Жизнь

От заразных бараков до уникальных операций. Как в Барнауле создавали самую первую и большую больницу экстренной помощи

Эпидемия холеры в Барнауле в 1892 году унесла 462 жизни, притом, что население составляло всего 17 тыс. человек. Тогда стало понятно, что организовывать врачебную помощь населению нужно совсем по-другому. Это было началом истории развития медицины в городе, а через пять лет открылись бесплатная амбулатория и городская больница — сейчас это краевая клиническая больница скорой медицинской помощи — крупнейшее медучреждение в регионе, которое отмечает 125-летие.

Клиническая больница скорой помощи.
Клиническая больница скорой помощи.
Минздрав АК.

Стройка невозможна

Медицину в 90-х годах XIX века в Барнауле представляли частнопрактикующие врачи, лазарет (только для военных), «горный» госпиталь (только для рабочих рудников и металлоплавильных заводов) и недолго просуществовавшая небольшая больница общества Красного Креста.

Бесплатную помощь оказывал только один городовой врач, он «обслуживал» тюрьмы и наблюдал за санитарным состоянием города. Он же был и судебно-медицинским экспертом.

Городское управление не раз пыталось организовать достойную бесплатную медпомощь, но не получалось. Так, в 1885 году даже собрали специальную комиссию из частнопрактикующих врачей для решения вопроса о строительстве городской больницы.

Комиссия пришла к выводу, что при городском годовом бюджете в 30 тыс. рублей ничего построить невозможно. Ограничились арендой пяти кроватей в только что отстроенной больнице Красного Креста, за что город уплатил 10 442 рубля. Когда в 1889 году больница закрылась, город стал вынужден размещать больных в горном госпитале, но тот вскоре отказал, поскольку мест не хватало и для своих пациентов. Оставалось всего три года до холеры.

Больница в Дунькиной роще.
БСМП.

В стоячей воде

Барнаул к эпидемии был совершенно не готов. Азиатскую холеру, по данным первого городского врача Альбина Недзвецкого, завезли из Ташкента российские переселенцы, прибывшие в Алтайский округ на пароходах. Не случайно «нулевым пациентом» стал мещанин Синькин, работник пароходной пристани.

В «Кратком очерке холерной эпидемии в Барнауле» Недзвецкий говорит, что болезнь довольно быстро охватила город, а больше всего пострадали жители Зайчанской слободы — одного из самых бедных и густонаселенных районов Барнаула, который располагался в районе Покровского собора.

В числе причин доктор называет антисанитарию: «почти все дома погружены в навоз и топкую грязь», «в огородах стоячая и вонючая вода», «громадная скученность строений», отсутствие «древесной растительности и хорошей здоровой воды».

Для изоляции инфицированных в городе построили так называемые «заразные бараки», они располагались на месте частного сектора — примерно там, где сейчас находится главный офис Сбербанка на пр. Комсомольском.

По данным причта Барнаульского собора (родившихся и умерших регистрировали в церквях), за период с 3 августа по 1 октября 1892 года от холеры умерли 462 человека, но на самом деле их было куда больше, поскольку не всех умерших успевали «записать».

Для борьбы с эпидемией в городе предприняли серьезные меры — создали отряд для разъяснения населению санитарных правил. Примерно на четыре версты от города перенесли пристань, вновь прибывших пассажиров заставляли проходить медосмотр, а ввозимые по воде товары дезинфицировали. По распоряжению начальника округа всех больных обеспечивали лекарствами бесплатно.

Амбулатория в конце XIX века.
БСМП.

Дорогая цена

На борьбу с эпидемией город потратил из запасного капитала 9 599 рубля 32 копейки, это примерно 10 млн рублей на современные деньги. Понятно было, что плата за отсутствие нормальной медпомощи слишком высока. С 1895 года, помимо уже существующей должности городового врача, ввели вторую ставку — специально для оказания бесплатной медпомощи на дому.

На эту должность пригласили доктора Фердинанда Засса, и только в 1895 году он оказал помощь на дому 530 мужчинам, 514 женщинам и 290 детям. Но и этого оказалась недостаточно.

19 марта 1897 года открыли бесплатную амбулаторную лечебницу и городскую больницу с соответствующим медицинским персоналом. Оказывать медицинскую помощь роженицам предписывалось 16 вольнопрактикующим акушеркам за плату от города.

Медучреждения открылись благодаря инициативе и энергии доктора Недзвецкого. Бийская купчиха Елена Морозова пожертвовала на это дело две каменные лавки с ежегодным доходом в 800 рублей и процент с неприкосновенного капитала в 10 тыс. рублей, внесенных на депозит города.

В дальнейшем город получил пожертвование по завещанию барнаульского купца Ивана Полякова в 3000 рублей. Это и стало финансовым фундаментом лечебницы. Именно с этой даты — 19 марта 1897 года — ведет свою историю краевая клиническая больница скорой помощи, занимающая теперь целый квартал в центре Барнаула.

Факт

В Барнауле в конце XIX века преобладали инфекционные заболевания — 1386 обращений в 1897 году, а также болезни органов пищеварения — 1292 случая, органов дыхания — 780, и сифилис — 576.

Оперирует Евгений Черданцев, заведующий нейрохирургическим отделением.
БСМП.

Кирпичное здание

В мае 1902 года Министерство внутренних дел отказало городу в беспроцентной правительственной ссуде в 50 тыс. рублей, предназначенной для общественных нужд, в том числе и для постройки новой городской больницы.

Однако она все же была расширена — в 1907 году построили двухэтажное кирпичное здание (ныне военно-исторический отдел краеведческого музея на площади Ветеранов), в чем заслуга врача Александра Смирнова, который начинал работать в этой больнице, еще будучи студентом.

До того, как Смирнов стал заведующим, больница располагалась в ветхом деревянном здании на северной окраине города за Дунькиной рощей — там, где и сейчас расположены ее корпуса.

Александр Иванович выставил свою кандидатуру в депутаты городской Думы и агитировал всех членов за расширение больницы. В итоге строили больницу на пожертвования богатых горожан. Основные средства — 3000 рублей — внес в городскую казну купец Василий Сухов.

Оперирует заведующий кабинетом рентгенохирургических методов диагностики и лечения Евгений Губаренко.
БСМП.

«Пропал Нил Михайлович»

Развитие специализированной врачебной помощи и расширение горбольницы в 1920-х связано с именем талантливого хирурга Нила Руднева. Он родился в 1877 году, а в 1904 окончил медицинский факультет Томского университета.

До 1934 года он был бессменным заведующим хирургическим и акушеро-гинекологическим отделениями горбольницы, до глубокой старости, наравне с молодыми врачами по шесть-семь раз в месяц выходил на ночные дежурства. Руднев сам создал хирургическое отделение в больнице и провел больше 20 тыс. операций.

«Только что отметили ему 60-летие со дня рождения и 30-летие его деятельности в горбольнице, как он исчез, — пишет в воспоминаниях о 1937 годе операционная медсестра Раиса Прохожева. — На третий день поехал А.Н. Чеглецов на лошади к нему домой узнать, не болен ли Нил Михайлович, а оказывается, Руднева вместе с женой арестовали. Так и пропал Нил Михайлович».

Медицинские сестры 1930-х.
БСМП.

Соленая рыба и крысы

На июль 1922 года горбольница имела в своем составе каменный корпус, в котором находились амбулатория, хирургия и роддом, а также восемь бараков, из которых четыре были «заразные» — инфекционные, а в остальных располагались глазное, терапевтическое, венерическое отделения и отделение для выздоравливающих после тифа.

Больнице принадлежали контора, клуб и два общежития. А на территории размещались сапожная мастерская (починка обуви больных и служащих больницы), кузнечно-слесарная мастерская, анатомический музей (мертвецкая) со специальным ледником для трупов, баня, прачечная, кладовые с продуктами и инвентарем больницы, три ледника, серная камера (дезокамера), сторожка (жилое помещение для сторожей и надворных рабочих), конюшня и каретная.

В подвале каменного корпуса имелась кочегарка и выгребная яма. Только в 1957 году, после капитального ремонта, здесь устроили центральное водяное отопление, канализацию подключили к центральной городской и подвели горячую воду.

Часть персонала жила на частных квартирах, часть — в больничных бараках. Бесплатное проживание и питание способствовало закреплению кадров, несмотря на низкую зарплату: врачи в 1925 году получали 50 рублей в месяц.

А тяготы испытывали немалые: неустроенность, разруха, эпидемии. Так, в госархивах сохранился акт проверки инфекционных отделений горбольницы за 12 сентября 1921 года, где указывается, что на этот день «из 139 больных — 45 человек служебного персонала вместе со старшим врачом т. Агентовым, заражены тифом».

Больные были немыты (не было горячей воды) и оставались без температурных листов и историй болезни, потому что бумаги и градусников не хватало. Не хватало и белья, грязное хранилось, как попало. На обед больным доставались лишь крупа и соленая мелкая рыба, а в мертвецкой орудовали крысы. Потребовалось еще 37 лет, чтобы горбольница получила соответствующий ее статусу морг.

Цифры

На 1 августа 1924 года в больнице работало 167 человек, из них восемь врачей, семь фельдшеров, пять акушерок, 24 медсестры, 19 санитарок, 64 сиделки из расчета одна на 50 больных. Должность сиделок просуществовала до Великой Отечественной войны.

Коллектив больницы 1934 года.
БСМП.

Первая кровь

В архивном фонде Бюро технической инвентаризации имеется документ от 1936 года об отводе земельного участка для строительства больницы на 1000 коек в квартале 212−213, рядом с прежней больницей.

Но до войны удалось выстроить только типовой хирургический корпус на 75 коек, расположенный фасадом по ул. Димитрова, 62а. Сотрудники больницы сами корчевали Дунькину рощу, готовя площадку под корпус, вручную копали котлован под фундамент.

В эти годы в больнице трудились корифеи хирургической службы — Константин Зеров и Александр Чеглецов. Первый активно выступал за создание противораковой службы. Его стараниями открыт онкопункт на ул. Никитина, 77 (ныне корпус онкодиспансера).

Вместе с Чеглецовым Зеров в 1934 году провел на Алтае первое прямое переливание крови. Чеглецов в 1936 году впервые на Алтае сделал операцию на сердце и спас жизнь молодому человеку, поступившему с ножевым ранением.

В 1939 году Александр Чеглецов возглавил отделение неотложной хирургии с травматологическими койками, проводил все полостные и гинекологические операции, трепанации черепа, операции по поводу травм. Он впервые провел 17 операций на легких — лобэктомии.

После окончания войны Чеглецов работал заведующим хирургическим отделением, а затем главным врачом Барнаульской городской больницы, где делал сложнейшие операции, в том числе пластические, по устранению дефектов лица и тазобедренных суставов. Чеглецов был также одним из инициаторов создания медицинского университета.

Умер Александр Николаевич 30 сентября 1957 года на 52-ом году жизни. Даже в день смерти он оперировал маленького ребенка, хотя его уже беспокоило собственное сердце. Его внук Алексей Власов работает травматологом-ортопедом в отделении тяжелой сочетанной травмы больницы скорой помощи.

Александр Чеглецов на обходе пациентов.
БСМП.

«Прекратить расходование марли»

За июнь и июль 1941 года из больницы было мобилизовано 84 человека, из них 16 врачей. Всего же на фронтах Великой Отечественной войны воевали 102 сотрудника горбольницы, из них 24 врача. Оставшимся — в основном матерям с грудными детьми и пожилым женщинам — пришлось работать за троих-четверых.

Помимо карточной системы на хлеб и продукты, ужесточился контроль за расходованием электроэнергии, медикаментов и перевязочного материала. Например, был издан приказ «…прекратить расходование марли на косынки, ответственность возложить на старших медсестер отделений».

Мобилизованных медработников заменяли эвакуированные врачи, приезжавшие на Алтай с июля 1941 года. Так, в ноябре 1941 года на должность врача-ординатора психиатрического отделения горбольницы приняли Юрия Эрдмана, но уже в следующем году его назначают заведующим психотделением. Теперь Юрия Карловича считают патриархом алтайской психиатрии, а его именем названа краевая психиатрическая больница.

С июля 1941 года в Барнаул прибывают эшелоны с эвакуированными — истощенными, зараженными педикулезом, срочно нуждающимися в медпомощи. Горбольнице передают несколько зданий, пытаясь оптимизировать размещение пациентов. В городе функционировало восемь инфекционных отделений ввиду огромной заболеваемости сыпным и брюшным тифом.

Патанатомическое отделение горбольницы было единственным в городе и неприспособленным к такому количеству трупов. А единственный патанатом Николай Маев не раз подавал заявление об уходе в связи с невозможными условиями работы: на него, кроме вскрытий, были возложены обязанности захоронения безродных трупов.

Операционная в 1940-х годах.
БСМП.

Мир в медицине

Сразу после войны главврачом больницы стала Зоя Казакова, которая сразу занялась строительством овощехранилища на 100 тонн и топливного склада. В архивах сохранился приказ: «Ввиду развертывания в мае месяце строительства овощехранилища, топливного склада и ряда других построек, запрещается посадка картофеля на территории горбольницы».

Тогда же, наконец-то, территорию больницы изолировали от городской, и между корпусами перестал ходить гужевой транспорт и пешеходы. Медучреждение тогда имело два кирпичных корпуса и восемь деревянных бараков — всего 600 коек.

С 1946 года снова стали предоставлять отпуска медперсоналу и вернули четырехразовое питание для больных по особому меню: детское, язвенным больным и усиленное — инвалидам войны.

Мирные годы принесли свои веяния — необходимость санитарно-просветительной работы и профмедосмотров. После войны резко выросло число больных с венерическими заболеваниями, поэтому в горбольнице с 1 мая 1950 года открывается дополнительное венотделение. А также организовывают урологическое и ЛОР-отделения.

На основании приказа крайздравотдела от 3 марта 1953 года, в больнице впервые ввели утреннюю гигиеническую гимнастику для ходячих и лежачих больных.

Начиная с 1958 года, горбольница становится базой для ряда клинических кафедр АГМИ. В 1960-м мединститут сделал первый выпуск врачей, и 11 из них получила именно первая горбольница.

Коллектив хирургического отделения в 1940-е годы.
БСМП.

Больница на бульваре

С 24 февраля 1965 года главврачом больницы стала Маргарита Анисимова. Уже к новому отопительному сезону учреждение перевели на центральное отопление и горячее водоснабжение; деревянный забор заменили на железобетонную ограду, электроплиты из-за частых отключений электричества — на газовые, а территорию благоустроили.

Анисимова же добилась строительства нового четрехэтажного лечебного корпуса в апреле 1970-го. А со строительством административно-хозяйственного корпуса в 1974 году ликвидировали все деревянные бараки.

По Генплану Барнаула, от здания крайисполкома до Оби шел Обской бульвар, пересекавший больничный двор. Инфекционные корпуса больницы и двухэтажный кирпичный терапевтический корпус попадали под снос. Не «мешал» проекту только хирургический корпус постройки 1940 года.

Судьба городской больницы оказалась под угрозой. Генплан предусматривал строительство новой за пределами Барнаула, но Анисимова сумела доказать, что она нужна в центре.

Хирургический корпус довоенной постройки.
БСМП.

В начале 1980-х краевая междугородная телефонная станция, выстроенная рядом с больницей, претендовала на больничную территорию перед административным корпусом. Место требовалось для бомбоубежища с запасной междугородней телефонной связью на случай чрезвычайных ситуаций.

Получить эту территорию по закону можно было только с согласия главного врача. Но Анисимова, не пошла на это, несмотря на давление «сверху», потому что в перспективе на этом месте должен был вырасти еще один, последний высотный больничный корпус, который замкнул бы территорию горбольницы по периметру.

В 1982 году удалось все-таки получить разрешение на земельный участок у главного врача Зиновьева, земля была отведена, и на ней экстренно выстроили «бункер», но грянувшая перестройка планы нарушила. Сейчас о них напоминает лишь кирпичная будка. БСПМ же навсегда лишилась возможности замкнуть периметр своими зданиями.

Корпус больницы 1970-х.
БСМП.

Четыре компьютера

Новый, третий лечебный корпус планировалось возвести с середины 1980-х. Главный врач Валерий Головин добился внесения поправок в проект и решения о дополнительной пристройке к середине корпуса для отделения лучевой диагностики, что значительно облегчило работу в дальнейшем, после появления в больнице компьютерного томографа. Стройка началась в 1993-м и закончилась только к 2000-му.

В 1996 году больницу возглавил Владимир Пелеганчук, который должен был вводить новые методы и технологии работы. Тогда началось внедрение автоматизированных систем управления в стационаре.

Еще в начале 1990-х в отделении кардиологии разработали систему оценки гемодинамики на компьютере «Искра-226». В кардиологическом отделении тогда было сконцентрировано самое большое число компьютеров — четыре. С 1995 года программу «Автоматизированная история болезни» установили во всех отделениях.

Оперирует хирург Иван Казанцев.
БСМП.

Технологично, точно, экстренно

За 125 лет больницу возглавляли 35 врачей, девять раз она была переименована, но не поменяла «места жительства» и располагается теперь в пяти корпусах. Ее главной целью всегда было оказание экстренной медицинской помощи населению.

Современное название Краевая клиническая больница скорой медицинской помощи получила 4 февраля 2014 года. Это переименование означало, что учреждение стало не просто принимать больных со всего края, но и определять стратегию и тактику оказания экстренной медицинской помощи в регионе.

Кроме того, БСМП находится в постоянной готовности к оказанию экстренной помощи при массовом поступлении пострадавших в случае чрезвычайной ситуации.

В больнице размещены краевые центры: тяжелой сочетанной травмы, травмы кисти, артрологии и эндопротезирования крупных суставов, вертебрологический, экстренный нейротравматологический.

Клиническая больница скорой помощи.
Минздрав АК.

В 2019 году БСМП получила новое ангиографическое оборудование для проведения рентгенохирургической внутрисосудистой и внесосудистой диагностики и лечения. Это вывело возможности больницы на принципиально новый уровень и позволило оказывать высокотехнологичную медицинскую помощь пациентам с хирургической, гинекологической и кардиологической патологиями.

Ежегодно в БСМП принимают более 52 тыс. человек, госпитализируют более 18 тыс., 90% пациентов — по экстренным показаниям.

Практически во всех профильных отделениях больницы применяются высокотехнологичные методы обследования и лечения больных. Клиника остается одним из лидеров в России по количеству малоинвазивных высокотехнологичных операций остеосинтеза, эндопротезирования тазобедренных суставов, артроскопии, видеолапораскопических вмешательств при патологии брюшной полости.

Цифры

196 врачей, 450 средних медицинских работников, 261 младшая медицинская сестра, 186 человек прочего персонала трудятся в БСМП на сегодняшний день.

При подготовке материала использовалась книга экс-главврача БСМП Маргариты Анисимовой «История — летопись горбольницы № 1 (1897−1997)» и открытые архивные данные в интернете.

Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость