Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
2742

Назад в 37-й: почему нужно пересмотреть наказание за картинки в интернете

Третью неделю в стране обсуждают истории людей из Алтайского края, которых обвиняют в экстремизме и оскорблении чувств верующих. Случай с Марией Мотузной побудил многих «выйти из тени» и рассказать о своем аналогичном опыте. Барнаул уже окрестили «столицей экстремизма», хотя наш регион не входит даже в пятерку по числу таких преступлений. Зато в Сибири мы пока на первом месте.

Видеоролик алтайского следкома, направленный на профилактику экстремизма среди молодежи.
Видеоролик алтайского следкома, направленный на профилактику экстремизма среди молодежи.
Скриншот видео СКР на youtube.com

За январь-июнь 2018 года в крае зарегистрировали 17 преступлений экстремистской направленности. В прошлом году за тот же период их было 24. По данным краевого СУ СКР, обвиняемыми, как правило, оказываются молодые люди в возрасте от 16 до 25 лет, которые лайкают и комментируют посты в интернете.

Состав преступлений — картинки. Курящий человек, похожий на Иисуса. Крестный ход, бредущий по распутице, с подписью: «Две главные беды России». Герой сериала «Игра престолов» с нимбом. Человек, напоминающий Христа, который спрашивает у носящего дорогие часы патриарха время.

Анастасия Корягина, корреспондент altapress.ru.
Анастасия Корягина, корреспондент altapress.ru.

Разумеется, эти изображения носят провокационный характер. Они саркастичные, даже злые. Но направлены ли они на разжигание ненависти и вражды к «группе лиц» по признаку отношения к религии? Унижают ли их?

На все эти вопросы дают заключения эксперты-лингвисты. Мест, где можно сделать такую экспертизу, в Барнауле немного: «Экспертно-криминалистический центр» краевого ГУ МВД, лаборатория судебной экспертизы Минюста РФ и автономная организация «Лингва-Эксперт». И у всех разные критерии определения экстремизма.

К примеру, лингвисты ЭКЦ МВД в принципе не берутся за картинки без текста. Нет вербальной составляющей — нечего анализировать. А вот «Лингва-Эксперт», на анализах которой строятся обвинения против барнаульцев Мотузной и Маркина, берется. И находит в них экстремизм и оскорбления чувств верующих.

У многих людей, в том числе адвокатов, складывается впечатление, будто следователи таким нехитрым способом зарабатывают себе «палочки» и звезды на погоны. И наивно думать, будто зачинщиками этих дел являются девушки из РАНХиГС и другие «потерпевшие». Да, им почему-то оказалось выгодно сотрудничать со следствием, но если бы эти «доносы» не написали они, нашлись бы другие люди.

Проблема в том, что возбуждение дела по 282-й статье приносит больше вреда, чем наказание за некоторые более тяжкие по последствиям преступления. За кражу или убийство по неосторожности можно получить ту же «условку», но человек не окажется в списке Росфинмониторинга, как какой-то террорист, и ему не заблокируют банковские счета.

Похоже, нет никакой гарантии, что в нашей стране снова не начнут сажать людей за анекдоты. Только вдумайтесь: по делу об экстремизме у нас еще ни разу никого не оправдали. Неужели нельзя придумать другой вариант наказания за глупые картинки, кроме как поставить на человеке клеймо «уголовник»?

Необходимо как минимум изменить систему оценки материалов «на экстремизм». Проводить анализ должны специальные комиссии из аккредитованных экспертов по единой методике. И лучше, чтобы в их составе были эксперты из другого региона, чтобы снизить возможность давления на них со стороны местных правоохранителей.

А за оскорбительные картинки в интернете, которые не привели к каким-либо негативным последствиям, можно наказывать административно. Не нужно даже особо переписывать КоАП — там тоже есть «экстремистские» статьи. Уголовное дело стоит заводить за рецидив при наличии доказательств умысла на экстремизм. И, разумеется, качественно проведенной экспертизы, доказывающей наличие признаков разжигания ненависти и вражды, а не только унижений.

Есть также мнение, что ничего менять не нужно, что лучше наказать этих людей, устроить публичную порку, чтобы «другим было неповадно». Один мой знакомый полицейский вообще заявил, что если их не наказать, можно спровоцировать вседозволенность, и люди начнут постить в интернете, что захотят. Что ж, если подходить к проблемам с такой позиции, то правоохранительные органы пора переименовывать в карательные.

Возможно, из-за возникшего резонанса государственная машина развернет колеса, законодатели пропишут четкие единые критерии определения экстремизма, а критика и сарказм перестанут быть вне закона. В Госдуме уже лежит проект по частичной декриминализации статьи 282 УК РФ. Но дальше дело пока не двигается. Да и правоохранителям на руку эта ситуация. Ведь это так просто: находить преступников во «ВКонтакте».

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Комментарии
Новости
Новости партнеров