Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

«Получил благодарность от Трампа»: как барнаулец наблюдает за выборами президента США

Барнаулец Станислав Андрейчук 3 ноября прилетел в США, чтобы наблюдать за выборами президента этой страны. Станислав активно делится своими наблюдениями в соцсетях.

Выборы президента США, ноябрь 2016 года.
Выборы президента США, ноябрь 2016 года.
Станислав Андрейчук

Андрейчук — руководитель регионального антикоррупционного центра «Трансперенси Интернешнл» и региональный представитель движения в защиту прав избирателей «Голос», поэтому неоднократно выступал на altapress.ru в качестве эксперта по поводу местных и федеральных выборов. И вот теперь Станислав пишет об американских выборах из штата Мэриленд.

Досрочные выборы

Станислав Андрейчук,
руководитель регионального антикоррупционного центра:

Вчера побывали на участке для досрочного голосования. Участок искать не надо — он практически на центральной площади и весь заставлен агитацией. Там же зачастую стоят и сами кандидаты и тут же агитируют за себя.

На досрочном — огромная явка, что потенциально должно быть хорошо для Хиллари. В графстве, где мы были, в первый день досрочного голосования пришло 128 тысяч избирателей (в 2012 году — 70−80 тысяч). Толпы народа вечером стоят в очереди, которая, правда довольно быстро движется. Ситуация объяснима: основной день голосования — вторник, когда люди работают. Поэтому многие стараются проголосовать заранее.

Очень хорошо организована разъяснительная работа, да и скорость, с которой всю эту очередь пропускают, очень впечатляет. Все участки оборудованы электронными средствами подсчета голосов. При этом бумажные бюллетени тоже сохраняются.

Есть еще такая штука, как provisional ballot. Этот бюллетень выдается человеку, который по каким-то причинам не был внесен в список избирателей, хотя и живет здесь. Такие голоса считаются отдельно и приплюсовываются к результату только после проверки.

Зарплата членов комиссий: 150 долларов в день — обычные члены, 250 долларов — председатель.

Наибольшее беспокойство насчет нарушений проявляет, похоже, именно штаб Хиллари, поскольку они носят иной, чем в России характер (многократное голосование — большая редкость). Они чаще всего связаны с дискриминацией меньшинств, которые как раз и поддерживают Клинтон. Например, участок для голосования может быть специально размещен так, чтобы представителям меньшинств, проживающих компактно, было неудобно добираться.

Андрейчук рассказал, что по прилёту в США сразу подписался на e-mail рассылки Трампа и Клинтон: «От Трампа на почту тут же пришла благодарность и оптимистичное „We Will Make America Great Again“ с просьбой пожертвовать копеечку. А вот Hill пока отмалчивается. Зато у нее на сайте есть испаноязычная версия и вообще более таргетированный ресурс».

Также наш земляк увидел, как американцы умеют зарабатывать даже на ажиотаже вокруг выборов президента, собрав небольшую подборку сувениров с лицами Трампа и Клинтон:

Выборы президента США, ноябрь 2016 года.
Станислав Андрейчук

Партийные активисты

8 ноября в Мэриленде, где работает Станислав, кроме президента граждане будут избирать еще сенаторов, конгрессменов, кандидатов в местное самоуправление, судей и даже управление школьным округом. А еще тут проводится сразу три референдума. Штабы партий работают по всем этим направлениям. В колл-центре демократов Андрейчук сделал любопытные наблюдения о том, как в такой «предвыборной чехарде» работают партийные активисты.

Станислав Андрейчук,
руководитель регионального антикоррупционного центра:

Вчера в Мэриленде зашли в штаб и колл-центр местных демократов. Поскольку здесь одновременно проходят не только президентские выборы, но выбирают еще и сенаторов с конгрессменами, то штабы работают сразу на всю тройку. Чтобы народ не запутался при таком количестве выборов (а поставить в этом графстве надо 12 галочек по разным позициям), выпускают АПМ с отметками, за кого рекомендуют голосовать демократы (по типу отечественного «да-да-нет-да»).

В штабе в графстве (800 тыс. избирателей) работает 6—7 человек на зарплате и тысячи волонтеров (именно волонтеров, а не оплаченных сотрудников). Молодая руководительница колл-центра рассказала, что в день они совершают 2—3 тысячи звонков и обходят столько же домов.

Волонтеры приходят со своими мобильниками. Кто-то на час, кто-то на весь день. Обзванивают по скрипту. В разделе events сайта Хиллари можно узнать, где ближайший к твоему дому колл-центр и придти туда. В Вашингтоне, например, таких сразу несколько. На сайте Трампа такого анонса я не увидел. У него вообще все мероприятия проходят теперь только в swing states . Но в волонтеры тоже можно спокойно записаться.

Интересно, что когда записываешь у Хиллари в наблюдатели, то у тебя спрашивают о знании определенных языков. Список такой: испанский, французский, корейский, китайский (мандаринские и кантонийское наречия), креольский, филиппинский, сомалийский, хинди, хмонг, телугу.

Несмотря на большой объем работы и всего неделю до голосования какого-то аврала не видно. В принципе, штат гарантированно демократический, а работа отлажена. Более того, многие волонтеры уехали в соседние swing states, которые еще не определились с поддержкой Хиллари и Трампа. Туда же увезли и все остатки АПМ по президентским выборам.

Станислав Андрейчук.
facebook.com

Нарушения и права избирателей

Далее Станислав отправился в Вирджинию, куда получил аккредитацию на три избирательных участка. Этот штат также за Клинтон, однако, по словам Андрейчука, перевес у кандидатки от демократов там невелик.

Станислав Андрейчук,
руководитель регионального антикоррупционного центра:

Встретились с двумя неправительственными наблюдательскими организациями: Common Cause и Demos. Серьезные структуры — офис первой находится всего в трех минутах ходьбы от Белого дома. На день голосования формируется большая коалиция НКО: они организуют колл-центр, куда могут звонить избиратели, а их юристы будут также дежурить около участков и консультировать тех, кто в этом нуждается.

Поговорили о проблемах с правами избирателей. Они выделяют несколько основных.

Во-первых, джерримендеринг — нарезка округов, которая проходит раз в 10 лет. Она у них иногда совершенно сумасшедшая. Хотя ситуация в целом и стала получше за последние пару десятилетий.

Остальные связаны с дискриминацией меньшинств. В 1965 году был принят закон, по которому южные штаты, где были основные проблемы с этим, обязывались все решения по организации выборов согласовывать с департаментом юстиции, которых их проверял на антидискриминационные нормы. Но в 2013 году Верховный суд отменил это решение и ситуация временно ухудшилась. Республиканцы, которые там имеют преимущество и при этом не ладят с меньшинствами, постарались сделать все, чтобы максимально ограничить их участие в выборах.

Например, могут закрыть участки для голосования там, где компактно проживают такие меньшинства, чтобы им нужно было далеко добираться для волеизъявления. При голосовании, которое всегда проходит в рабочий день — это серьезное ограничение.

Интересный вариант этого ограничения придумали в Северной Каролине, где черное население имело привычку голосовать досрочно — в воскресенье после похода в церковь. Там просто отменили досрочку.

А в Техасе ввели очень ограниченный перечень ID, по которым можно голосовать, исключив таким образом несколько сот тысяч человек из процесса (в США нет какого-то единого документа удостоверяющего личность — у кого-то это водительское удостоверение, студенческий или военный билет и т.д.).

Оба решения оспорены в суде, но нынешнее голосование будет проходить еще по этим правилам.

Выборы президента США, ноябрь 2016 года.
Станислав Андрейчук

Как работают избиркомы

По мнению Андрейчука, работа местных избирательных комиссий — «это другая вселенная».

Станислав Андрейчук,
руководитель регионального антикоррупционного центра:

Во-первых, здесь феноменальная децентрализация. Фактически, общенациональных выборов президента США просто нет. Каждый штат проводит их по своим собственным законам. То есть в этот день по всей стране проходят не одни выборы президента, а 51 (50 штатов + DC, причем жители DC получили право участвовать в выборах президента только в 1961 года. Заморские территории и сегодня этого права лишены).

Соответственно, никакой Центральной избирательной комиссии не существует. Мы пытались три дня выяснить, кто на федеральном уровне официально подводит окончательный итог выборов (в нашем представлении, должен же быть человек, который финальный протокол подписывает). На этот вопрос нам не смог ответить даже бывший руководитель комиссии уровня штата. Он, смеясь, сказал, что это никому не интересно.

На федеральном уровне есть 2 структуры:

1. Federal Election Comission занимается только тем, что проверяет финансовые отчеты (фандрайзинг — это вообще отдельный разговор);
2. US Election Assistance Comission разрабатывает разные методички, которые носят сугубо рекомендательный характер.

Всё. Больше федеральных структур, занимающихся выборами, нет.

На уровне штатов системы сильно отличаются. В 35 штатах за выборы отвечает местный Госсекретарь, который избирается населением. Кое-где существуют комиссии на уровне штатов, которые могут формироваться по разному. Где-то они избираются населением, но чаще формируются той или иной ветвью власти: DC и Virginia — исполнительной, Meryland — законодательной. В комиссиях может быть разная численность и разный баланс по партийному представительству.

При этом, комиссии штатов не являются организатором выборов, а лишь осуществляют общий контроль, поскольку полномочия по организации лежат на муниципалитетах и финансируются из соответствующего бюджета, отчего выборы хронически недофинансированы.

Реально выборы проводят 7000 графств и городов. Их комиссии (назовем их ТИКами) формируются на местном уровне. Чаще всего — самими партиями (например, в Миссури принято, чтобы в участковых комиссиях было равное партийное представительство и по два сопредседателя — от республиканцев и демократов). Именно комиссии графств отвечают за весь процесс: работу и снабжение участковых комиссий, подготовку оборудования, бюллетеней и т.д. Но кое-где участковых комиссий вообще нет: на некоторых территориях штата Вашингтон, Орегона и Колорадо проголосовать можно только по почте (голосование по почте вообще распространено — например, зарубежом можно проголосовать только по почте. Поэтому реальные итоги выборов можно подвести только через 2 недели после дня голосования).

В низовых комиссиях работают только волонтеры. И работают только в день выборов. Участки для досрочного голосования формируются отдельно и не во всех штатах. Досрочное голосование следует отличать от Absentee Voting — оно тоже проводится досрочно, но доступно только тем, у кого есть уважительная причина для этого. Под такое голосование также создаются отдельные участки.

Есть еще довольно странная штука — Provisional ballots. Если вы пришли голосовать, но забыли ID (хотя в некоторых штатах документы вообще не спрашивают), то вам выдают бюллетень, но вы не сбрасываете его в сканер (везде стоят сканеры — ручной подсчет остался лишь на нескольких участках в Вирджинии и Нью-Хемпшире). Эти бюллетени откладываются и вам дается несколько дней на то, чтобы снова придти в комиссию и подтвердить свою личность. Только после этого такие бюллетени суммируются с основным массивом.

В день голосования участки везде открываются и закрываются по разному. При этом нет никаких ограничений на публикацию результатов голосования в некоторых штатах, пока в других такое голосование идет, ведь формально, выборы президента США — это внутреннее дело каждого конкретного штата. Единственное исключение — если сам штат разрезан на два часовых пояса (говорят, у них и такое бывает). В этом случае такое ограничение есть.

Никакой общей базы избирателей и общей базы результатов голосования нет. Они не существуют даже на уровне штата. Каждое графство или город сами публикуют результаты голосования по отдельным участкам. Поэтому собрать общую статистику — это подвиг для аналитика или исследователя.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость