающая организация — СК «Алтайкрайэнерго» и «Барнаульская сетевая компания». И «Россети Сибирь» выражала интерес к тому, чтобы взять их на обслуживание. Какова ваша логика?

— Консолидация активов на базе государственной компании Россети предусмотрена стратегией развития электросетевого комплекса России, одобренной президентом. И Россети, и «Россети Сибирь» как дочерняя структура компании, выполняют то, что предписывает этот документ.

Почему в стратегию заложен именно этот принцип? Во-первых, потому, что электросетевое хозяйство — важнейшая инфраструктура жизнеобеспечения, и в ней должен быть порядок. А порядок возможен, когда все живут по единым стандартам, есть единый центр ответственности и единый центр компетенций.

Во-вторых, Россети — это естественная монополия, полностью регулируемая государством. Поэтому высказывания некоторых ваших коллег о том, что государственная компания путем консолидации активов душит конкуренцию, не совсем корректны. Конкуренции здесь и не может быть.

Н. С. — В самом деле, высказывания, что объединение сетей приведет к ограничению конкуренции, прозвучали. Поясните вашу позицию.

— Что такое конкуренция? Когда товар с одинаковыми потребительскими характеристиками можно купить у любого производителя или продавца.

Можно ли, живя, скажем, в Красноярском крае, присоединиться к сетям «Алтайэнерго» или «Барнаульской сетевой компании»? Чисто гипотетически да. Для этого кто-то должен построить еще одну линию до моего дома — тогда я смогу выбрать, у кого купить услугу по передаче электроэнергии. Но все остальные потребители должны заплатить за строительство новой линии.

Может быть, авторы высказываний об ограничении конкуренции настаивают, чтобы потребители дважды заплатили за создание инженерных сооружений под названием электрические сети? Конкуренции в естественной монополии нет. И более того, важно, чтобы такой монополией управлял кто-то один.

Энергетики начали строить ЛЭП в горах
архив филиал ОАО «МРСК Сибири» — «Алтайэнерго»

Экономический эффект

Н. С. — Когда год назад в правительстве края заявили о предстоящем присоединении к «МРСК Сибири» сетей «Алтайкрайэнерго», речь шла еще об одном результате — экономии. Какую экономию приносит консолидация?

— У каждой сетевой компании есть своя зона обслуживания. Но на отдельных территориях, где имеются сети обеих компаний, они пересекаются. Соответственно, мы содержим свой персонал, они — свой. И за это потребитель платит дважды. Объединение позволит часть затрат сократить.

Н. С. — Но ведь оплата труда персонала, насколько я понимаю, составляет небольшую долю в тарифе на передачу электроэнергии?

— Какова бы ни была доля оплаты труда в тарифе, это дополнительные затраты, которых можно избежать. Если вы приходите в магазин и вам объясняют: из-за перевозки хлеб будет дороже на рубль, как вы к этому отнесетесь? Плохо. А если на 10 копеек? Это, может быть, терпимо, но это тоже плохо.

У нас есть пример, когда при присоединении сетевого имущества к «МРСК Сибири» мы экономили 40 млн рублей при собственной выручке этого комплекса в 115 млн рублей. Это много или мало?

М. Г. — Это, конечно, существенно. А как в компании в целом оценивают эффективность консолидации активов?

— Мы осознанно участвуем во всех конкурсах муниципалитетов по продаже электросетевого имущества или права его аренды и побеждаем. Власти на это смотрят с пониманием и удовольствием, потому что наши технические стандарты заставляют нас приводить сети в порядок. Приведу только один пример: по нашим стандартам возможный перерыв энергоснабжения — не более 2 часов. Не думаю, что такие стандарты есть еще у какой-то сетевой организации.

Здесь яркий пример — Бурятия. С 1 января 2019 годы мы взяли в аренду сети Улан-Удэ. Мы уже сформировали программу снижения потерь электроэнергии в этих сетях. В этом году мы ее реализуем и уверены, что эффект будет существенным.

Павел Акилин и Виктор Томенко.
Россети Сибирь.

Гибкий подход

М. Г. — Какой стратегии по консолидации активов «МРСК Сибири» придерживается в отношении Алтайского края?

— Оператор на сетевом комплексе должен быть один — Алтайский край в этом смысле не отличается от других регионов. Мы знаем, как улучшить работу тех электросетей региона, которые находятся не в нашем ведении. И готовы ими заниматься.

М. Г. — Проведены ли переговоры по передаче электросетей, которые обслуживает «Барнаульская сетевая компания»?

— Не буду скрывать: предыдущий генеральный директор «МРСК Сибири» Виталий Иванов несколько раз заявлял о включении этого комплекса в зону ответственности «МРСК Сибири». И каждый раз во время встреч с губернатором края мы эту тему обсуждаем. Для того, чтобы принять подобное решение, естественно, необходимо изучить все факторы. В этом направлении мы планомерно двигаемся.

Хочу предостеречь: мы никого не хотим захватывать. Наоборот, мы очень гибко подходим к подобным вопросам. Чтобы доказать свою эффективность в эксплуатации сетей, мы в различных регионах используем разные подходы — от доверительного управления пакетом акций до покупки или аренды имущества.

Н. С. — Удалось ли вам провести анализ состояния сетей в Барнауле?

— Для того, чтобы четко ответить на эти вопросы, мы должны провести технический аудит. Мы его не проводили, потому что предметный разговор на эту тему пока не состоялся.

Алтайские энергетики ведут строительство подстанции и ЛЭП для энергоснабжения игорной зоны

Отмечу, что здесь предстоит еще многое выяснить. 29 марта на Красноярском экономическом форуме полпред президента в Сибирском федеральном округе Сергей Иванович Меняйло дал поручение губернаторам СФО проверить, что происходит с муниципальным и региональным электросетевым имуществом.

По его сведениям, в ряде регионов арендаторы за тарифные деньги реконструируют муниципальное имущество, после чего оно становится имуществом уже не муниципалитета, а арендатора. Но информацией о том, какова ситуация в Барнауле, я не обладаю.

Н. С. — На какой стадии переговоров находится вопрос о переходе к «МРСК Сибири» сетей СК «Алтайкрайэнерго»? Позиция Россетей по отношению к ней такая же?

— Да, и она не может быть другой. С Виктором Петровичем Томенко мы также обсуждали этот вопрос. У него, на мой взгляд, абсолютно понятная и взвешенная позиция. Он сказал: давайте изучим эту историю со всех сторон, поймем, какие получим эффекты для населения и в целом региона, а затем примем решение.

Добавлю, что здесь, в Алтайском крае, около 30% технологических нарушений у наших потребителей вызваны нарушениями в сторонних сетях — то есть они произошли не по нашей вине. В целом по Сибири этот показатель достигает 45%.

Павел Акилин и Виктор Томенко.
Россети Сибирь.

Плата за качество

М. Г. — Сейчас много говорят о цифровизации в электросетях, установке умных счетчиков. Это снизит потери, но ведь платить за качество приходится в любом случае потребителю?

— «Россети Сибирь» — регулируемая организация, которая реализует ремонтные программы в рамках тарифа. Однако программа цифровизации не предусматривает каких-либо затрат сверх утвержденного тарифа.

Стратегия цифровизации Россетей утверждена советом директоров, председателем которого является министр энергетики Александр Валентинович Новак. Сейчас мы разрабатываем программу цифровизации компании Россети Сибири, и одним из ключевых показателей сценарных условий является окупаемость проектов в течение не более 10 лет. Все, что мы просим — сохраните нам в тарифе эффект, который дает цифровизация, на период окупаемости, чтобы мы могли рассчитаться за кредиты.

Н. С. — Законодательство позволяет не срезать полученную экономию?

— Да. До августа 2019 года у нас было пятилетнее регулирование, в котором черным по белому прописаны долгосрочные параметры тарифа. В августе этого года вступили в силу изменения. И сейчас мы вправе заключить 10-летнее соглашение с регионом, в котором зафиксировать параметры на весь этот период — в его пределах вся экономия будет наша.

В этом году мы занимаем 1,5 млрд рублей на установку интеллектуальных приборов учета. Проект окупаемый, но, если бы со следующего года регулятор начал «вырезать» этот эффект, компании не с чего было бы расплачиваться.

Н. С. — Какая часть от этих 1,5 млрд рублей достанется Алтайскому краю?

— Эти деньги не будут ровным слоем размазаны по всем филиалам «Россети Сибирь», а точечно распределены по конкретным номерам опоры ЛЭП. Есть такое понятие — фидер: часть линии, от который запитаны потребители.

Мы пофидерно изучаем, какой уровень потерь там складывается — речь идет, главным образом, о коммерческих потерях, это наш главный бич. Затем сравниваем с расчетными технологическими потерями. И в зависимости от величины эффекта либо устанавливаем приборы учета, либо нет (речь идет обо всем фидере).

Алтайские энергетики ведут строительство подстанции и ЛЭП для энергоснабжения игорной зоны

Н. С. — В середине года наш регулятор утверждал, что установка умных счетчиков в соответствии с требованиями закона приведет к повышению конечного тарифа на 15%. Обязательная установка счетчиков немного отложена. Тем не менее — это возможно?

— Мы такого точно не говорили, тем более, что долгосрочные параметры тарифа для нашей компании утверждены. А вот вопрос об источниках затрат на интеллектуальную систему учета и окупаемости существует.

Вся инвестиционная программа компании «Россети Сибирь» — это 7,5−8 млрд рублей, не считая заемных ресурсов. На выполнение федерального закона № 522 — замену приборов учета на интеллектуальные у тех, кто к нам обратился, — потребуется, по оценкам наших специалистов, около 3 млрд рублей. Мы не в состоянии такой объем средств выделить только на приборы учета.

Каким путем идем мы? Ставим приборы учета там, где получим эффект. В нашей зоне ответственности — 1,8 млн потребителей, то есть 1,8 млн точек учета. Мы посчитали, что установка 1 млн интеллектуальных приборов учета окупится в течение 10 лет. И к 2021 году доведем количество точек, оснащенных ими, до 1 млн.

Стимул рублем

М. Г. — Льготное техприсоединение субъектов малого и среднего бизнеса к электросетям в предпринимательском сообществе считалось большой победой. Тем не менее сейчас говорят о том, что возможны какие-то изменения. О чем идет речь?

— Сегодня физлицо с мощностью до 15 квт и малый и средний бизнес с мощностью до 150 квт платит за техприсоединение всего 550 рублей. Проблема в том, что потребители, как правило, не считают, нужна ли им такая мощность: заявляются, мы строим, а они затем этим не пользуются.

За несколько лет для потребителей были введены гигантские трансформаторные мощности. Мы проанализировали и выяснили: мощность, которую мы могли дать потребителям, используется лишь на 25%. А сам потребитель, получая подключение почти бесплатно, пользуется мощностью максимум на 10%. Как его можно простимулировать, чтобы он об этом думал? Только через рубль.

Павел Акилин.
Россети Сибирь.

Россети вышли с законодательной инициативой, суть которой — давайте это будет не 550 рублей за подключение, а некая сумма за каждый киловатт. Она однозначно не окупит наших затрат и останется льготной, и в то же время будет для потребителя существенной. Чтобы он рассчитывал, нужно ли ему для его маленького магазинчика 150 квт или достаточно 15. А в случае если он все-таки получил 150 квт, а пользуется только 15-ю, то будь добр — плати за резерв мощности.

Н. С. — Плата за резерв мощности не очень приятная вещь для предприятий. Сегодня у него есть крупные заказы, завтра нет, он выводит часть оборудования и, получается, должен платить за резерв?

— А почему за риски его бизнеса должны платить остальные потребители всего края? Если будут стимулы, предприниматель сможет отказаться от неиспользуемых, скажем, 135 квт и вернуть их нам. В этом случае, когда к нам придет очередной потребитель и попросит присоединение к данному центру питания, нам не придется менять трансформаторы, реконструировать линию — все это очень дорого стоит. И когда нам вернут «на бумаге» эти киловатты, у электросетевой компании снизится объем неэффективных инвестиций, причем существенно.

М. Г. — Вы при этом консультируете тех, кто к вам обращается?

— У нас есть энергоадвокат, при обращении к нам за подключением потребитель может попросить об этой услуге. Это наш специалист, который разбирается в вопросах энергоснабжения. Он объяснит, какие нужно предоставить документы, куда обратиться, поможет посчитать объем мощности, который необходим. Написать энергоадвокату можно на официальном сайте компании «Россети Сибирь». Предприниматели хвалят этот сервис.

ЛЭП.
Михаил Хаустов

Специальный вопрос

— Есть примеры, когда к площадке, где планировалось развитие крупного проекта, компания подводит сети, а проект не состоялся — например, «Алтайский бекон». Каков подход компании к таким инвестициям?

— Мы обязаны работать с опережением и идти чуть впереди потребителя, чтобы не сдерживать рост экономики. Конечно, при формировании инвестиционной программы мы очень внимательно изучаем проект — насколько далеко продвинулся наш потенциальный потребитель, каковы гарантии реализации. На это внимательно смотрит и Минэнерго России. Последние три-четыре года мы максимально стараемся уходить от такого рода строительства и рисков. Это — с одной стороны.

А с другой стороны — не состоялся один проект, состоится другой. Условия есть — пожалуйста, приходите, открывайте предприятие. Открыв подстанцию «Сибирская монета», мы завершили энергетический фундамент развития в этом энергоузле. Там сейчас в самом деле избыточная мощность. Но там и огромные планы развития. Знаете, Лас-Вегас развивался как лидер игорного бизнеса более 80 лет. Поэтому и у края есть все шансы.

Павел Акилин.
Россети Сибирь.

Кто такой Павел Акилин

Павел Евгеньевич Акилин родился 5 марта 1975 года в Ижевске. В 1997 году окончил Ижевский государственный технический университет (экономист-менеджер). В 2005 году получил допобразование по программе «МВА — управление компанией».

В 1999—2005 годах работал в «Удмуртэнерго» (прошел путь от машиниста топливоподачи до заместителя гендиректора по экономике). В 2005—2017 годах занимал руководящие должности по направлению «экономика и финансы» в Верхневолжском филиале «МРСК Центра и Северного Кавказа», «Ленэнерго», филиале «МРСК «Центра» — «Тверьэнерго», «МРСК Юга», «Интер РАО-управление электрогенерацией».

С апреля по сентябрь 2017 года — заместитель гендиректора по экономике и финансам «МРСК Сибири». С сентября 2017 по март 2019 года — первый заместитель гендиректора «МРСК Сибири». В марте 2019 года избран гендиректором «МРСК Сибири».

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость