Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

Фотофакты. Один день из жизни барнаульского Речного вокзала

Речной вокзал. Всего 30 лет назад здесь активно ходили грузовые баржи, ежегодный грузооборот считали в миллионах тонн. Каждое утро вокзал видел приходящих на смену рабочих, а вечером смотрел, как они уходили домой. Мы узнали, что происходит за день у речного вокзала сегодня.

Речной вокзал.
Речной вокзал.
Артём Гуднев, Екатерина Шлыкова, Светлана Васюченко.

5.00. Единственный звук на площади перед речным — шарканье метлы по асфальту. Здесь, на самом вокзале, этого звука нет, тишину нарушает только река, бьющаяся о бетонные плиты, будто кто-то торопливо выбредает на берег.

Набережная пуста. «Сегодня» пока еще не наступило, здесь доживает последний час вчерашний вечер: недопитые «стекляшки» из-под пива стоят возле лавочек и забитых до отказа урн, с легким стуком ветер катает пластиковые стаканчики по асфальту, кое-где еще не высохли лужицы разлитого спиртного. Мусора становится тем больше, чем ближе подходишь к опорам моста, где приютилась еще не догулявшая ночь парочка.

6.00. По набережной частенько проходят рыбаки, изредка появляются бегуны и любители ранних прогулок. Сергей — один из них. «Я сам из Новоалтайска, ночью вот с друзьями в Барнауле гуляли. Сейчас сюда зашел прогуляться. Как так — в Барнаул приехать и на речной вокзал не зайти? Самое же такое место для прогулок. Давно здесь не был. Мало тут что изменилось. Как все было по „совку“, так и осталось…», — делится собеседник.

Речной вокзал.
Артём Гуднев, Екатерина Шлыкова, Светлана Васюченко.

7.00. Дворники начали приводить в порядок территорию вокзала — подметать набережную, собирать мусор в пластиковые мешки. Уборка началась и на судах — замелькали люди с ведрами и швабрами, слышен плеск выливаемой за борт грязной воды. Все работают очень неторопливо, знают, что успеют закончить работу до появления первых посетителей.

Владимир Иванович,
бывший моторист:

Раньше здесь больше порядка было. Не было всех этих палаток да ларьков. А теперь вот понаставили… потом удивляются — откуда столько пьяных на набережной? Ни с детьми погулять, ни молодым посидеть у реки. Вот эти-то вот, в погонах, тут на что? Пока они работать нормально не будут — тут и будут пить, драться и даже убийства будут. Были тут уже случаи, вот как раз вон под тем столбом…

Владимир Иванович почти 30 лет отработал на речном вокзале. Сначала мотористом на теплоходе, а последние два года дворником. Слышал он и о том, что вокзал собираются сносить.

Владимир Иванович:

Вроде отсрочили на два года. Зачем его только сносить? Что у нас, плохой вокзал разве? Его подкрасить немного, кое-где подновить — а то вон уже, ступеньки разваливаются — и он еще столько же простоит. А то, как же это так получается? Барнаул — и без речного вокзала.

7.40. У четвертого причала пассажиры ждут отправления теплохода до Рассказихи. В основном это дачники и рыбаки. Первые — в широких панамах на головах и ящиками с рассадой в руках. Вторые — в камуфляже и с огромными рюкзаками. Все они скоро сядут на теплоход, на котором уже забухтел двигатель.

Несколько человек обосновались на спортплощадке, загорая и занимаясь спортом. Кто-то просто принимает солнечные ванны, как Николай Ефимович. «Вы не там снимаете! — окликнул он — Надо было на теплоход билет брать — вот там красота».

Николай Ефимович работает охранником недалеко от вокзала. Каждый раз перед сменой он приходит сюда, чтобы пятнадцать минут позагорать. «А где еще-то у реки побыть? Ни одного пляжа в городе нормального. Вот люди здесь и загорают. Ну вот он — кивает он на еще одного загорающего — разве мешает кому-то? Только мусора здесь много. Зато по телевидению треплются — мы убираем, мы, мы… А толку? В прошлом году собрали студентов, на том берегу набрали мешков 30 этого мусора, да так и оставили. Все лето это жарилось, воняло. А потом половодьем все это к соседям и понесло, в Новосибирскую область».

Речной вокзал.
Артём Гуднев, Екатерина Шлыкова, Светлана Васюченко.

8.00. Отплыл теплоход до Рассказихи. Засобирался на работу Николай Ефимович, куда-то исчезли гуляющие и физкультурники. На вокзале снова воцарилась тишина. Зато за его территорией людей становилось все больше — загорающие, рыбаки, велосипедисты…

«Не клюет здесь ничего, — говорит пожилой рыбак. — Да и я так, скорее не порыбачить, а позагорать пришел. Сначала там, под высотками сел, — он махнул рукой в сторону „Аквамарина“. — Да меня оттуда погнали пинком под зад, боятся, что забор им поцарапаю, что ли… Я сюда вот пришел. А какая разница? Ни там, ни там не клюет. Слышал, тут тоже на месте вокзала строить будут. Совсем уж и с удочкой посидеть будет негде. Да только кого это интересует? Мнения колхозника никто не спрашивал никогда».

11.20. Все больше становится загорающих. За территорией вокзала многие из них не выдерживают и заходят в воду, несмотря на предупреждение. С кафе и теплоходов звучат хиты 1980-х. По набережной прогуливаются родители с детьми. Малышня тянет взрослых то к одному аттракциону, то к другому. Вокруг разносится запах шашлыков вперемешку и ароматом тлеющих спиралей от комаров.

Речной вокзал.
Артём Гуднев, Екатерина Шлыкова, Светлана Васюченко.

11.50. Скоро должен отойти первый прогулочный теплоход. На площади суматоха: кто-то пытается продать внезапно ставший лишним билет, кто-то никак не может найти нужный причал: «Не знаешь, куда нам?» — спрашивает мужчина, за которым еле поспевают жена и дочка — «С третьего причала отходит? Это ку… Стой! Куда?» — у маленькой дочери планы другие — с веселым визгом она уже удирает в сторону аттракционов.

«Эка их сколько! Красота…» — прокомментировал мужчина, глядя на разлетавшихся над вокзалом стрижей — «Буквы какие-то обшарпанные. Хоть бы покрасили, капиталисты хреновы».

12.50. Солнце печет все сильнее. Запах шашлыка сменился на вонь «жарящегося» в мусорных контейнерах алкоголя. Группа азиаток пытается купить воду в одном из ларьков — языка, судя по всему, они не знают. Песни в кафе сменились — теперь там звучит что-то о Магадане и Воркуте и о том, что только мама все простит. Мимо проходят компании с шампурами и пивом в пакетах.

14.30. На площади организовалась стихийная очередь, стоящая ни к чему. «Лучший флешмоб этого лета! Поучаствуйте в очереди!» — надрывается парень, подключая новых людей — «Главная цель очереди — достоять очередь! Мы против очередей и бюрократии! Приведи друга в очередь и получи плюсик к карме!».

16.00. Появилась работа для полиции: пьяный мужчина сидящий в одном из кафе начинает буянить. На предложение пройти с сотрудниками соглашается не сразу и искренне недоумевает, почему его куда-то ведут. «Вы пьяны, гражданин. Агрессивно себя ведете, пьете в общественном месте… — Так все пьют! — Где все пьют?». Мужчина обводит площадь взглядом. Ни одного человека с алкоголем не видно.

Речной вокзал.
Артём Гуднев, Екатерина Шлыкова, Светлана Васюченко.

16.15. Полицейские устраивают обход. Несмотря на приближающийся вечер пьющих немного: всего трое попадаются на том, что выпивают в общественном месте. «Пиво чье?» — кивает сотрудник на алюминиевую банку. «Не знаю, не мое» — вальяжно отвечает один из отдыхающих. Почти полная банка отправляется в мусорку. Ничье ведь.

За территорию вокзала патрули не выходят. Там обосновываются компании с огромным количеством алкоголя, разлитым во всевозможные тары.

21.00. Все основное действо происходит за территорией вокзала: на бордюре сидят молодые люди с алкоголем, где-то горланят песни. Продажу алкоголя уже завершили, но народ ведь запасливый. Несмотря на сгущающуюся темноту вокруг, день для речного вокзала еще далеко не закончился.

Артём Гуднев, Екатерина Шлыкова, Светлана Васюченко.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости
Новости партнеров
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...
Рассказать новость