Здоровье

По правилам и без. Барнаульский эпидемиолог обрушился с критикой на руководство Диагностического центра

Эпидемиолог Диагностического центра Алтайского края Александр Катренко раскритиковал своего работодателя за организацию приема пациентов и перепланировку помещений. Он считает, что перестройка «красной зоны» только способствует распространению коронавируса, а для врачей нет нормальных условий труда. Об этом он написал в редакцию Altapress.ru. Главный врач Жанна Вахлова прокомментировала ситуацию.

"Красная зона" в Диагностическом центре.
"Красная зона" в Диагностическом центре.
Дмитрий Лямзин.

Должности и обязанности

Александр Катренко начинает свое письмо с того, что из штата Диагностического центра в разгар коронавирусной инфекции выведена ставка эпидемиолога. Он перечисляет свои награды, в том числе «за особый вклад в борьбу с коронавирусной инекцией». «С самого начала пандемии возглавлял „красную зону“ Центра, принимали 300−400 пациентов… Как профессионал признан и оценен всеми… Мне 68 лет», — говорится в письме.

Катренко рассказывает, что за 16 лет его работы в Центре сменились пять главных врачей: «Меня всегда считали основным специалистом и консультантом по санитарно-эпидемическим вопросам. Мнение мое было решающим. Ни разу главных врачей я не подвел».

Он также удивлен тем, что исключен из числа исполнителей приказов по санитарно-эпидемическим вопросам, а это его прямая обязанность. «Я исключен не только как исполнитель, но и как просто „ознакомлен“. Ни одного приказа я не подписал. Такого никогда не было», — пишет эпидемиолог.

Главврач Жанна Вахлова рассказала Altapress.ru, что в Центре в мае, действительно, будет введено новое штатное расписание, однако пока оно не подразумевает никаких увольнений: организационные перестановки коснутся по большей части поликлиники, некоторые должности (например, пресс-секретарь и менеджер по персоналу) выведут в отдельное подчинение.

Вместе с тем главврач отметила, что на сегодняшний день нет ни одного нормативно-правового документа, который бы предусматривал обязательное наличие эпидемиолога в амбулаторных медучреждениях.

«Ставка может быть открыта по усмотрению работодателя, исходя из финансовых возможностей и существующих в учреждении эпидемиологических проблем, — говорит Жанна Вахлова. — По большому счету все обязанности эпидемиолога дублируются в должностных инструкциях старших медсестер».

«Красная зона» в Диагностическом центре.
Дмитрий Лямзин.

Новая «красная»

Большие претензии у Александра Катренко вызвала перестройка «красной зоны»: ее изменили, хотя «два года до этого все было отработано до мелочей».

«Вот все те нарушения, которые надзорные органы выявили в Диагностическом центре, — Жанна Вахлова показывает пухлую папку. — И все они связаны как раз с работой эпидемиолога. Врачи переболели по несколько раз, в том числе тяжело. Значит, наверное, не все было организовано правильно. „Красную зону“ создавали едва ли не с колес, много делали по наитию, стихийно. Мне, откровенно говоря, стыдно за то, что здесь было: я сама приезжала сюда еще как сотрудник минздрава и видела все своими глазами. Но теперь прошло достаточно времени, мы понимаем, что нужно многое менять, потому что наша главная задача — защитить сотрудников».

Вахлова отметила, что, будучи уже главврачом, советовалась с Александром Катренко по поводу реорганизации «красной зоны», и он, действительно, сказал в служебной записке, что ничего менять не стоит. Хотя тяжелая ситуация с заболеваемостью медработников требовала обратного.

Сейчас «красная зона» изолирована от чистой шлюзами. Медицинский персонал не уходит в «грязной» одежде домой. «Раньше под защитными комбинезонами врачи носили домашнюю одежду, теперь есть специальные пижамы, — рассказывает Вахлова. — Есть душевые, это очень важно, обработку костюмов также делают в „красной зоне“. Более того, мы организовали шлюзы и для рентгенологов, работающих там».

По словам главврача, теперь степень защиты для сотрудников в Диагностическом центре максимальная.

Жанна Вахлова не согласилась с Александром Катренко о том, что у сотрудников «красной зоны» должен быть перерыв на обед. «Мы специально ввели 6-часовой рабочий день, чтоб человек мог отработать без перерыва и идти домой, — говорит она. — Вода в „красной зоне“ есть всегда, но обед точно будет противоречить требованиям эпидемиологии».

«Красная зона» в Диагностическом центре.
Дмитрий Лямзин.

Куда девать детей

Александр Катренко также указывает, что процедурный кабинет 227, предназначенный только для забора крови у детей и расположенный в изолированной части Центра, ликвидирован, со 2 февраля он ушел в «красную зону».

При этом забор крови у детей, в том числе грудных, проводится в одном потоке со взрослыми пациентами. По мнению эпидемиолога, это недопустимо, поскольку повышает риск инфицирования и тех, и других.

Эта проблема не «пришла» вместе с ковидом и существует почти столько же лет, сколько и сам Диагностический центр. «Прием детей здесь был организован, пока строилась краевая детская поликлиника. В идеале она должна была принимать всех маленьких пациентов», — рассказала Жанна Вахлова.

Однако так сложилось, что в Диагностическом остались три детских специалиста: ни они, ни руководство не хочет увольнений. Отдельный процедурный кабинет пришлось забрать в «красную зону» по причине нехватки площадей, а детские и взрослые потоки развести по времени.

По словам Жанны Вахловой, в Диагностическом центре, действительно, не должно быть детского приема. Сейчас в минздраве обсуждают проект приказа по переводу всех пациентов в краевую детскую поликлинику и подыскивают новые предложения работы для врачей.

«Красная зона» в Диагностическом центре.
Дмитрий Лямзин.

Как пройти к врачу

Александр Катренко рассказывает, что теперь в Диагностическом центре нет фильтр-бокса с отдельным входом для приема пациентов с подозрением на ковид и температурящих. Жанна Вахлова отвечает, что Центр — амбулаторно-поликлиническое учреждение, которое ведет плановый прием людей с хроническими заболеваниями и потенциально вовсе не рассчитано на прием инфекционных пациентов. Поэтому фильтр перевели в «красную зону», чтобы сделать ее удобнее для врачей.

«Сейчас в Центре организована поликлиника с отдельным входом, куда идут пациенты с подозрением на ковид, — говорит Жанна Вахлова. — Дополнительный фильтр-бокс просто не нужен».

Эпидемиолог раскритиковал и пропускную систему Диагностического. Он говорит, что медработников, чьей обязанностью было измерение температуры и обработка рук пациентов на входе, заменили автоматические устройства, а значит, коронавирусные пациенты свободно «зашли» в Центр.

Аппараты на входе в Диагностический появились после новогодних каникул. Они сами измеряют температуру пациентам и поливают руки антисептиком. Необходимость бесконтактных устройств была вызвана тем, что, вручную измеряя температуру, сотрудник все же касается каждого пациента и может «разнести» заразу.

«Мы поставили автоматы и надеялись на сознательность граждан, поэтому убрали медперсонал с входа, но через два дня вернули, потому что ни на какую сознательность уповать не приходится», — рассказывает главврач.

Сейчас в Диагностическом на входе снова дежурит специальный человек, который следит, чтобы все входящие прошли процедуру обработки.

«Красная зона» в Диагностическом центре.
Дмитрий Лямзин.

Летающий вирус

Жанна Вахлова не отрицает существования проблем, которые есть на вверенной ей территории. Одна из них — лаборатория ПЦР-диагностики, которую с приходом ковида разворачивали очень быстро. Нарушения там действительно были. Роспотребнадзор дал предписание все устранить.

«Часть проблем мы решили, но чтобы кардинально изменить ситуацию, потребуются серьезные вложения, — рассказывает главврач. — У нас есть медицинское задание, разработанное, кстати, без участия Александра Леонидовича, совместно с главным эпидемиологом края и согласованное с министром здравоохранения. Надеюсь, в этом году мы начнем проектировать новую лабораторию, которая будет абсолютно изолирована».

В ноябре прошлого года в ПЦР-лаборатории, по словам главврача, произошла самая большая неприятность, которая только может случиться с такого рода отделениями, — так называемая контаминация, когда рабочие зоны, оборудование и одежда сотрудников оказываются загрязненными различными типами ДНК и РНК.

Это происходит потому что количество биоматериала для анализов увеличивается в разы, что приводит к ложноположительным результатам ПЦР, и в таких случаях, согласно всем инструкциям, лаборатории должны закрываться на тотальное отмывание.

«Имея штатного эпидемиолога, мы не смогли справиться с этой задачей, и пришлось обращаться в Роспотребнадзор, — вспоминает Жанна Вахлова. — Потому что в таких случаях недостаточно залить все перекисью водорода».

Предстоящая реорганизация лаборатории обусловлена не только ковидом. Когда эпидемия закончится, здесь продолжат делать, например, анализы на ВИЧ и инфекции, передающиеся половым путем. Так что в любом случае ПЦР-лаборатория условно останется в «красной зоне», и устроить ее нужно по особым эпидемическим правилам.

«Красная зона» в Диагностическом центре.
Дмитрий Лямзин.

«Светящийся» пациент

Одной из обязанностей Александра Катренко, по его словам, было недопущение инфекционных больных (в том числе с ковидом) на прием к врачам в Диагностический центр. Он говорит, что у него была база пациентов с положительным ПЦР-тестом. Каждое утро эпидемиолог обзванивал 18−20 человек, чтобы сообщить о том, что в приеме временно отказано.

«28 января Вахлова Ж.И. дала распоряжение заблокировать у меня эту базу данных, — пишет Катренко. — Теперь я не имею возможности отказать в приеме больным с коронавирусной инфекцией. Доступ им в Центр свободен!!!»

Жанна Вахлова говорит, что в обязанности эпидемиолога входит только «разработка противоэпидемических мероприятий» для конкретного учреждения, включая вакцинацию сотрудников, контроль за дезинфекционным режимом (графики по дератизации и дезинсекции — тоже его работа), профилактику внутрибольничных инфекций.

«Эпидемиолог в любой медорганизации не занимается работой с пациентами, это не его обязанности, — объясняет главврач. — Мы провели ревизию базы данных. Все пациенты, записанные к нашим врачам и получившие положительный тест на коронаврус, „подсвечиваются“ в списке. Накануне приема сотрудники колл-центра обзванивают этих людей и говорят, что во время болезни не надо приходить на прием».

Диагностический центр Алтайского края.
altapress.ru.

Надзорные органы

У руководства Диагностического центра, в свою очередь, есть серьезные претензии к работе эпидемиолога. «Например, еще до моего назначения на должность главврача, в 2019 году, он допустил здесь вспышку кори (сотрудники оказались не вакцинированными), заболевание „расползлось“ по всему краю. Это серьезное нарушение», — рассказывает Жанна Вахлова.

Кроме того, сейчас в кабинет для забора ПЦР-мазков есть отдельный вход, а раньше, по словам главврача, «условно заразным» пациентам приходилось идти через весь третий этаж, «под лестницу».

Если в медучреждении обнаруживается эпидемическая проблема, по инструкциям, расследованием занимаются специалисты краевой клинической больницы (у них есть методические рекомендации) и Роспотребнадзора. Последние выносят предписания об устранении.

«По факту штатный эпидемиолог должен помочь разрешить ситуацию, но он решил, что и сам может выдавать предписания и угрожать обращениями в прокуратуру, — говорит Жанна Вахлова. — В моей практике никогда такого не было. Он постоянно конфликтовал и с прежним начальством. В таких условиях никому не хочется работать. Мы готовы конструктивно сотрудничать с Александром Леонидовичем, но он занял позицию надзорного органа».

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость