Жизнь

Алтайские судьи преодолевали реки, скакали верхом и бегали на лыжах, чтобы вершить правосудие в ХХ веке

Журнал «Родина» рассказал, чем оборачивались дорожные мытарства мировых судей в дореволюционной Сибири.

Правосудие. Суд. Фемида.
Правосудие. Суд. Фемида.
Анна Зайкова

Российская судебная реформа 1864 года предполагала доступность судопроизводства для всех слоев населения независимо от удаленности.

Однако когда преобразования докатились до Сибири, назначенным сюда мировым судьям предстояло оторваться от благ цивилизации.

«Судейского героизма требовала не только сама сибирская обстановка. Правила 13 мая 1896 г., на основании которых проводилась судебная реформа, дополнительно возлагали на мировых судей обязанности следователей и нотариусов, а также предписывали им выезжать для разбирательства непосредственно на места», — поясняет издание.

Чрезмерная протяженность и конфигурация мировых участков делали неминуемыми долгие поездки. Сами участки характеризовали как «тяжелые», «трудные» или даже «убийственные».

В некоторых районах мировые судьи обрекались путешествовать далеко и с большими лишениями. Так, в гористом 1-м участке алтайского Кузнецкого уезда Томской губернии для судьи намечались поездки «до 400 верст, местами на лыжах или летом верхом».

Лошадь. Седло
СС0

«Работавший там в первом десятилетии ХХ века Г.И. Реченский жаловался „на неудобства его участка в географическом положении“, которое вместе с иными природными обстоятельствами делало невозможным значительную часть года обеспечивать правосудие», — отмечает издание со ссылкой на архивы.

К примеру, к 1911 году судья Речинский уже пять лет не мог добраться для рассмотрения «дел по хищнической добыче золота» на прииске, куда по природным условиям добраться можно было только в январе, когда он всегда бывал занят.

На Алтае судьи были вынуждены в поездках пересекать «быстрые реки» и горные хребты с «часто размывающимися тяжелыми и опасными перевалами».

При этом не помогало даже наличие трактов. Впрочем, само понятие тракта отличалось от современного.

«Мировой судья М.Ф. Чапас объяснял: „Тракты — не дороги в прямом смысле этого слова, а узенькие тропы, составляющие следы от конских копыт; езда по ним возможна только верховая и притом шагом, самое большое — ступью или переступью“», — пишет журнал.

Водоем. Река. Лодка.
СС0

Не спасало и регулярное пароходное сообщение. Мировой судья из села Демьянского Тобольской губернии с пересадками перемещался в северные углы подвластной территории для расследования преступлений.

«Первую часть пути он проделывал на крупном речном судне, а затем пересаживался в каюк (небольшая плоскодонная лодка с двумя веслами) и плыл еще сотни верст», — отметили в архивах.

Из переписки того же демьянского судьи известно, что пароходы мало помогали деятельности, поскольку имели остановки только на крупных пристанях, и в теплое время года путешествовать доводилось при абсолютно непроезжих сухопутных дорогах чаще всего на лодках.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость