Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

«Нервных наверху нет». Ученые рассказали, как спасать Сибирь

«А я вот жалею, что не уехала из Сибири» — признается одна из участниц прошедшей в Белокурихе конференции после того, как услышала экспертов. Нет, это не был съезд пессимистов — напротив: некоторые спикеры нарисовали сибирякам блестящие перспективы. Но у других образ будущего Сибири выглядел бледно и почти безнадежно: она все больше отстает. Как она будет развиваться, что ей мешает и кто поможет? Об этом размышляли на международной конференции «Западная Сибирь: регион, экономика, инвестиции».

Сибирь.
Сибирь.
Михаил Конинин

Вспомнили про Сибирь

Мысль о том, что Россия без Сибири — не Россия, к 2019 году дошла до самых верхних эшелонов власти. Владимир Путин посвятил Сибири целый раздел доклада на международном экономическом форуме в Петербурге.

А потом и дал поручение: подготовить программу развития территории на долгосрочную перспективу, рассказал директор института экономики и организации промпроизводства СО РАН Валерий Крюков.

Почему Кремль вспомнил про нас именно сейчас, неясно. Как бы там ни было, эксперты восприняли это как хороший повод разобраться, что с ней происходит. Происходящее, правда, не радует.

Ученый-экономист Валерий Крюков.
ИД «Алтапресс»

Четыре столетия Сибирь развивалась быстрее России, констатировал Валерий Крюков. Не потому, что так получалось — так было нужно стране. Но в 1990-е годы эта закономерность нарушилась. И теперь Сибирь все больше отстает от России, сказал ученый.

Ресурсов много — запасов все меньше

Отстает Сибирь от России и по денежным доходам на душу населения: в среднем по РФ это 19 тыс рублей, в Сибирском федеральном округе (СФО) — только 15 тыс. И по бюджетной обеспеченности: в РФ — 100 тыс рублей на человека, в СФО — менее 90 тыс.

Да, природа щедро одарила эту обширную территорию минерально-сырьевыми ресурсами — тут уже «средняя Россия» отстает от нас. Но нельзя говорить о них как о безмерных, колоссальных богатствах, считает Валерий Крюков.

«Когда говорят о ресурсном потенциале Сибири, часто смешивают два понятия — ресурсы и запасы. Ресурсы — это то, что дано природой. Запасы — та часть ресурсов, которая экономически и технологически целесообразна для освоения и которая позволяет обеспечить возврат вложенных средств. Сейчас в целом ряде секторов сибирской экономики ситуация парадоксальная: ресурсов много, запасов все меньше», — объясняет эксперт.

Проект «Белые пляжи Сибири» для I’m Siberian.
Василий Черинов vk.com/chv_foto26

Причиной ученый называет не отставание геолого-разведочных работ (как часто говорят), а те условия, в которых функционирует ресурсный сектор. Уже сегодня 51% добываемой нефти в России льготируется, говорит он. И если так пойдёт дело и дальше, к 2030 году эта доля приблизится к 90%.

Потенциал блестящий

Однако профессор Высшей школы экономики (а в прошлом — депутат Госдумы от Алтайского края) Владимир Рыжков, ныне живущий в Москве, предложил взглянуть на регион иначе. Свой доклад он назвал «Сибирь, как новый регион ускоренного развития». И стал рассуждать не о том, что зарыто в земле. А о тех ресурсах, которые по ней ходят — людях.

Да, население в Сибири сокращается — это «плохая новость» (сказал профессор). В отдельных регионах весьма существенно: Алтайский край, например, потерял за 10 лет 160 тыс. человек — население целого Рубцовска.

Владимир Рыжков.
facebook.com/vladimir.ryzkov

Хорошая новость — в том, что сокращается оно не так катастрофично, как на Дальнем Востоке. При этом население Томской и Новосибирской областей растет, а в Республике Алтай остается стабильным. А если есть население — есть и спрос, и рынок для бизнеса.

«Валерий Анатольевич Крюков сказал, что узость сибирского рынка — это миф. Он привел пример, что компании Кузбасса ежегодно тратят 130 млрд рублей на закупку оборудования», — процитировал экономиста Рыжков.

«Открылось окно возможностей»

И дело не только в количестве людей. Сибиряки любят учиться — и учатся. В трех сибирских областях (Томской, Омской и Новосибирской) численность студентов на 10 тыс. человек намного выше среднего по федеральным округам. При этом учатся сибирские студенты в хороших вузах.

Так, в ТОП-100 по версии компании «РАЭКС-аналитика», вошли пять университетов Томска (политех — на 7-м месте), по два новосибирских и алтайских (АГМУ и АлтГУ) и один омский.

Более того, два новосибирских и два томских университета — в авторитетном рейтинге 1000 лучших вузов мира (QS World University Rankings). В частности, НГУ — на 231-м месте.

Наталья Зубаревич.
Altapress.ru

А возьмем научный потенциал. Специалистов с учеными степенями в одной только Новосибирской области (5 тыс. человек) больше, чем, скажем, во всем Уральском федеральном округе (4,6 тыс.).

Или другой показатель: инновационные компании. В ТОП-100 (по версии национального рейтинга «ТехУспех-2018) входят пять компаний, созданных инноваторами из Новосибирской области, и три из Томской. И еще одну придумали барнаульцы: «СиСорт».

Словом, человеческий потенциал здесь высокий. И сейчас, когда власти обратили внимание на этот регион, открылось окно возможностей. «Мы, сибиряки, не должны его упустить», — сказал Рыжков.

Наталья Зубаревич (справа) в Белокурихе.
Altapress.ru

Помогать вам отдельно никто не будет

Рыжков говорит, что у Сибири для ускоренного развития есть не только грамотные и образованные люди. Здесь хорошая инфраструктура (высокая плотность авто- и железных дорог), здесь — диверсифицированная экономика и аграрные ресурсы. Чтобы дать всему этому богатству ума, надо, чтобы федеральные власти приняли госпрограмму и помогли инвестициями — в инфраструктуру, образование и здравоохранение.

«Сейчас есть пять госпрограмм — по Калининграду, Крыму-Севастополю, Северному Кавказу, Дальнему Востоку и развитию Арктики. Все это окраины, и это геополитика. Ни один из этих пяти регионов не является регионом развития. И там нет потенциала развития. В то время как наш стержневой регион страны не попадает вообще в число приоритетов», — аргументировал Владимир Рыжков.

Однако профессор Наталья Зубаревич спустила всех его слушателей на грешную землю: «Помогать вам отдельно никто не будет», — категорично заявила она.

Сибиряки мороза не боятся!
Анна Зайкова

Знай свое место — оно в середине

Зубаревич предложила сибирякам посмотреть на свою территорию шире: «Перестаньте рассматривать свой пупок». По всем или почти всем показателям регионы СФО в России — середнячки. Не отстающие, которым помогают. Но и не лидеры роста.

«Вы абсолютно как все, но к счастью, не как Северный Кавказ», — сказала она.

Возьмем валовой региональный продукт на душу населения. Большинство регионов округа не входят по этому показателю ни в отстающие, ни в относительно развитые. Максимум — в Красноярском крае. Минимум в Тыве. И так продолжается 20 лет.

Да, Сибирь не богаче других округов. Уровень бедности в СФО повышенный из-за высокой стоимости жизни. Но есть территории, где живут хуже.

Инвестиции в России в 2018 году.
Наталья Зубаревич.

У «большого дяди» будут проблемы

Что, вообще, такое Сибирь для России, чтобы уделять ей особое внимание? Это большая территория между центральной частью и Дальним Востоком. Но по объему налогов — далеко не локомотив.

«Посмотрите, кто главный налогоплательщик в России. В 2018 году 26% всех налоговых доходов федерального бюджета давал Ханты-Мансийский округ. Еще 12% давала Москва с ее НДС. И 10% Ямало-Ненецкий округ. Доля всего СФО в поступлениях налогов в федеральный бюджет — 8,5%", — констатировала профессор.

Чем действительно отличается Сибирь от массы других, так это долей неформальной занятости.

Доноры федерального бюджета.
Наталья Зубаревич.

В среднем по России она составляет 20%, в Алтайском крае — около 22%, а в Республике Алтай — 37% (данные за 2017 год). И это не потенциал для развития — это скорее проблема.

«Это такой специфический потенциал, низкоквалифицированный, потерявший продуктивность. Даже если «большой дядя» притащит сюда какой-нибудь завод, у него будут проблемы с рабочей силой», — сказала она.

Да и не очень-то «большие дяди» рвутся в СФО: по объему инвестиций в десятку регионов-лидеров вошел только один регион округа: Красноярский край. И до тройки лидеров 2018 года нам далеко: Москва, Тюменская и Московская области. «Почти четверть всех инвестиций Москвы — из столичного бюджета, вам и не снилось», — говорит Зубаревич.

Бизнес. Инвестиции.
СС0

Назовите конкурентные преимущества

У кого в России есть ресурсы для развития? По словам Зубаревич, у нефтегазовых регионов и крупных городов. Есть ресурсы и у «новой любви федеральных властей под названием Крым и Севастополь, которым деньги дают лопатами».

«Нет ни одного региона Сибири с ресурсами собственного развития», — полагает Зубаревич.

И Валерий Крюков, и Наталья Зубаревич полагают: Сибирь была, есть и будет ресурсным регионом.

«Я не вижу перспективы больших сдвигов в обрабатывающей отрасли, о которых пишут во всех стратегиях. Назовите мне конкурентные преимущества! Рынок сбыта копеечный. То, что покупают в Китае, китайцы делают на свою страну и плюс везут к нам. А на Кузбассе мы можем сделать только для Кузбасса. Да, у китайцев может быть не гениальное качество, но у них правильная цена для рынка», — говорит Зубаревич

Экономика. Инвестиции.
СС0

Губернатор не должен быть безгласным

Между тем и в этой ресурсной экономике есть задача, над которой, как считает Наталья Зубаревич, можно поработать главам регионов: прибыль крупных компаний. Для примера: доля налога на прибыль в консолидированном бюджете Красноярского края — почти 35% и «мы все понимаем, что это Роснефть».

«В Томской области тоже работает Роснефть. Но если по Красноярску она сейчас платит неплохо, то томичей мне жалко. У них очень маленький бюджет для нефтедобывающего региона. Это из серии — хочу даю, хочу не очень», — говорит Зубаревич.

Задача для губернаторов здесь абсолютно жесткая: биться против вывоза прибыли крупными компаниями.

«А для этого губернатор должен быть не безгласным мальчиком. Для этого у него должны быть ресурсы и полномочия, а для этого страна должна федерализоваться. Это не проблема Сибири, это проблема Российской Федерации», — считает Зубаревич.

Валерий Крюков.
Altapress.ru

Нервных наверху нет

В итоге, оттоптавшись на сибирском патриотизме Рыжкова, Зубаревич все же успокоила. возможности для развития есть — она видит их, например, у Новосибирска и Томска. И у Алтая — с его прекрасными аграрными ресурсами.

«Ключевая здесь история — транспортное плечо и субсидии на вывоз зерна. Если государство хочет зерновой Сибири. Только субсидии надо давать не на один год, это должна быть долгосрочная, вменяемая политика, — считает эксперт.

Валерий Крюков полагает: выходить из сложной экономической ситуации сибирским регионам надо сообща. И над тем, как обеспечить связность, взаимодействие и взаимное дополнение регионов, должны думать политики и экономисты. А Наталья Зубаревич призвала сибиряков быть конкретнее, работая с федеральными властями.

«Мое предложение: упираться в конкретику, видеть, что можно поправить. И не петь про паровоз возрождения Сибири. Нервных наверху нет — не разжалобить. С ними можно говорить в сочетании со здравым, циничным анализом», — резюмировала Зубаревич.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость