Туризм

Шугать медведей тарелками. Барнаульский гид — о работе в дальних краях и суровом российском сервисе

Жить в Барнауле, но вести экскурсии в Буэнос-Айросе и у берега Баренцева моря — таков путь гида и путешественника Валерия Степанюка. О том, как не попасть в федеральный розыск, знать далекие места, как свои пять пальцев, где любоваться тюленями, а где удивляться свалкам у президентских дворцов и, наконец, зачем же все-таки ехать в Киргизию — в материале altapress.ru.

Гид Валерий Степанюк.
Гид Валерий Степанюк.
Валерий Степанюк.

Мальчики и мужики

— По мнению многих туристов, инструктор должен выглядеть, как мужик, который все на себе вынесет, — говорит Валерий, молодой человек лет тридцати, который и правда больше напоминает мне модель или офисного работника, чем гида.

Гида, который вдоль и поперек обошел Республику Алтай, Монголию, Киргизию, Кольский и Камчатский полуострова, пару- тройку стран Латинской Америки и… — об этом мы поговорим чуть позже.

— Я сначала переживал, потом привык. Все с этим сталкиваются. Есть много знакомых водников, та же проблема. «Здравствуйте, я ваш инструктор» — стоит мальчик с веслом, — продолжает Валерий. — Но это только первое впечатление. А скоро все встает на свои места, люди начинают видеть, с кем идут. Важнее опыт, а не возраст и «габариты». Вас может вести в горы и 30-летний богатырь — и есть шанс, что он окажется безответственным человеком.

Начинал гид свой путь в 2008 году и именно с активного отдыха. Сначала — инструктором велосипедных маршрутов в «Детской империи туризма». Потом принялся и за многодневные походы в горы. Успел и четыре года поработать в «Алтайтурцентре», со времени его основания.

Гид Валерий Степанюк.
Валерий Степанюк.

— Это было интересно, пока я приносил пользу и видел результат — все устраивало. Потом стало немного скучно, хотелось не зацикливаться только на Алтае, а ездить по всему миру — пришлось выбирать. Так я и стал организатором путешествий, — рассказывает собеседник.

Не те, так другие

Начинал Валерий, конечно, с Республики Алтай. Отмечает: регион за десяток лет очень изменился. Особенно в отдаленных районах.

— Раньше цивилизация и любой сервис заканчивались за Семинским перевалом. Сейчас турбазы и глэмпинги стали появляться в очень далеких районах. Редкие путешественники добирались до долины реки Чулышман. Сейчас же это — популярное место, куда едут и самостоятельно, и по путевкам, — рассказывает он.

Ситуация изменилась. Раньше при наличии тугого кошелька нельзя было получить сервис. Сейчас он есть, но вовсе не соответствует уровню услуг. И эта проблема есть в каждом регионе России, отмечает собеседник.

Зимний Алтай.
Валерий Степанюк.

— На той же Камчатке, на мой взгляд, цены не соотносятся с уровнем услуг. Даже за границей за тот же перечень требуют меньше денег. А у нас нет ожесточенной борьбы за клиента — один откажется, так кто-то другой приедет и заплатит, — говорит он.

Источник проблемы неоправданно высокой стоимости Валерий видит в неграмотности бизнесменов:

— В работе приходится сталкиваться с огромным количеством «подрядчиков». У многих из них не хватает элементарных знаний. Обычно это местный житель, открывший турбазу в сельской местности. Он не знает, какие есть стандарты, как работает весь остальной мир или хотя бы более продвинутые соседи. Совершает много ошибок и пытается компенсировать это стоимостью услуг. Профильного обучения по гостиничному бизнесу для взрослых нет — учится молодежь, но она очень редко открывает дело.

Выход Валерий видит в создании семинаров и курсов. Также не исключает возможности, что повальное введение сертификации с обновленным федеральным законом о туризме поможет хотя бы привести такие точки к необходимым стандартам.

Гид Валерий Степанюк.
Валерий Степанюк.

Но и с самим законом о туризме не так все гладко. C 1 июля 2022 года гиды и экскурсоводы должны работать только с аттестацией, которую нужно проходить раз в пять лет и в том же регионе России, где оказывают услуги. То есть Валерию придется либо аттестовываться как минимум шесть раз, либо привлекать во всех регионах местных гидов — что дороже.

— Сертификация однозначно нужна — есть огромное количество организаторов, которые не обладают определенными навыками, и нет никаких гарантий, что это не приведет к беде. Но можно ведь сделать ее всероссийской. Механизм организации активного маршрута в горах, что в Бурятии, что на Алтае — один и тот же. Зачем отделять — не понимаю, — жмет плечами гид. — Как обычно, к составлению закона не привлекли профессиональное сообщество, практиков. Писать закон из побуждения: «Сейчас все засертифицируем и будет хорошо» — сомнительно.

Туда, не знаю куда

Вернемся к путешествиям. Как говорит Валерий, люди, рассматривающие величественные ледники и мощные водопады на его странице в Instagram, мало задумываются о том, что стоит за этими снимками. К примеру, чтобы «щелкнуть» ледник Большой Актру, нужно идти вверх по горе три часа.

Однажды, спускаясь оттуда, группа Степанюка встретила самостоятельных туристов — мать с ребенком. Они пошли на уговоры местных жителей — те довезли их на автомобиле в долину, получили деньги, показали рукой примерное направление, где смотреть «красоту».

— И люди пошли, абсолютно не зная куда. Пока была эйфория — поднимались, а когда опомнились — и страх высоты появился, и оказалось, что камни не всегда спокойно лежат на склоне, и можно запнуться. Не опасно для жизни, но психологически тяжело. У женщины была паническая атака: вцепилась в камень и кричала на всю долину. Помогли спуститься туда, где уже смогла идти самостоятельно, — рассказывает гид. — Не говорю, что нужно обязательно брать с собой инструктора — это дело каждого. Просто четко осознавайте, куда идете, что вас ждет.

Не понимает собеседник и тех, кто пытается «натянуть» одну модель сервиса на другую.

-— Люди привыкли к Таиланду-Турции, приезжают на Алтай и возмущаются, что тут «не так». Да у нас никогда не будет «так», даже если разовьемся до определенного уровня — менталитет не тот. Из-за этого несовпадения ожидания и реальности туристы замыкаются, не верят в происходящее и не получают никакого удовольствия. Перед поездкой нужно отбросить стереотипы и быть открытым для новых впечатлений, — советует он.

Уарзазат. Марокко.
Валерий Степанюк.

О сервисе в разных локациях

Здесь Валерий расскажет о том, что все-таки можно ожидать от путешествия в тот или иной уголок Земли.

Киргизия

— Это более комфортная альтернатива Монголии. Тоже страна кочевников, но не такая суровая. Здесь есть и горы, и пустыни. Также Киргизия — самобытная культура, приправленная советским прошлым. То есть вы и много нового узнаете, и языкового барьера не будет.

Отличается эта страна от Республики Алтай и климатом. Жаркая страна с прохладными высокогорьями. Можно от побережья Иссык-Куля и +40 градусов за два часа попасть в горы и +10 градусов.

Все это привлекает туристов вместе с относительной доступностью: дешевые продукты и недорогая организация путешествия. Бывает и так, что москвичу дешевле отдохнуть в Киргизии, чем в Республике Алтай, хоть это и другая страна. Бывает, что до нас даже перелет дороже стоит, чем до Бишкека.

Туры — от 50 тыс. рублей.

Камчатский край

— Когда оказываюсь там, первым делом иду в охотничий магазин. Закупаю всевозможные сигнальные огни, пищалки-дуделки, металлическую посуду, чтобы шугать медведей — эти ребята сопровождают нас каждую поездку. Больше ни в каком регионе у нас нет таких мер безопасности и правил поведения, которые туристы должны выполнять беспрекословно.

Помимо суровых природных условий здесь суровый сервис. Мы в разы меньше тратим денег на путешествие по Байкалу или Алтаю. Цены очень завышены по отношению к тому, какие услуги люди получают. Придорожного сервиса практически нет. Высокая стоимость передвижений на транспорте — есть вертолетные монополисты.

Все эти проблемы, конечно, связаны с отдаленностью региона. Местные жители, выступающие в роли проводников, водителей, поваров, тоже высоко оценивают свои услуги — все из-за дорогой жизни на полуострове.

Путешествие непосредственно на месте в среднем стоит 100 тыс. рублей. 80% реально отдаешь за всю организацию. А еще самому туда прилететь надо. Если удастся сделать это дешево — отлично, бывают субсидированные билеты, можно за 30 тыс. добраться из Москвы. Из Сибири дороже. Если накинуть авиабилеты — выходит путешествие в 150 тыс. рублей. Можно еще чуть-чуть подкопить и отправиться в тур по Южной Америке.

Вилючинская сопка. Камчатка.
Валерий Степанюк.
Авачинская бухта. Камчатка.
Валерий Степанюк.
Камчатка.
Валерий Степанюк.

Но несмотря на все это, Камчатка — действительно регион для настоящих приключений. Наблюдаешь за действующими вулканами, удивляешься нереальным ландшафтам. Рядышком Тихий океан со всей своей живностью. Все время не покидает ощущение, что ты действительно на краю земли. Там есть замечательный монумент «Здесь начинается Россия». Удивительно. Наверное, ради этого туда все едут.

Туры — от 100 тыс. рублей.

Кольский полуостров

— Это доступный север. Если хочется побывать за полярным кругом в России, то лучшего места не найти. Хорош по всем параметрам: от доступности авиаперелетов до сервиса. Есть где заселиться, что поесть, на чем поехать — хоть, может, и не того качества, какого хотелось бы. Но это недорого по сравнению с другими российскими регионами.

Компактный регион — все достопримечательности находятся в 150−200 километрах от Мурманска. Транспорт не так дорог, как на Камчатке, поэтому туры получаются доступными.

Здесь есть неплохие горнолыжные комплексы, а также этнодеревни, куда можно отправиться в гости к саамам и покататься на оленьей упряжке.

Идеально подходит для фототуров. Можно организовать удобное наблюдение за полярным сиянием — есть подходящие гостиницы. Белоснежная тундра потрясающе красива, как и Баренцево море, где есть большая вероятность увидеть касаток и тюленей.

Туры — от 35 тыс. рублей.

Северное сияние. Кольский полуостров.
Валерий Степанюк.

Южная Америка

— Здесь сервис больше похож на европейский, не чрезмерный, как в «истинно туристических» странах. Заказать номер в отеле не проблема. Только нужно быть готовым к тому, что его категория в сервисе бронирования не всегда соответствует реальности. То есть, не ждите турецких «звезд». Будут простые номера с обычными удобствами.

Что касается общественного транспорта — я сам им там активно пользуюсь — это на две-три головы выше, чем в России. Обычные междугородние автобусы с нашими не сравнить. Все как у людей: Wi-Fi, хорошие сидения, чистота.

Водопады Игуасу. Аргентина.
Валерий Степанюк.
Гора Фицрой. Аргентина.
Валерий Степанюк.
Рио-де-Жанейро.
Валерий Степанюк.

Что лично меня больше всего удивило в этих странах — заметный контраст в городах. Если у нас есть скромный чистенький городок — то он будет таким везде. А там — на одной территории все будет идеально, но можно перейти дорогу и оказаться в аду — не понимаешь, как в этом мусоре могут люди жить. Не могу представить, чтобы на Красной площади стояли палатки с нищими. А в центре Буэнос-Айроса, напротив президентского дворца — запросто. Это нужно воспринимать, как данность, потом привыкаешь.

Туры — от 1,6 тыс. долларов.

Солончак Уюни. Боливия.
Валерий Степанюк.
Солончак Уюни. Боливия.
Валерий Степанюк.

Превращение в гида

Для работы в Южной Америке Валерий изучает испанский язык, который уже немного понимает. Он необходим в бытовых ситуациях, а при организации путешествия хватает и уверенного английского языка.

— Механизм организации тура по Латинской Америке ничем не отличается от того, как если бы я делал это, допустим, в незнакомом мне Магадане, — объясняет гид. — Логика и структура одна — необходимо максимально хорошо владеть информацией о регионе и уметь привязать ее к местности.

До путешествия Валерий досконально изучает туристические достопримечательности в Интернете до уровня «вышел из автобуса — пошел рассказывать».

— Мне надо просто визуально понять, где это расположено, прочувствовать — для этого вполне достаточно бывает одного обзорного путешествия. Я знаю, как построен маршрут, где и что расположено, остается выявить нюансы — расписания автобусов, как добраться и другие мелочи, — добавляет он.

Огненная земля.
Валерий Степанюк.

В пандемийное время гиду приходилось запускать маршруты «с боем» — то есть брать с собой туристов, предварительно не выезжая на разведку, на которую нет ни времени, ни возможности. В этом случае Валерий работает с постоянными клиентами.

— Открыто говорим: «Ребят, делаем маршрут впервые, поехали». И они понимают, что могут быть несостыковки. Так, в ноябре в Мексику ездил с группой из 10 человек. Нашли проверенного партнера, который помогал с логистикой и «привязкой» к местности. Я в обычном режиме занимался группой, поддерживал благоприятную обстановку, а он делал ту работу, которую мне без предварительной поездки было бы сложно быстро выполнить. Скорее всего, так же получится и с туром в Австралию, — рассказывает Степанюк.

Туризм и бизнес

Туризм в России — не сверхприбыльное дело, утверждает Валерий. «Мастерская приключений», барнаульская компания, в которой он работает, получает от 5 до 20% стоимости тура за вычетом всех издержек.

Примерно 30% клиентов — постоянные. Есть туристы, которые выезжали в путешествие по 8−10 раз — и по российским, и по зарубежным направлениям.

Шефшауен. Марокко.
Валерий Степанюк.

— У нас камерная компания, почти клуб по интересам, — рассказывает гид. — Но и без конкурентов никак. В Барнауле есть хорошие коллеги, организуют туры в Африку, по нашим регионам. Не могу, правда, припомнить местные компании, которые занимаются Южной Америкой. Но у нас и клиенты не сибирские: в основном — из Центральной России.

Как рассказывает собеседник, коронавирус сильно подкосил туристическую сферу. Особенно резким был удар в первые месяцы, когда слетели все зарубежные туры, в которые вот-вот нужно было отправиться. С последствиями отмен полностью разобраться удалось недавно — возвраты, переносы. Тем не менее, закрытие стран позволило перевести фокус на Россию и открыть новые направления.

Чтобы вернуться на допандемийный уровень, по словам Валерия, нужен минимум год без потрясений. Он позволит наладить планомерную работу и вернуть доверие туристов к рынку. «Людям трудно доказать, что их не обманут, и действительно проведут путешествие, если не помешают новые волны коронавируса», — говорит он.

Гид Валерий Степанюк.
Валерий Степанюк.

— Я раз за разом понимаю, что в туризме задерживаются те, кто действительно любит свое дело, — продолжает гид. — Были знакомые, которые начинали работать и скоро понимали, что тут нет огромных денег, не тот бизнес. Уходили. Потому что не было основного — любви к поездкам. Очень хорошо, что с путешествиями получается жить, работать и развиваться. С коронавирусными трудностями я мог уйти в другую сферу. Но это значило бы предать идею жизни.

О чем еще рассказал собеседник

О «попсовости» Байкала

— Сейчас туда едет огромное количество людей. Все началось лет пять назад, когда к озеру стали присматриваться блогеры, фотографы и журналисты. Мощный вектор развития дали и китайские туристы. Конечно, спрос подтянул и цены на всевозможные услуги.

В основном популярностью пользуется остров Ольхон, окрестности Иркутска — ну и все. Та же Бурятия — менее популярное направление. Не говорю даже о северо-востоке озера — как была эта территория дикой, так фактически такой и остается.

Зимой людей меньше, чем летом, но тоже немало. Появляется негативная нотка, связанная с завышенными ожиданиями, в частности, о чистоте и красоте байкальского льда. Природа есть природа, она не может быть однородна. Если два года назад мы наслаждались идеальным «зеркалом», то в этом году все накрыл снег. Может подняться ветер и сдуть его, а может и нет. И конечно, люди, которые долго планировали поездку, и видят эту картину, расстраиваются. Не удивлюсь, если на фоне этого обмана ожиданий количество поездок начнет сокращаться.

Об ошибках

— Все люди их совершают и к этому можно относиться по-разному. Для меня мелкие неурядицы — не конец света. Главное вовремя исправить. Вот бывает что-то выходит из головы, например, что в группе есть вегетарианец, и по запарке покупаешь продукты на одну категорию людей. Выкручиваешься. Но, конечно, это нехорошо, ведь ты даешь сервис.

Что прощать нельзя, так это ошибки в безопасности. Многие лукавят, когда говорят, что невозможно все просчитать заранее. Можно. И план «B», и «C».

Об ожиданиях туристов

— Почему-то многие мои клиенты из Центральной России удивляются разнообразию ландшафтов в Горном Алтае. До поездки они представляют его каким-то горно-таежным, очень мрачным. И оказываются в шоке, когда видят ледники и долины невероятных масштабов. А еще очень хвалят придорожный сервис. И есть за что: даже от Москвы отъедешь на 100 километров — за голову можно схватиться, такие там устаревшие кафе и территории отдыха. У нас прилично.

О смехе полицейских

— Также туристы удивляются нередкому отсутствию телефонной связи. Это приводит к курьезным ситуациям. В этом году спускались в долину реки Чулышман. Несколько раз каждому в группе объяснил, что на три дня выпадаем из связи и нужно предупредить близких. Вернулись в цивилизацию — а по всей республике уже ориентировка нашей туристки из Санкт-Петербурга! Полицейские долго смеялись. Оказалось, друзья не могли дозвониться и обратились в органы, а там сразу объявили в розыск. Обычно до такого не доходит — родственники сначала обрывают трубки нашей туристической компании, которой приходится объяснять, что не везде в России хорошая связь.

Досье

Валерий Степанюк родился 17 июля 1990 года в Барнауле. Гид и путешественник. Окончил Российскую международную академию туризма. Работает с барнаульской туристической компанией «Мастерская приключений». Также занимается работой над фотопроектами. Ведет блог в Instagram и LiveJournal. Мечтает отправиться в Новую Зеландию. Любимое место в Алтайском крае — Чарышский район. О других местах для отдыха на Алтае, которые советовал Валерий, вы можете прочитать здесь.

Важные новости, обзоры и истории Всегда есть, что почитать. Подпишитесь Vkontakte Odnoklassniki Telegram

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость