Жизнь

«За что меня судят? За то, что бабушек возил?». Подробности уголовного дела алтайского пассажироперевозчика

Уже почти год суд Рубцовска рассматривает уголовное дело Сергея Клапинского и его дочери. Его фирма «Виктория 22» занималась перевозками сельских жителей в Рубцовском районе. Но в его предпринимательской деятельности полиция усмотрела мошенничество. С обвинениями перевозчик категорически не согласен — он объяснил altapress.ru, почему.

Пассажироперевозки.
Пассажироперевозки.
Михаил Хаустов

Оторванная деревня

Честно говоря, Сергей Клапинский вообще не понимает, за что их судят: «За то, что бабушек возил?».

Перевозками сельских пассажиров двух сел Рубцовского района в райцентр и обратно он занялся в 2016-м — говорит, что по просьбе главы района.

«Был сход в Березовке. Года два туда никто не ездил. Муниципальное предприятие отказалось — не выгодно. А деревня эта — как оторванная, от Рубцовска по трассе километров 10, да еще от трассы по ухабам… И люди спрашивали главу: „Когда автобус запустите? Надо поехать в больницу — скидываемся на такси“», — рассказывает собеседник altapress.ru.

Березовка. Рубцовский район.
yandex.ru/images

«У нас глушь, хватаемся за копейку»

Предпринимателю, по его словам, объяснил глава района: жители Березовки могут покупать 55−60 льготных проездных в месяц. А этот бизнес держится на льготниках.

У Клапинского в то время была станция техобслуживания. Занятие, конечно, совсем другое. Но — решил попробовать новое дело. Рассчитывал, что кто-то еще, кроме льготников, станет ездить по разовым билетам и будет в плюсе.

Серьезных заработков этот бизнес не сулил изначально. Судите сами: утром в деревню автобус идет пустой, забирает жителей в город, а в обед отвозит их обратно и возвращается снова почти пустой.

Автобус. Пассажироперевозки.
fotobus.msk.ru

«Получается, целый рейс — просто так. Плюс ГЛОНАСС, техобслуживание, медик, механик, бензин и т. п. А если жители купят меньше 55 проездных — работа идет в минус. Но у нас здесь глушь, мы хватаемся за каждую копейку», — объясняет Клапинский.

Пассажиропоток падает — затраты растут

Льготные проездные — это, вообще, главная (а чаще всего и единственная) форма поддержки государством сельских регулярных маршрутов.

Льготник покупает проездной по низкой цене (в период работы Клапинского — за 300 рублей) — краевой бюджет доплачивает перевозчику еще по 1 тыс. на каждый проданный экземпляр через соцзащиту.

Но эта помощь не особо-то помогает — сельские маршруты продолжают закрываться и сокращаться. Людей в деревне становится меньше. Пассажиропоток падает. А затраты на перевозки растут.

Автовокзал. Рубцовск.
rubvokzal.ru

«Покупать не принуждали»

И вот, как объясняет Клапинский, некоторые рубцовские перевозчики нашли ход, который поддерживает спрос на проездные.

«Мне так объяснили: Сергей, люди будут брать проездные, но ты их маленько задобри, чтобы им было выгодно», — рассказывает он.

Деньги. Карта.
СС0

Ход этот, в общем-то, простой: льготник покупает проездной, а перевозчик компенсирует ему затраты. Проездные, по сути, для сельчан становятся бесплатными. Но по факту они проданы. А на каждый проданный билет перевозчику поступает субсидия из бюджета.

«Мы при этом не принуждали людей брать эти проездные, потом, на суде, это подтвердили свидетели — жители сел», — объясняет Клапинский.

Село Безрукавка, Рубцовский район.
Одноклассники. Группа села Безрукавка.

От открытия к закрытию

И в первое время перевозки, можно сказать, даже развивались. Сначала жителей Березовки возили до автовокзала в Рубцовске — потом маршрут продлили до поликлиники. Затем автобус стал заезжать и в Безрукавку — центр сельсовета.

«Автобус ходил два раза в день семь раз в неделю без выходных», — объясняет предприниматель.

Однако примерно в начале 2019 года деятельностью предпринимателя пристально заинтересовались правоохранительные органы. Клапинский считает: заявление в полицию на него написал один из предпринимателей, с которым он конфликтовал.

Село Безрукавка, Рубцовский район.
Одноклассники. Группа села Безрукавка.

Вскоре оперативники заявились в деревню. «Бабушки рассказывали — их собрали в одном помещении, в актовом зале, опрашивали, некоторых приглашали в машину», — рассказывает собеседник altapress.ru.

Если бы не субсидии

Бизнес, связанный с перевозками сельских жителей, у Клапинского на этом закончился. Брать проездные сразу после «общения» с полицией жители Березовка и Безрукавки отказались, и он вынужден был закрыть маршрут, официально уведомив власти.

Уголовное дело.
открытые источники (CC0)

А вот уголовное дело началось. Тот факт, что жителям компенсировали затраты на проездной, в полиции интерпретировали как мошенничество.

«Нам заявили, что мы искусственно создавали спрос. Но ведь если бы не было этих субсидий, мы бы просто не ездили туда. Отработали месяц в минус — и ушли бы», — комментирует Клапинский.

На вопрос, пользовались ли люди транспортом или просто расписывались в покупке проездного, он отвечает — конечно, да. «Из всех опрошенных свидетелей на суде только двое сказали, что не ездили. А там всего 272 свидетеля», — говорит он.

ОМОН.
mvd.ru

Взвод ОМОНа с автоматами

В начале 2019 сотрудники полиции проводят в фирме обыск, изымают документы. С обыском пришли и на квартиру дочери, где живет отец Клапинского.

«Пришли к нему в 6 утра с автоматами в масках, перерыли все и вся. Отец звонит, губы трясутся. Ничего криминального не нашли. Проходит неделя — они в моей квартире, снова в 6 утра, целый взвод ОМОНа в масках с автоматами. Все поперерыли, изъяли один листочек, где что-то было написано — взяли как образец моего почерка», — рассказывает Клапинский.

Судебные иски. Суд. Документы.
Pixabay.com

Под уголовное преследование попала и дочь предпринимателя — в фирме она занимается, в основном, бухгалтерией. Их обвинили в сговоре.

«Дочери напрямую говорили — пусть отец признается, мы тебя выведем в свидетели», — поясняет он.

Но Клапинский свою вину так и не признал.

Пассажироперевозки.
fotobus.msk.ru

В суд за доброе дело

Предприниматель уверен, что ничего запрещенного не совершил. Главное, чего власти пытаются добиться, выделяя бюджетные субсидии, — это наладить общественный транспорт для сельских жителей. Он это сделал.

«У людей не было ни одного замечания, что мы когда-то пропустили день», — говорит он.

Тупик.
Altapress.ru

Следователь по его делу, соглашаясь, что сельских жителей возить в Рубцовск надо, приводила ему в назидание такое сравнение: «Вот вы, допустим, сдернули сережки с женщины, сдали их в ломбард, а деньги в детский дом перевели. Ваше дело — оно такое же».

Клапинского такое сравнение просто возмущает. В самом деле, получается, когда деревня была заброшена — никому до ее жителей дела не было. Стоило только начать работу — появилась масса людей, которые решили найти в этом криминал во что бы то ни стало.

Себя Сергей Клапинский сравнивает, скорее, с человеком, осужденным за то, что распилил и убрал с дороги упавшее дерево: «Видел такой сюжет по телевизору. Человек сделал доброе дело, а ему — условный срок».

Правосудие. Суд
СС0

Не теряет надежды

Сейчас собеседник altapress.ru работает в Барнауле и регулярно ездит на суд в Рубцовск, куда дело передали в феврале 2020 года.

Незадолго до этого сайт Рубцовска опубликовал сообщение за подписью зампрокурора города. Там действия предприниматели описаны в соответствующих выражениях.

Обвиняемые ввели в заблуждение сотрудников почты и соцзащиты, злоупотребили их доверием, «под предлогом оказания помощи сами покупали проездные и увеличивали таким образом количество реализованных единых проездных билетов».

Они предоставляли в соцзащиту документы для возмещения расходов с ложными сведениями о количестве проданных проездных. В итоги им перечислили субсидии почти на 4 млн рублей.

Идет заседание. Суд.
Анна Зайкова

Но предприниматель считает, что следователи в деле не разобрались — к примеру, в сумму включили перевозки пассажиров из села Куйбышево: «А мы туда сроду не ездили».

А главное — он не согласен с обвинением вообще. Собеседник altapress.ru не теряет надежды доказать в суде, что преступление не совершал: «За что меня судят? За то, что бабушкам 300 рублей платил?».

Работают себе в убыток

А тем временем на уровне края продолжают искать решение, как наладить регулярные перевозки сельских жителей на общественном транспорте. Накануне Нового года тему обсудили во фракции «Справедливая России» в краевом Заксобрании на встрече с главой алтайского минтранса.

Депутат Госдумы попросила Мишустина помочь автобусным перевозчикам Алтайского края

С марта 2020 года вообще прекратилось транспортное сообщение в четырех селах Крутихинского района, сообщили на встрече. В Угловском автобус стал ходить реже.

С ноября 2020 года жители трех сел Солтонского района тоже испытывают сложности с тем, чтобы добраться до райцентра. Аналогичные проблемы есть в Шипуновском, Первомайском, Косихинском, Панкрушихинском и Угловском районах.

«Перевозчики работают в себе убыток и поэтому уходят с рынка», — сказал Михаил Сашников, директор «Косихинского автовокзала.

Районный бюджет поддерживать не может

Что касается Рубцовского района, то в администрации корреспонденту altapress.ru объяснили: сейчас заведомо убыточные маршруты объединяют с прибыльными в единый лот, выставляют его на торги.

«Предприниматели участвуют в конкурсе с открытыми глазами, понимают, что если на одном маршруте что-то потеряют, то на другом заработают и компенсирует потери», — объяснил Роман Субботин, замглавы администрации.

Благодаря этому по крайней мере до центральных усадеб сельсоветов автобусы ходят — а в районе 51 село, объединенных в 17 сельсоветов. Бюджет района не может поддерживать перевозчиков — он дотационный, объяснил чиновник. Тем не менее, он признал, что наладить регулярные перевозки в отдельные села все же не удается.

«У нас были прецеденты, когда мы договаривались пускать пробные маршруты до какого-то села, но в день ездили 3−4 человека. Им ждать автобус неинтересно, они между собой скидываются, нанимают местного жителя, и он их везет. Это нелегальные таксисты, и это одна из проблем, которые мешают легальным перевозчикам», — сказал Роман Субботин.

Администрация Рубцовского района.
rubadm.ru

Кто такой «распредитель» в пассажироперевозках

В материалы уголовного дела включили период, когда фирма Сергея Клапинского «Виктория 22» была назначена «распределителем» бюджетных субсидий — уполномоченной организацией.

Почему на Алтае стало небезопасно в транспорте, а в селах стали чаще погибать на дорогах

Что это такое — распределитель?

Краевые власти еще в 2008 году разработали порядок взаимодействия перевозчиков с соцзащитой. В каждом районе определяют уполномоченную организацию. Именно она обеспечивает льготными проездными и распределяет между всеми перевозчиками района субсидии.

В 2017 году такой организацией в Рубцовском районе и стала «Виктория 22». До нее этим занималось муниципальное предприятие, у которого арестовали счета, оно от этой функции отказалось, а затем и обанкротилась. А вот алгоритм распределения субсидий разработан до того, как этим начала заниматься фирма Сергея Клапинского. «Тут мы ничего не изобретали», — объясняет он.

Пассажироперевозки.
fotobus.msk.ru

Как распределяют субсидии через соцзащиту

  • Фирма-распределитель (в 2017—2019 годах — «Виктория 22») заказывает бланки проездных в типографии.
  • Соцзащита сообщает, сколько ей надо билетов на месяц.
  • Сотрудник фирмы-распределителя привозит бланки в соцзащиту и передает их по акту.
  • Соцзащита передает бланки на почту, почта развозит их по селам и продает людям, а затем сообщает в соцзащиту, сколько продано.
  • После продажи проездных соцзащита сообщает фирме-распределителю.: «Продано столько-то — высылайте счет».
  • Фирма-распределитель выставляет соцзащите счет, та переводят субсидии.
  • Субсидии распределяют всем перевозчикам района.
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость