Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
9097

«Зачем вам эта война?» Застройщик и историк лицом к лицу поспорили о сносе памятников на БЛВЗ

После серии заочных споров на тему сохранения разрушения охраняемой территории Барнаульского ликеро-водочного завода историк Данил Дегтярев и застройщик Андрей Комяков встретились лично. В окружении разрушенных и восстанавливающихся строений они пытались выяснить, что же на самом деле происходит с заводом. Эмоционально, но с опорой на тонны документов, Комяков солировал. Историк Дегтярев время от времени вставлял свои комментарии, пытаясь доказать свою правоту.

Встреча историка и застройщика.
Встреча историка и застройщика.
alapress.ru.

Для встречи Андрей Комяков подготовил стенд с фотографиями, где продемонстрировал состояние завода перед покупкой. Под силикатным кирпичом, после пожаров и множества перестроек исторические формы едва ли угадывались.

Данил Дегтярев внимательно изучил представленные фотоматериалы, прижимая к себе тонкую папку с подготовленными аргументами: завод уничтожают. Комяков подготовился серьезнее: для своих «аргументов» он специально установил огромный стол, на котором разложил альбом с проектами и разрешениями, подписанными соответствующими органами.

Позицию застройщика представляла Екатерина Шаповаленко, архитектор, которая готовила проекты по заводу. Историка — Игорь Берг, который возглавил общественную группу по борьбе против уничтожения историко-культурного наследия.

Застройщик

Андрей Комяков,
генеральный директор ПСК «Строительная перспектива»:

Я купил пять зданий, внесенных в реестр памятников культуры. Они там и остаются. На два есть разрешения на воссоздание с полным демонтажом. Что я и сделал с конюшней: саркофагом над остатками исторического кирпича, выполненного из красноярского облицовочного — стоимостью 9−11 рублей. На всем фасаде не было не единого квадратного см подлинной кладки. При изготовлении саркофага никто не задумался хотя бы имитировать историческую (крестовую) кладку.

Комяков демонтировал еще одно здание, потерявшее свой исторический облик. На его месте он построит копию заводоуправления, которое сгорело в 1914 году. В нем будет муниципальный детский сад. Проект третьего здания сейчас в разработке. Историк Данил Дегтерев может предложить свои решения, отметил застройщик.

Историк

Данил Дегтярев подчеркивает, что на «ликерке» было девять исторических зданий, хотя и не все они стояли на охране. Их следовало очистить от поздних пристроек и бережно реставрировать, как это делает Комяков с бондарной (там раньше делали деревянные бочки для спирта). Но главное — нельзя было сносить объекты, которые были под охраной, и строить вместо них новоделы, уверен Дегтярев.

Данил Дегтярев,
кандидат исторических наук:

У вас было пять подлинных объектов, построенных 1902 по 1914 год. Вы в союзе с архитектором Екатериной Шаповаленко, заручившись поддержкой Алтайохранкультуры (возглавляет Александр Урбах, — прим. ред.), подготовили документы, чтобы, как вы считаете, построить что-то, что будет лучше исторического подлинника. С таким же успехом можно было бы построить любое другие здание, не имеющее отношения к заводу.

Застройщик

Дегтяреву еще раз напомнили, что проект реконструкции территории размещался на сайте госохраны объектов культурного наследия, чтобы общественность могла прокомментировать его. И он мог воспользоваться этой возможностью, раз несколько лет следит за судьбой «ликерки».

«Почему не пришли защищать завод десять лет назад, когда меня тут не было? Откуда вы появились со своим мнением в последние две недели? Зачем вам эта война?», — поинтересовался Комяков. Он отметил, что у него уже есть как минимум один повод обратиться в суд и взыскать один рубль морального ущерба. Цель — доказать правоту и беспочвенность обвинения.

Андрей Комяков,
генеральный директор ПСК «Строительная перспектива»:

Проект реконструкции подписывали эксперты со специальной аккредитацией (У вас есть такая? Нет.), которые несут за это уголовную ответственность. Вы говорите на языке популизма. Я на языке закона и фактов. Вы на своих эмоциях пошли и написали заявление в прокуратуру. Я им отвечу, предоставлю все документы. Понимаете, я просто хочу восстановить историческую правду, и чтобы это было красиво!

Историк

Данил Дегтерев,
кандидат исторических наук.

Барнаульский ликеро-водочный завод и другие исторические объекты — это наше культурное достояние. Их восстановление не должно обходиться без госфинансирования. Но я считаю, что бизнес должен исходить не только из своих экономических интересов. Не думаю, что Андрея Геннадьевича нет денег на то, чтобы отреставрировать конюшню и заводоуправление.

Чем закончилось?

Встреча продлилась около часа. Практически все время солировал Андрей Комяков, зачитывая выдержки из документов. Выложив свои аргументы, он предложил высказаться и историку, но по сути не дождался внятного разъяснения, предложив расходиться. В итоге оппоненты остались при своем мнении.

Комякову теперь придется «отписываться» прокуратуре. Дегтярев продолжит настаивать на своем, направляя запросы в разные инстанции, а также публиковать посты в соцсетях, призывая к борьбе за сохранения истории. «Несмотря на значительный моральный ущерб, который г-н Комяков нанес мне своим поведением, мы все равно выстояли и не отказались от своей позиции!».

Представляющий его интересы общественник Игорь Берг не смог четко назвать план действий: какие исторические объекты они начнут опекать, за исключением барнаульского Кожевенного завода. Сейчас они разыскивают его собственника, чтобы призвать к ответственности за разрушение памятника архитектуры.

Факт

Такие предприятия, как БЛВЗ, в царской России строили во множестве городов по типовым проектам. Они отличались лишь мощностью — на 100 или 200 тысяч ведер спирта в год. Барнаульский был рассчитан на 100 тысяч ведер. Поэтому для воссоздания зданий берутся проекты из соответствующего набора, что одобрили проверяющие органы.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Комментарии
Новости
Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Расскажи новость