Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Здоровье

Алтайский профессор и депутат Валерий Елыкомов рассказал, какой должна стать медицина в эпоху постковида

Очевидно, что медицина, пережившая коронавирус, должна существенно измениться. Пандемия вскрыла все болевые точки: неспособность больниц быстро перестраиваться на другой эпидемический режим, нехватку кадров и оборудования, неправильную маршрутизацию больных. И не только. Теперь придется в корне менять подходы к оказанию медпомощи, считает доктор медицинских наук и депутат Госдумы Валерий Елыкомов.

Краевая клиническая больница скорой медицинской помощи.
Краевая клиническая больница скорой медицинской помощи.
Анна Зайкова.

Техника и технология оказания врачебной помощи

— Дело не только в организации амбулаторных центров ведения больных. Этот вопрос более широкий, чем вы думаете. Надо понять, как мы представляем себе постковидную медицину в целом. Даже не так — просто медицину, готовую к подобным эпидемическим неожиданностям.

Я руководитель экспертного совета Госдумы по совершенствованию организации здравоохранения, и сейчас мы готовим совет, туда войдут ведущие научные сотрудники и руководители региональных министерств. Мы уже разослали письма в регионы и ждем предложений. Сейчас у всех уже есть какие-то выводы из этой эпидемической ситуации, и надо как-то приводить их к общему знаменателю и вырабатывать единые подходы.

Будут парламентские слушания по этому вопросу. Но только после того, как обстановка позволит нам встретиться очно. Можно провести заседание и сейчас, но глаза в глаза, с мгновенными ответами на все вопросы будет эффективнее, я думаю.

Цифра

74 года — средняя продолжительность жизни в России (90-е место в мире)

Валерий Елыкомов.
Из личного архива.

Проектирование зданий

— На мой взгляд, в первую очередь должны вообще поменяться подходы к проектированию больниц. Если раньше мы пытались все удешевить — палаты на шесть человек с туалетом в конце коридора, — то сейчас такие принципы неприемлемы. Просто отныне и навсегда так больше делать нельзя.

Должна быть боксированная система. Например, как в краевой клинической больнице. Есть бокс, в нем, например, две одноместные палаты с общим душем и туалетом. Сейчас такие палаты идут как VIP. Но теперь так должно быть всегда и везде. Надеюсь, это станет нормой больничной медпомощи. Чтобы можно было подумать об отдельной вентиляции, об обеззараживании отходов.

То же касается поликлиник. Редко где можно организовать отдельный вход для температурящих пациентов. И вот они у нас сидят в одной очереди, и вся очередь потом записывается к терапевту.

Отдельный вопрос — ремонт имеющихся зданий. У нас лишь малое количество инфекционных больниц находится в приемлемом состоянии. Остальные срочно требуют ремонта.

Краевая клиническая больница скорой медицинской помощи.
Анна Зайкова.

Приемный покой

— Нужно перестраивать приемные покои. Сейчас человек поступает в больницу, его приняли, если надо — быстро оказали первую помощь, взвесили, посмотрели и отправили дальше.

Ничего подобного. Человек должен там находиться сутки или двое во избежание заносов всевозможных инфекций в больницу. То есть в приемном покое должны быть койки и квалифицированные врачи.

Диагностика

— Мы должны пересмотреть оказание диагностической помощи в больницах и поликлиниках. Сейчас у нас так: человек пришел, его «повели» по всему учреждению, потому что приемный покой на первом этаже, лаборатория — на третьем, а УЗИ вообще на пятом, и надо на лифте, а лифт опять же в конце коридора, и до него идти через другое отделение. Пути обследования надо просчитать. И это тоже про проектирование новых больниц.

Медицина. Больница.
CC0

Госпитали

— Надо просчитывать строительство, что называется, сборно-разборных госпиталей, которые в короткое время могут поменять функционал.

Пока во всем мире строили новые госпитали для больных COVID-19, в Алтайском крае перестроили работу больницы № 5 в Барнауле, затем еще нескольких больниц, а дальше пошли по пути формирования госпиталей по окружному принципу — в крупных райцентрах и городах. Это правильно, учитывая территориальную «разбросанность» населения в регионе.

Но при этом переформатировать работу имеющихся у нас медучреждений под COVID-19 — задача не из легких.

Буквально за несколько часов врачи были вынуждены развернуть госпиталь в Рубцовске и при вспышке коронавируса в Змеиногорске на базе центральной районной больницы. Это было архисложно в условиях, которые там имелись.

Теперь важно подумать, как сделать, чтобы такая переориентация под эпидемическую обстановку происходила без проблем.

Здесь речь идет еще и о том, как в период эпидемий не останавливать плановую помощь. Из-за коронавируса фактически прекратили прием нековидных пациентов. И это еще нам аукнется большей заболеваемостью и тяжестью течения некоторых болезней.

Цифра

Почти в 2,4 раза сократилось в России число коек инфекционного профиля

Медицина. Больница.
CC0

Врачебная готовность

— Новый коронавирус показал, насколько у нас, с одной стороны, сильные кадры — почти все, несмотря на естественный страх, приняли вызов и пошли в красные зоны.

С другой — это слабость системы подготовки кадров: в красные зоны пошли специалисты, не подготовленные вести ковид-больных, — офтальмологи, неврологи, эндокринологи, кардиологи. Они специалисты в своих областях, но функционально не могут вести вирусных больных.

Заболел анестезиолог-реаниматолог — и все. Кто будет давать наркоз, кто будет интубировать пациентов? Никто, кроме них, этого не умеет. В Московской области столкнулись с нехваткой этих специалистов в полный рост.

Сейчас должно настать понимание: врач в клинике — это многофункциональный специалист, он должен уметь и то, и это, и вон то еще. И именно с этих позиций готовить специалистов.

Районная больница.
Дмитрий Лямзин.

Открытые пространства

— Я уже говорил об опасности открытых регистратур. Это, конечно, неожиданно приятно и «приветливо» для пациентов — мы открыты! Но давайте подумаем: заболевший человек приходит и общается с регистратором лицом к лицу.

Не надо убирать стекла. Раз уж мы на войне против болезней, давайте подумаем о бойцах.

Должна быть предусмотрена максимальная индивидуальная защита для врачей. Если врачи заболевают, нагрузка на оставшихся многократно возрастет. И это ведет к сбоям в работе любых медучреждений.

Средства защиты

— В начале пандемии мы узнали, что такое нехватка средств индивидуальной защиты. Мы видели этот ажиотаж. Все сертифицированные средства смели с рынка в считаные дни.

Должны быть пересмотрены тарифы. Чтобы главный врач не ломал себе голову, как из бюджета выкроить средства на защиту персонала.

Новый рынок. Коронавирус.
Анна Зайкова.

Доплаты врачам

— Стоит пересмотреть систему доплат и поощрений врачам. По федеральному постановлению № 484 достаточно высокие выплаты получают только те врачи, которые работают непосредственно с ковидными больными в стационарах и в скорой помощи.

А остальные не работают? С коронавирусом сталкиваются врачи-лаборанты и патологоанатомы. Заболевают врачи не только госпиталей, но и других больниц из-за заноса инфекции.

Список специалистов, конечно, должен быть расширен.

Порядок оказания помощи

— Мы должны еще раз хорошенько продумать и выработать порядок оказания помощи, начиная со звонка пациента в скорую помощь и поликлинику.

Это то, к чему оказалась не готова западная медицина в период эпидемии. Поэтому там пришлось организовывать госпитали буквально под открытым небом.

Нас часто упрекали в том, что у нас слишком много коек, да и в целом больниц и поликлиник на душу населения. Так что слава Богу, что мы не успели все дореформировать и дооптимизировать за время прошедших экономических кризисов. Сейчас это оказалось на руку.

Кардиоцентр. Врачи
Сергей Башлычев

В свое время ведь массово отказывались от складских помещений и собственных медицинских производств. Собственное производство лекарств, средств индивидуальной защиты, вакцин и сывороток, шприцев, материалов для диагностики, оборудования для реанимации, вентиляционных систем должно быть в каждой стране.

В итоге пандемия показала, что купить все это за рубежом оказалось не так просто: каждая страна работала «на себя». Впрочем, так же получилось и с человеческим ресурсом. Россияне уехали отдыхать, и иностранные государства четко объяснили: «Началась пандемия, и мы заботимся о своих гражданах, а о вас пусть ваше государство заботится».

Так что придется пересмотреть взгляды еще и на медицинское производство в России. Потому что в тяжелых ситуациях только мы сами можем себе помочь.

Цифра

3,1% ВВП в России идет на здравоохранение (120-е место в мире)

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость