Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Лось и мультимедиа: как Алтайский краеведческий музей хотят сделать одним из лучших в Сибири

В этом году краеведческий музей закроется на реконструкцию, после которой его вряд ли можно будет узнать. Здесь уже готовят новые выставки, закупают экспонаты и планируют расширение площадей. О том, почему важны музейные раритеты, каким будет «новый краеведческий», о посетителях и сотрудниках, о чучелах и интерактиве рассказала директор Наталья Вакалова.

В залах на ул. Ползунова, 46.
В залах на ул. Ползунова, 46.
Алтайский краеведческий музей.

Намоленное место

— Кто ходит в краеведческий музей сегодня?

— Это, можно сказать, намоленное место: все-таки нам через четыре года 200 лет исполнится. Сюда люди идут, кто-то целенаправленно, кто-то случайно: и школьники, и студенты, и старшее поколение. Здесь есть много клубов по интересам. Но наша задача, конечно, привлечь молодежь. Мы должны и воспитывать, и просвещать, но надо искать новые пути, думать, как именно это делать.

— И каким должен быть современный музей?

— Сегодня музеи в европейской части России переходят на новый формат, все чаще используют мультимедиа и интерактивность. Много внимания уделяют оформлению экспозиции, меняют сами принципы экспонирования и организации пространства.

Мы ведь воспринимаем реальность пятью чувствами, и чем больше их задействовано, тем лучше. Сейчас много говорят о клиповом мышлении молодых людей: то есть информация лучше усваивается, если все красиво и быстро мигает.

«Музейная ночь-2015» в краеведческом музее.
Анна Казанцева

— Чувствую, вы не целиком согласны с такими идеями.

— Мы пытаемся найти компромисс. Музеи не должны превращаться, условно говоря, в дискотеки. Вместе с новыми формами нам важно сохранить и традиционность.

Возьмем выставку к 300-летию Романовых в московском «Манеже». Она вся была «электронная», там ни одного подлинного экспоната. На мой взгляд, это не совсем правильно.

— Чем важны подлинники?

— Музей как раз должен быть первоисточником, подлинником, от которого исходит иногда не заметная, но воспринимаемая информация об эпохе и человеке. Она считывается где-то даже на генетическом уровне.

Моего прадеда лишили всего во время коллективизации, семья долго жила впроголодь. Я не была свидетелем этих событий, но всегда покупаю крупы чуть больше, чем нужно. Разумеется, не потому, что голодаю. Это где-то в крови бежит, понимаете. Так вот я убеждена, что только подлинники несут людям этот «скрытый» смысл, и никакая копия их не заменит.

Наталья Вакалова.
culture22.ru

Никого не обмануть

— Наверняка, вы часто слышите, что в музее неинтересно.

— Да. Нам давно говорят, что ничего не меняется, «еще моя бабушка сюда приходила, вон тот же лось стоит». Я думаю, что когда краеведческий музей построит новые экспозиции, найдутся люди, которые скажут «зачем поменяли, пусть бы лучше осталось, как было».

Поэтому сегодня мы зовем людей прийти в музей и увидеть его таким, каким он уже никогда не будет. Вот есть последняя возможность застать «все, как было» и поймать этот момент перехода к новой истории.

Хочу заверить, кстати, что лось обязательно будет! Лось и любой краеведческий музей, по крайней мере, в Сибири, — наверное, понятия неразделимые. Это наша природа.

— Не боитесь обмануть ожидания посетителей?

— Мы постараемся никого не обмануть. Просим всех жителей Алтайского края работать вместе с нами. Мы принимаем любые пожелания и предложения. И критику, конечно. Учитываем все, что пишут нам в соцсетях, хотим сделать новый музей вместе с теми, кто будет его посещать. Есть вероятность, что перед закрытием на реконструкцию у нас будет небольшая выставка, где мы покажем, каким станет музей.

В залах на ул. Ползунова, 46.
Алтайский краеведческий музей.

Сломанные рамки

— С чего вы начали перемены?

— В конце прошлого года мы презентовали новый логотип. И это было громкое заявление о том, что изменения начались. Его сделали дизайнер Иван Варов.

Логотип музея — это чаще всего фасад или фрагмент здания. Мы отошли от этой традиции. Наверное, потому что у нас пять зданий с разными фасадами в крае.

В логотип мы заложили многое — знак бесконечности, сломанные рамки, как символ открытости, дату основания музея. Фирменный стиль очень понравился сотрудникам, он легкий и современный.

Логотип краеведческого музея Алтайского края.
www. altairegion22.ru.

— Дизайнерское сообщество разделило восторги?

— Специалисты говорят, что он плохо читаем. Много критики было. Но! — ведь все начали активно обсуждать музей. Причем те люди, которые о нашем существовании вообще забыли. Вспомните, когда вообще о краеведческом музее так много говорили?

Во всяком случае, мы заявили о том, что мы живы.

Больше науки

— Коллектив готов идти за вами и кардинально меняться?

— Перед музеем стоит амбициозная задача — быть одним из лучших в Сибири. Сложная, но реальная. Новую концепцию и новую миссию не каждый может принять. Формировать коллектив я начала как только пришла сюда в сентябре прошлого года. В феврале эта работа завершится, и будет новое штатное расписание.

— Каких людей вы взяли в команду?

— Мы немного подсократили обслуживающий персонал и увеличили количество научных сотрудников. Появится, например, должность ученого секретаря. Можно сказать, что состав сотрудников поменялся на 50%, и с этой командой можно начинать двигаться вперед.

В залах на ул. Ползунова, 46.
Алтайский краеведческий музей.

— Речь идет о «молодых и перспективных»?

— Важен тут не возраст. Можно и в 20 лет сесть и не двигаться, а можно в 40 менять себя и все вокруг. Мне хочется, чтобы мои сотрудники гордились тем, что работают именно в краеведческом. Сегодня мы делаем музей таким, каким он будет еще многие десятилетия. Для этого нужно большое чувство ответственности.

Реставрация и «Открытие»

— На каком этапе сейчас подготовка к реконструкции?

— Документы находятся на госэкспертизе. Проект делала мастерская Евгения Тоскина. В этом году нам предстоит переселиться в здание напротив — на ул. Ползунова, 39. Сейчас там отремонтировали кабинеты, поставили бронированные окна (таковы требования в отсутствие решеток). При поддержке Минкультуры отремонтируют фасад.

— Когда переезд?

— Во втором полугодии. Не знаю, какое время займет ремонт в главном здании, но очень надеюсь, что мы не повторим судьбу художественного музея.

— Что изменится в главном здании на ул. Ползунова, 46?

— Это памятник — лаборатория Колывано-Воскресенских заводов. Так что реконструкция будет бережной. Однако здесь будет достроено небольшое крыло. В общем итоге площадь музея увеличится на 600 квадратных метров. На самом деле, это немного.

Краеведческий музей, бывшая химическая лаборатория горного округа (ул.Ползунова, 46)
retro. moi-barnaul.ru

Сегодня каждая деталь обсуждается с дизайнерами, архитекторами, представителями министерства культуры и правительством края.

— В каком состоянии сейчас здание сгоревшего военно-исторического отдела на Комсомольском проспекте?

— Пока законсервировано. Архитекторы обследует помещение, оценивают грунт и перекрытия, потом сделают проект реконструкции. Заключения еще нет, так что сложно говорить, что там будет. Но военно-историческая часть нашего фонда будет перенесена туда.

Сейчас мы работаем над созданием новой экспозиции об участии жителей края в военных сражениях разных периодов. У нас есть небольшая, но очень интересная коллекция по Отечественной войне 1812 года, по Русско-Японской и Гражданской войнам.

Само здание удивительным образом уцелело в пожаре. Экспонаты, конечно, пострадали. Даже не от огня и копоти, а от тушения — все было залито. Однако часть коллекции уже восстановлена и отреставрирована.

Стена Победы «Бессмертного полка» будет храниться в краеведческом музее.
Олег Богданов

— Как идет подготовка новых экспозиций?

— В прошлом году нам выделили на это деньги. Мы отреставрировали археологические экспонаты, почистили часть чучел. Будут обновлены зоологическая и ботаническая коллекции.

Это я к тому, что, может быть, изменения не заметны широкому кругу людей, но внутри нашего музейного «организма» они явны. Реконструкция еще не началась, но наша внутренняя работа уже имеет некоторые итоги: у нас появился спонсор — банк «Открытие».

Есть договоренности об издании серии из пяти тематических каталогов из фондов музея, которые могут стать подарочными. Также идут переговоры о приобретении экспонатов. Теперь у нас есть мощная поддержка с двух сторон — банка и правительства Алтайского края.

Чем богаты

— На ул. Ползунова, 39 тоже есть выставочные залы? Что там будет?

— Сменные выставки из фондов. Мы увеличили их количество, чтобы показать все, что у нас есть. Сегодня краеведческий музей — это около 200 тыс. единиц хранения: например богатейшая археологическая коллекция, коллекция периода горно-заводского производства на Алтае, этнография, нумизматика, коллекция, посвященная Михаилу Калашникову.

То, что мы не сможем представить в стационарных экспозициях, будем выставлять в интерактивном, электронном виде.

В залах на ул. Ползунова, 46.
Алтайский краеведческий музей.

— А что останется в главном здании?

— Природная экспозиция останется, в отдельном зале разместим коллекцию, рассказывающую об истории самого музея, все-таки он старейший в Сибири. На новых площадях разместится экспозиция, посвященная народам Алтая. Масштабно представим XX век.

Будет выделен зал археологии. Людям кажется, что археология — это только наконечники стрел, которые мало кто воспринимает как уникальный музейный экспонат. Мы постараемся создать ощущение полного погружения в археологическую атмосферу.

В залах на ул. Ползунова, 46.
Алтайский краеведческий музей.

— Недавно вы приобрели новые экспонаты, расскажите о них.

— В прошлом году нам выделили хорошую сумму — около 800 тысяч рублей. Мы приобрели шесть икон и расписной киотный крест. Они датируются XVIII — ХIХ веками, это северно-русская и уральская школа иконописи.

В коллекцию мебели куплены три столика XIX — первой четверти ХХ веков: кофейный с мраморной столешницей, уникальный ламберный и шахматный с редким видом хохломской росписи.

Бытовую коллекцию также пополнили женская камея, карманные часы, продававшиеся в начале ХХ века в магазине «Товарищество А. Лукин и М. Елизаров в Барнауле», бронзовый карниз с креплением в виде женских фигур и шикарный кожаный чемодан для дальних путешествий.

Чемодан. Начало XX века.
Алтайский краеведческий музей.

— Есть в фондах музея экспонаты, которыми всем надо гордиться?

— Наверное, это макеты машин из коллекции Петра Фролова, с которых начинался музей. Макет Змеиногорского рудника, машина Ползунова, оттиски сибирской монеты — это бесценные раритеты.

Новые экспонаты произвели впечатление, потому что это первая «моя» закупка в должности директора краеведческого музея. Все эти предметы стояли тут, у меня в кабинете, и казалось, что он даже больше стал. Мечты обретают материальную форму, у меня прямо крылья выросли. Хочу, чтобы наши посетители почувствовали то же самое, когда увидят их.

Исторические гастроли

— Сейчас в музее работает выставка «Насекомые в янтаре». Есть ли в дальнейших планах коммерческие передвижные выставки?

— Мы ищем такую возможность. Есть договоренность с Музеем артиллерии, инженерных войск и войск связи Минобороны. К 100-летию Михаила Калашникова выставка пройдет в Барнауле и Курье.

Однако мы не можем сделать план таких выставок долгосрочным. Для коммерческих экспозиций нужна камерность, изолированность. А пространство на ул. Ползунова, 39, куда мы переедем, — это анфилада из трех залов, они проходные.

Выставка «Чудеса под микроскопом» в Алтайском государственном краеведческом музее.
Юлия Новская

— Статус краеведческого музея как-то повлияет на тематику «гастрольных» выставок?

— У нас скоро откроется художественный музей на пл. Октября. Он займется организацией передвижных художественных выставок из европейской части России. Мы же должны организовывать научные и исторические выставки. Но это сложнее.

Давайте возьмем 50 квадратных метров. Чтобы такой зал наполнить художественными полотнами, нужно 20−30 экспонатов в зависимости от размера и количества окон. Краеведческий музей — это витрины и небольшие предметы внутри, совсем другая организация пространства. И экспонаты могут исчисляться сотнями.

В краеведческом музее проходит выставка картин четырехлетней Аллы Кощеевой.
Анна Зайкова

Специальный вопрос

— Что лично вы хотите показать посетителям краеведческого музея после реконструкции?

— Другой Алтайский край и Барнаул. Говорят, что мы бедный, дотационный, сельскохозяйственный край. Люди уезжают в столицы, это их право, и есть в этом резон, наверное. Но многие даже не представляют, какая интересная у нас история.

Я хочу показать ее таким образом, чтобы мы могли гордиться тем, где живем, чтобы были настоящими патриотами. Это слово в последнее время сделали ругательным, но для меня оно имеет другое значение: я хочу, чтобы люди почувствовали семейность и сопричастность к нашим общим традициям. Краеведческий музей сделает все, чтобы создать этот удивительный образ Алтайского края для своих посетителей.

Что известно о Наталье Вакаловой

С 1994 по 2001 год Наталья Вакалова работала экскурсоводом и научным сотрудником в краеведческом музее. В 2006 году защитила кандидатскую диссертацию по теме «Становление и развитие музейного дела в Томской губернии конца XIX- начала ХХ веков».

В 2007 возглавила музей «Город». Под ее руководством здесь сформировали тематические коллекции и отремонтировали историческое здание на ул. Толстого, 24, а в выставочный зал на пр. Ленина, 111 принял крупные региональные и международные художественные проекты.

В сентябре 2018 года Наталья Вакалова возглавила Алтайский государственный краеведческий музей.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Комментарии
Расскажи новость