Барнаул 9 декабря
Читайте нас в соцсетях
Гид по развлечениям Барнаула
Новости

Специалист по Фаберже рассказал барнаульцам о госзаказах, пасхальных яйцах и как вывести миллионеров из тени

Известный петербургский искусствовед, заслуженный деятель камнерезного искусства Валентин Скурлов 13 июня посетил Барнаул. В АлтГУ он провел открытую лекцию по истории фирмы Карла Фаберже. На этой теме Скурлов специализируется уже более 30 лет. Altapress.ru узнал, почему Фаберже — это не только пасхальные яйца, и есть ли будущее у алтайских камнерезов.

Валентин Скурлов провел открытую лекцию в АлтГУ
Валентин Скурлов провел открытую лекцию в АлтГУ
Алексей Козерлыга

О Колыванском камнерезном заводе тогда

— Мой друг, камнерез Ярослав Ксенофонтов, ездил в Колывань в 90-е годы. Он рассказывал: из сарая мужики выкатили круглую столешницу с мозаикой и предложили купить «колесо». А ведь это особенное месторождение с уникальными камнями, к которым нужно не только приложить руку, но и понять, как в этой сфере наладить бизнес.

О Колыванском камнерезном заводе сейчас

— Работать с госзаказами — и хорошо, и плохо. Специфика тендерных закупок в том, что здесь выбирают производителя, который дает самую низкую цену. Но это невозможно сочетать — низкую цену и высокое качество. В тендерах приходится искать способы пробиваться.

Валентин Скурлов провел открытую лекцию в АлтГУ
Алексей Козерлыга

О престижности заказов

— В прошлом году к нам приезжали гости из Объединенных Арабских Эмиратов. С нашей стороны им подарили коня. Его привели под уздцы прямиком из конюшни Кадырова. А они нам подарили ятаган стоимостью около миллиона долларов.

Было бы очень хорошо, если подобные подарки заказывались и у наших ювелиров. Престижные заказы повышают статус страны. Должны привлекаться лучшие камнерезы, лучшие камни.

Подарок государства государству может повлиять на многое. Приведу показательный пример: когда Российская империя в конце XIX века строила восточно-китайскую железную дорогу, затраты на подарки для китайской стороны взял на себя министр Витте. И сразу же различные разрешения стали получать быстро.

О тиражируемости и искусстве

— В советское время считалось престижным, если семья имела семь слоников. Но эти слоники были из ангидрида, камень разрушался и рассыпался. А нефритовый слоник, он в четвертом поколении останется, потому что это твердый камень, как и яшма.

Искусство и бизнес — очень важные понятия в камнерезном деле, их нельзя разделять. Карл Фаберже писал: наш труд дороже, но это ручной труд!

Академик Александр Ферсман в 1931 году посетил немецкую фабрику, где с помощью пантографа из одной броши копировались 10 подобных. Это как сейчас 3D-моделирование. Мне старые работники питерского ювелирного завода «Русские самоцветы» рассказывали, что видели эти броши в СССР, целые мешки трофейные! Их только обрамляли в серебро, и наши дамы в 50-х годах с удовольствием носили такие броши, они были в каждой семье. Но искусство ли это?

Валентин Скурлов провел открытую лекцию в АлтГУ
Алексей Козерлыга

О конкуренции

— В 2012 году мы съездили в Германию. Увидели их работы, сказали: «Вот эту птичку мы можем сделать не за 200 тысяч долларов. Мы и за 50 будем очень рады такому заказу». Немцы страшно испугались: у них есть своя подкормленная клиентура из американских миллионеров. Они даже запрещают свои изделия фотографировать. Боятся, что мы войдем на рынок.

Об инвестициях

— Инвестировать в камнерезное российское искусство сейчас убыточно. Я писал в диссертации про выдающихся петербургских камнерезов, они работают на знаменитого коллекционера Арциновича, у которого 10 магазинов в мире. Он приобретает изделие за 15−20 тысяч долларов, а продает по 100. Но художники не в обиде. Потому что в России они не могут продать даже за 15−20.

Жена одного специалиста по флорентийской мозаике попросила меня: «Ой, Валентин Васильевич, у вас много знакомых, помогите моему мужу продать работы!» Хорошенькое дело! Мало изготовить хорошую вещь — сложнее ее продать.

Есть и обратная сторона: наши художники боятся себя рекламировать. Жене, которая просила за мужа, я предложил: высылайте мне буклет, я опубликую его в своем блоге. Если ты просто сидишь в небольшом городе, никто о тебе не узнает.

К сожалению, в том числе это и политика нашего государства. Богачи уходят в тень, коллекционеры попрятались, мастера тоже не на виду. При этом, обычные люди привыкли считать деньги в чужом кармане. Так тоже неверно. Здесь помог бы закон о меценатстве.

Валентин Скурлов провел открытую лекцию в АлтГУ
Алексей Козерлыга

Об изделиях Фаберже

— К сожалению, получилось, что фирма Фаберже прочно ассоциируется с пасхальными яйцами. На самом деле, видов продукции гораздо больше. Есть камнерезные фигурки, о которых я рассказывал на лекции. И не только. Особенность Фаберже была в том, что он одним из первых стал делать функциональные предметы произведениями искусства. Например, когда только появились электрические звонки, он оформлял их кнопками из полудрагоценных и поделочных камней. В Зимнем дворце более 300 помещений и в каждом зале стояли звонки от Фаберже. Конечно, обидно, что обыватель ограничивает знакомство с ювелиром только пасхальными яйцами.

Факт

В 1989 году Валентин Скурлов нашел в архиве академика Александра Ферсмана записки по истории Дома Фаберже. Сейчас эти записи являются «библией» любого исследователя этой ювелирной компании.

Что известно о Валентине Скурлове

Валентин Скурлов — искусствовед, заслуженный деятель камнерезного искусства, почетный академик Российской академии художеств и ученый секретарь Мемориального фонда Фаберже. С 2002 года он является экспертом по оценке художественных ценностей Министерства культуры РФ, ученым секретарем Мемориального фонда Фаберже, а также экспертом по изделиям Фаберже Антикварного дома «Кристис».

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter