Жизнь

Как Сибирь стала домом для «понаехавших» и почему начались конфликты между старожилами и новичками

В 1891—1892 году в европейской части России случился неурожай хлеба. Спасаясь от голода, крестьяне двинулись в Сибирь. Первоначально сибиряки встречали новоселов благосклонно. Но потом ситуация изменилась. Почему дружелюбию пришел конец — в материале altapress.ru

Сибирская семья, конец XIX века.
Сибирская семья, конец XIX века.
kkkm.ru

Старообрядцы взбунтовались

Часто переселенцы ничего не знали об этнографических и религиозных особенностях тех мест, куда они переселялись. Это вызывало обостренные конфликты со староверами.

Старообрядцы отказывались приписывать крестьян к своему обществу по религиозным соображениям. Взаимодействие переселенцев со старожилами в быту сводилось к минимуму.

Например, в старообрядческих селах, куда приехала мордва, старожилы даже на дверные ручки навязывали веревочки, чтобы не оскверниться (староверы, открывая дверь, брались за веревку, а приезжие за ручку). Нередко новоселы, не довольствуясь общей церковью, строили «свою», новую.

«Лапотники» и «каторжане»

У обеих сторон формировался собирательной образ «другого». Мигранты считали сибиряков «необразованными», называли их «чалдонами», следуя обывательскому представлению о том, что все сибиряки — бывшие каторжники.

Староверов также называли «чашниками», поскольку они ели из отдельной посуды, которую не давали использовать чужим.

Реже, но встречалось использование названия «бергал» (от нем. «берггауэр» — горнорабочий), как называли переселенцы крестьян из бывших заводских работных людей.

Алтайские крестьяне на сельхозработах. Начало XX века. Источник: altairegion22.ru/

Старожилы же называли переселенцев общим термином «росейские» или «новоселы». При этом обычно новичков различали по месту выхода: «куряне» — выходцы из Курской губернии (селились в основном по реке Бурла, а также в низовьях Чарыша), «туляки» — селились по Чарышу, «вятские» — заселяли близкие им по родным местам районы предсалаирской чумышской тайги (Заринский, Залесовский и др. районы), а также долины р. Чарыш, «Рязань» и «Тамбов» занимались хлебопашеством в Бийском округе, а в конце века «рязаны» поселились в с. Тальменка.

Украинцев, всех выходцев из Харьковской и Полтавской губерний, а также население сопредельных с ними Курской, Воронежской, Черниговской и других губерний называли «хохлами».

Сами украинцы называли русских (не только старожилов) «кацапами». Южнорусских переселенцев, выделявшихся особыми чертами культуры, в частности, ношением лаптей и понев, старожилы называли «лапотонами» (лапотниками).

«Понаехали вятские, все поганки поели»

Переселенцам приписывали все пороки: их называли ворами, обжорами, нечистоплотными. Их даже обвиняли в ухудшении погоды.

То, что украинцы-переселенцы носили штаны с карманами, старожилы связывали с удобством ношения в них табака и называли их «табашниками».

Чуйский тракт, начало ХХ века.

Старожилы считали переселенцев «грязнулями» за то, что они зимой брали новорожденный скот в избу. Содержание телят и ягнят в одном помещении с людьми было неприемлемым для старожилов, но оно объясняется тем, что в тех местах, откуда прибыли переселенцы, такое поведение было традиционным.

Про вятских говорили «Понаехали вятские, все поганки поели», поскольку переселенцы из Вятской губернии употребляли шампиньоны («шпионы»), которых старожилы не ели.

Отсутствие у вятских переселенцев развитого хлебопашества объясняли леностью и тугодумием, не учитывая их традиции в кустарных занятиях, а не в сельском хозяйстве.

Со своим уставом

Мигранты сохраняли свои диалекты и говоры, привычную планировку жилищ и их внутреннюю отделку, готовили свои национальные блюда с использованием местных продуктов.

Пытаясь селиться в старожильческих деревнях «краями» и «концами», которые называли по местам исхода, переселенцы сохраняли свою культуру и обычаи.

Старообрядцы-«поляки» Змеиногорского уезда. Фото Л. Новосёлова 1912 год.
Предоставлено Александром Ситниковым

Обмен опытом

Трудность сближения переселенцев и старожилов не препятствовала взаимовыгодному обмену хозяйственным опытом. Переселенцы учились у сибиряков срубному строительству, урало-сибирской росписи стен и утвари, скотоводству.

Чистоплотным старожилам пришлась по душе побелка стен. Постепенно переселенцы стали выдвигать дома «по-сибирскому» вперед, к улице, а сибиряки степных районов начали организовывать палисадники.

От лаптей новоселы отказывались почти сразу, поскольку для них не было подходящего сырья, а грубая кожа для сапогов, напротив, была доступна любому крестьянину.

В одежде новоселы почти не перенимали фасоны старожилов — для тех и других популярными становились новые фасоны городского покроя. Даже самые ожесточенные противники переселений из числа старожилов понимали значимость переселенцев в развитии сельского хозяйства и внедрении новшеств.

Мигранты перенимали у старожилов земледельческие приемы, сообразные сибирскому климату, ориентировались на народные сибирские земледельческие приметы.

Старожилы заимствовали у новоселов приемы обработки земли, удобрения почвы и прогрессивную систему земледелия, переходили к преимущественному возделыванию пшеницы вместо ржи.

Источник: Аркадий Контев, «История Алтайского края XVIII-XIX веков».

Анна Карпова

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Новости партнеров
Загрузка...
Рассказать новость