Читайте нас в соцсетях
1229

Как оживить барнаульскую «спичку»? 5 зарубежных и российских примеров

Западная мода на сохранение старых индустриальных объектов, говорят, зародилась в конце 1960-х. С тех самых пор в Европе восстанавливают свою индустриальную старину и все, что с ней связано, вкладывая в нее новые смыслы. Российский опыт пока не столь впечатляющий, но он тоже есть. Какие чудеса можно сотворить с индустриальными объектами? Об этом шла речь на конференции, прошедшей в Барнауле в ходе фестиваля «ФабрикаЗавод».

Прядильная фабрика стала архивом

Снести и построить парковку. Именно так хотел решить судьбу старинной прядильной фабрики мэр французского города Рубе, что на севере Франции. Решение простое и, в общем, понятное: территория должна приносить доходы.

Лет 150 назад никому не надо было объяснять, где это — город Рубе: он был текстильной столицей мира. Здесь строили прядильные и ткацкие фабрики, в нарядах из местных тканей щеголяли модницы всего света. Но в 1980-х отрасль пришла в упадок, а прядильную фабрику XIX века постройки закрыли.

Гарсия Дорель-Ферре,
историк, основатель и президент «Ассоциации промышленного наследия Шампань-Арденны», консультант ЮНЕСКО:

— Министерство культуры воспротивилось сносу. Но уязвлённый мэр написал письмо самому президенту Франции и заявил, что ему не дают модернизировать город.

Президент к мнению министров, к счастью, прислушался, продолжает Гарсия Дорель-Ферре. Фабрику сохранили, реконструировали. Теперь здесь архивный центр мира труда.

Бывшая прядильная хлопчатобумажная фабрика на север Франции в городе Рубе стала архивным центром. Источник: ru.wikipedia.org.

Вокзал стал музеем живописи

Парижский вокзал Орсе сносить не планировали — французские застройщики хотели его перестроить под апартаменты класса люкс. Ведь Орсе — это центр Парижа, прямо напротив Лувра.

В начале прошлого века с этого вокзала, построенного к Всемирной выставке 1900 года, отправлялись по 200 составов в день. Но и он довольно быстро стал нерентабельным, движение поездов прекратилось.

В последние годы в нем, по словам г-жи Дорель-Ферре, базировались местные ассоциации и проводились собрания. Тем временем застройщики начали свою «военную кампанию» за его перестройку.

Орсе раньше был вокзалом, теперь это очень посещаемый музей.
ru.wikipedia.org.

Не допустил этого президент Франции Жискар Д’Эстен, говорит историк. Вокзал реконструировали под другую идею. Теперь это один из самых известных и посещаемых музеев, где выставляют живописные полотна конца XIX-начала XX века, рассказала эксперт.

Общежитие стало обитаемым музеем

Маленький городок Гиз прославил заводчик-филантроп и большой поклонник социалистических утопий Годен. Больше 100 лет назад он построил здесь общежитие-коммуну для рабочих своего завода. И дал ему имя: Фамилистер.

Годен мечтал о справедливом устройстве жизни рабочих. И в XIX веке переселил их из нищих лачуг в жилой комплекс с благоустроенными квартирами, водопроводом, газовым освещением, прачечными, садом удовольствий, детсадами, бассейном и торговыми лавками.

Социальный дворец для рабочих завода построил филантроп Годен в XIX веке. Источник: fourmies.canalblog.com.

Фамилистер сильно пострадал во время Второй мировой, а в 1990-х годах находился в руках частных собственников — и в нем по-прежнему жили. Но, судя по словам эксперта, это не стало препятствием для реконструкции.

Идея же была необычной: сделать Фамилистер обитаемым музеем. Комплекс внесли в список исторического наследия Франции и на его восстановление, начавшееся в 2000 году, выделили 50 млн евро, рассказала Гарсия Дорель-Ферре.

Сегодня это музей с разнообразными экспозициями, общедоступный парк и театр, в котором с участием горожан проходят тысячи спектаклей. Ну, и по-прежнему место для жизни.

Сахарный завод стал музеем производства

Французский остров Реюньон в Индийском океане гиды называют почти полным собранием всего, что сотворила природа — от вулканов до водопадов, каньонов, чудесных пляжей и экзотических птиц. Люди обосновались здесь еще в средние века — выращивали кофе.

Музей — бывший сахарный завод на острове Реюньон, Франция. Источник: bondamanjak.com.

А затем перешли на сахарный тростник — его перерабатывал завод, производивший и сахар, и спирт. Точнее, занимались этим тысячи мужчин и женщин. История знакомая: со временем, в XX веке, и его закрыли.

Первыми о том, что память о заводе надо сохранить, задумались три десятка его бывших рабочих, создавших ассоциацию. Они выработали идею и обратились с ней к властям острова, рассказывает Мариз Бодсон, член Ассоциации промышленного наследия Шампань — Арденны.

И регион откликнулся. В 1984 году завод выкупили и передали музею сельского хозяйства и промышленности. А затем потратили 47 млн евро на его восстановление.

Часть музейной экспозиции бывшего сахарного завода в Реюньоне. Источник: sz36a.narod.ru

Мариз Бодсон,
член Ассоциации промышленного наследия Шампань — Арденны:

— В 2011 по 2015 годах на заводе установили 60 реставрированных машин. От механизма к механизму проложили мостики с площадками, которые позволяют понять, как все работало.

Музей на острове — это наглядный рассказ о том, как работал завод в разные времена. О колониальном прошлом и работорговле, о том, как менялся быт рабочих на острове, об их религиозных верованиях. Называют музей романтично: Stella Matutina — музей утренней звезды.

Монетный двор стал музейной территорией

Восстанавливают и вкладывают новые смыслы в индустриальные объекты и в России. Пример этого привела Татьяна Ольгова из Сузунской районной администрации (Новосибирская область).

Сузунский музейный комплекс. Источник: музейный туристический комплекс «Завод Сузун. Монетный Двор».

Правда, к моменту, когда власти района задумали восстановить исторические объекты, от них мало что осталось — плотина 1764 года постройки, пруд, останки помещений и фундаментов.

Татьяна Ольгова,
основатель комплекса «Завод-Сузун. Монетный двор», начальник управления культуры, спорта, туризма администрации Сузунского района:

— Мы понимали, что бизнес не придет на эти объекты и задача муниципалитета и региона — восстановить исторический и культурный потенциал. А бизнес-сообщество и другие госпрограммы надо привлечь уже на втором этапе.

В районе утвердили муниципальную целевую программу. И шаг за шагом начали восстановление и новое строительство. Теперь здесь пять интересных объектов. На программу из областного бюджета выделено более 60 млн рублей, из районного — более 25 млн. Музей принимает 50−70 тысяч туристов в год.

Катализатор процессов

Понятно, что реконструкция объектов требует больших денег. Откуда они берутся? Когда памятник попадает под защиту государства — вносится в список объектов исторического наследия Франции — государство берет на себя вполне конкретные обязательства: оплачивает 80% затрат на его реставрацию, поясняет Гарсия Дорель-Ферре.

Но сначала объект надо включить в этот список. Кто этим занимается? Точно не президент Франции: катализатор — общественные объединения. Восстановление индустриальных памятников было бы невозможно без ассоциаций, говорит Гарсия Дорель-Ферре.

Холмы Шампани. Источник: champagne-patrimoinemondial.org

Борьба за включение холмов Шампани в другой список — ЮНЕСКО — шла 13 лет: с 2002 года. Дело ускорилось только когда общественники создали ассоциацию «Пейзажи Шампани», объединившую всех сторонников идеи включения в этот список — от авторитетных экспертов до виноделов и простых жителей. Они уже доработали заявку и сумели продвинуть проект.

Гарсия Дорель-Ферре,
историк, основатель и президент «Ассоциации промышленного наследия Шампань-Арденны», консультант ЮНЕСКО:

— В деле защиты промышленного наследия совершенно необходима поддержка гражданского общества. Гражданское общество — это в первую очередь ассоциации, они в этом деле играют определяющую роль. Они смогли не только изменить взгляд общества на сохранение индустриальных зданий. Но и предотвратить снос объектов, имеющих большую историческую и культурную ценность.

Комментарий

Александр Деринг.
Олег Богданов

Александр Деринг,
руководитель общественной организации «Территория»:

— То, что мы услышали, увидели и поняли, говорит, что государство (в частности, Франция) в деле сохранения индустриального наследия большое внимание уделяет общественным движениям, горизонтальным взаимоотношениям, гражданскому обществу. Государство ему доверяет. Ему больше дается возможностей, часть работы перекладывается на общественные организации, и это абсолютно правильно. Это проще и легче.

Я понимаю, что у нас система выстроена иначе: при строгой построенной вертикали нужно, чтобы все было под контролем. По сути, все просить нужно чуть ли не наверху. Внизу, пока не скажут сверху, ничего не будет сделано. И это очень препятствует делу сохранения индустриального наследия.

P.S. Хорошая новость: французские гости, познакомившись с нашим бывшим сереброплавильным заводом (и бывшей же спичечной фабрикой) и открыв для себя индустриальное наследие Барнаула, сказали, что намерены дать возможность мировой общественности с ним познакомиться и представлять его в мировых организациях, борющихся за сохранение промышленного наследия.

Гостям фестиваля «ФабрикаЗавод» понравился барнаульская «спичка».
Facebook.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Комментарии