Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Жизнь

Цветы Корана. В Молодежном театре поставили религиозный спектакль о евреях, арабах и вселенской любви

Актер МТА Андрей Воробьев поставил новый спектакль на малой сцене. Его «Камедыю» уже оценили зрители в прошлом сезоне, на этот раз он выбрал рассказ Эрика-Эмманюэля Шмитта «Месье Ибрагим и цветы Корана» — короткую, но глубокую философскую притчу о дружбе, любви и взрослении на фоне упоминания о мировых религиях.

Спектакль "Месье Ибрагим и цветы Корана" в МТА.
Спектакль "Месье Ибрагим и цветы Корана" в МТА.
Анна Зайкова.

Моисей, Ибрагим и потаскушки

В центре сюжета «Месье Ибрагим и цветы Корана» — еврейский подросток Моисей, который живет с отцом в современном Париже и каждый день бегает за покупками в бакалейную лавку араба Ибрагима. Мать оставила семью, отец занят переживаниями и работой, так что мальчик вынужден взрослеть самостоятельно, и это у него получается слишком быстро.

Спектакль, как и рассказ, начинается словами главного героя: «Когда мне исполнилось одиннадцать лет, я взломал своего поросенка и отправился навестить потаскушек». Кому-то покажется, что заданный пошловатый тон сыграет какую-то особенную роль. Но на самом деле это лишь оттенок жизни героя и далеко не значимый момент его биографии.

Настоящие чудеса начнутся, когда окажется, что араб Ибрагим вовсе не тот, за кого его все принимают. Ведь «араб» означает, что «открыт с восьми утра до полуночи и даже по воскресеньям», и больше ничего. Он говорит, что все, что нужно понимать в жизни, написано в его Коране, но на самом деле, как мы узнаем дальше, он даже не мусульманин.

Спектакль «Месье Ибрагим и цветы Корана» в МТА.
Анна Зайкова.

Хорошо ли пахнут носки

Бакалейщик Ибрагим протягивает руку дружбы одинокому Моисею. Он учит его, как сэкономить деньги, подкладывая в кофе цикорий, разводя божоле дешевым вином и разбавляя любимый отцовский деревенский паштет собачьими консервами.

Вместе с этими хитрыми советами Ибрагим учит мальчика и другому: всегда улыбаться («Улыбка — это не роскошь только счастливых людей, именно она и делает нас счастливыми»), замечать все вокруг («Автострады словно говорят тебе: проезжайте, здесь смотреть не на что. Это для придурков, которые хотят поскорее добраться из одной точки в другую»), любить женщин («Твоя любовь принадлежит тебе. Пусть даже она ее не примет. Просто ей не достанется этой любви, вот и все. То, что ты отдал, твое навеки; а то, что оставил себе, — навсегда потеряно»).

Ибрагим же рассказывает, как отличать религии по запаху. Моисей знает, что, если пахнет свечами, значит, это католический храм, а если ладаном, то православный собор. Но в мечети всегда пахнет носками, «сильно воняет». Бакалейщик тут же объясняет, что его, например, запах носков успокаивает. Это значит, что он такой же, как все люди вокруг, что он не один. И вообще человеческое молитвенное место должно пахнуть человеком.

Спектакль «Месье Ибрагим и цветы Корана» в МТА.
Анна Зайкова.

Все реки впадают в море

В этих религиозных рассуждениях местами на грани фола фигура Ибрагима перерастает любое верование и становится чем-то большим, вовсе неземным. И внимательный зритель увидит в бакалейной лавке то самое настоящее молитвенное место, откуда еврейский мальчик сначала бесстыдно ворует консервы, а после приходит за пониманием и мудростью.

В этом смысле становится понятно, почему Ибрагим называет своего подопечного просто Момо — нечто среднее между Моисеем и Мохаммедом. Когда пройдет время, мальчик возьмет себе имя великого пророка.

Такие метаморфозы кажутся более чем острыми, если принимать во внимание многолетнее противостояние иудеев и мусульман. Однако писателю Шмитту, а вслед за ним и режиссеру Воробьеву удалось создать трогательную историю, без национализма, религиозного фанатизма и вместе с тем без модных сегодня, наигранных реверансов толерантности.

Спектакль — просто история о том, как человек начинает познавать мир, постепенно приходя к простому выводу, который делает Ибрагим: «Все рукава реки впадают в одно и то же море. Единое море» — и который не противоречит ни одной религии. Это история начинается в городском квартале и вырастает до вселенских масштабов через древнюю суфистскую мудрость, танцы дервишей и неспешные разговоры героев под оливковым деревом.

«Мы постараемся рассказать о всеобъемлющей любви. О любви всех ко всем. Это один из принципов суфизма, о котором идет речь в спектакле», — говорит Воробьев. Он уверяет, что ни об одной религии в истории нет плохих слов и что он «не боится радикальных исламистов».

Спектакль «Месье Ибрагим и цветы Корана» в МТА.
Анна Зайкова.

Звучание текста

Спектакль «Месье Ибрагим и цветы Корана» идет в России на нескольких площадках: в екатеринбургской «Волхонке», Ростовском молодежном театре в Уфе. Андрей Воробьев говорит, что не смотрел ни один из них. «Я сразу влюбился в рассказ и понял, что это нужно ставить. Это бриллиант современной прозы, лучшее, что я читал у Шмитта», — говорит режиссер.

Воробьев поставил спектакль так близко к тексту, как возможно. Он уверен, что режиссер не сможет сказать лучше, чем драматург или писатель. Так что зритель увидит фактически не режиссерское прочтение, а сам рассказ.

«Это настолько гениально написано, что важно было ничего не испортить, — объясняет Андрей. — Я не нагружал литературный материал какими-то своими смыслами и трактовками. Наоборот, была задача покопаться в самом тексте и услышать его изначальное звучание».

За три месяца простоя актеры ужасно соскучились по работе. Может быть, поэтому спектакль сделали быстро, из подручных материалов и с максимальным вдохновением.

Спектакль «Месье Ибрагим и цветы Корана» в МТА.
Анна Зайкова.

Ты кто такой?

На актрисе Виктории Проскуриной — все женские роли в спектакле: от проституток с Райской улицы и учительниц до соцработника, матери Момо и даже Бриджит Бардо. Главного героя сыграют в двух составах Андрей Потереба и Иван Протасов. Месье Ибрагимом в первом показе стал Александр Чумаков, а отцом — Виктор Синицин. В другом составе Синицин сыграет Ибрагима, а отцом будет Александр Коцубенко.

Это пятая режиссерская работа Андрея Воробьева, но впервые он пригласил в спектакль более опытных актеров, которые старше его и дольше служат в театре. «Я приду, и что я им скажу? Меня аж трясло, — вспоминает режиссер. — Они же меня опровергнут совсем. Скажут: „Ты кто такой?“ Но чудо: у нас получилось договориться».

«Месье Ибрагим и цветы Корана» — это авторский театр, в котором постановщик отвечает за все — от музыки и костюмов до сценографии и декораций.

Воробьев подчеркнул, что первый показ — это просто генеральная репетиция, и до выхода спектакля на широкую публику еще есть немало времени, можно многое изменить. Доработанную и выверенную постановку зритель увидит в сезоне.

Спектакль «Месье Ибрагим и цветы Корана» в МТА.
Анна Зайкова.

Специальный вопрос

— Андрей, на что зритель должен обратить внимание в спектакле, что почувствовать?

— Я однажды ходил в Барнауле на спектакль Владимира Филимонова, сейчас он руководит детской школой-студией в МТА. Это был «Скрипач на крыше». Я ничего тогда в театре не понимал. Спектакль произвел сногсшибательное впечатление, я просто не мог говорить о своих чувствах. Даже не мог сказать своим товарищам, понравилось мне или не понравилось то, что я видел. Это тот случай, когда впечатление есть, а слов, чтобы его описать, нет. Я буду счастлив, если у кого-то мой спектакль вызовет такие же чувства.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость