Экономика

Бывшие топ-менеджеры самого крупного филиала «Зернобанка» ответят за его банкротство

Апелляционный суд утвердил решение арбитража Алтайского края о наличии оснований привлечь двух бывших топ-менеджеров Железнодорожного филиала «Зернобанка» к субсидиарной ответственности. Он счел, что связь их действий с банкротством банка доказана. Сами бывшие руководители с этим согласны не были, но им доказать отсутствие вины не удалось.

"Зернобанк".
"Зернобанк".
Анна Зайкова

С чего все началось

Отзыв лицензии у «Зернобанка» был одной из самых обсуждаемых новостей в экономике региона в 2015 году. Еще бы: банк считался старожилом, имел четыре филиала, 10 допофисов и сотни клиентов. А его президент Николай Николаев был авторитетным общественным деятелем — возглавлял, например, совет по предпринимательству при губернаторе.

От банкротства банка это, естественно, не спасло. А спустя три года после признания его банкротом, в 2018-м, конкурсный управляющий подал заявление о привлечении к субсидиарной ответственности группы его бывших менеджеров.

В иске фигурировали четыре члена правления и сотрудники самого крупного филиала «Зернобанка» — железнодорожного: Александр Левончук (его экс-директор) и Сергей Тарасов (его бывший зам и начальник кредитного отдела). Доля филиала в балансе банка накануне банкротства превышала 84%.

Размер субсидиарной ответственности конкурсный управляющий оценил суммой в 1,2 млрд рублей.

«Зернобанк».
Анна Зайкова

Что вменялось в вину банкирам

В заявлении о привлечении к «субсидиарке» утверждалось: банк выдавал заведомо невозвратные кредиты, неверно оценивая риски. Из-за этого были «недоформированы» резервы, а в дальнейшем банк не смог полностью рассчитаться с кредиторами.

Собственно, рост количества заведомо безвозвратных ссуд, выдаваемых железнодорожным филиалам фирмам, которые по факту деятельности не вели (а конкурсный управляющий называл их «техническими заемщиками»), и стал основной причиной ухудшения финансового положения банка.

Выдача кредитных денежных средств, причинивших, по мнению заявителя, имущественный вред, осуществлена в Железнодорожном филиале «Зернобанк», — утверждал конкурсный управляющий.

«Зернобанк».
altapress.ru

При этом члены правления вовремя не отстранили Левончука и Тарасова.

Пассивное поведение членов коллегиального исполнительного органа явилось причиной существенного последующего ухудшения финансового положения банка", — приводит суд аргументы конкурсного управляющего.

Как шло разбирательство

Разбирательство по этому иску — одно из самых долгих и бумагоемких в Алтайском крае, что, впрочем, не удивительно. Часть материалов пришлось запрашивать в правоохранительных органах, в суде (например, дело предпринимателя Андрея Сартакова, осужденного за хищение у банка 31 млн рублей) и в Банке России.

«Зернобанк».
altapress.ru

Более того, суд исследовал около 180 кредитных досье, сам текст решения суда по этому делу составляет 86 страниц, сведения из кредитных досье и описание, так сказать, истинного лица некоторых заемщиков, занимают в нем существенное место. Вот — пример.

Фирма «Санголд» имела выручку 14 тыс. рублей в месяц. Ее активами была, в основном, дебиторская задолженность, пассивами — кредиторская. Зданий, сооружений, основных средств в собственности у нее не было. Анализ показал — «Санголд» не вел деятельность.

Однако фирма получила 4 кредита: на 20 млн, 1,7 млн, 5 млн и 5,5 млн рублей. Вернула к моменту отзыва лицензии лишь небольшую сумму от первого кредита, остальные не погашались.

Кредитные договоры подписаны Левончуком. Тарасов распорядился отнести ссуды ко второй группе риска с резервом 1%.

Арбитражный суд Алтайского края.
altapress.ru

Как объясняли банкротство банкиры

Аргументы Левончука и Тарасова занимают несколько страниц судебного решения, поэтому приведем только часть.

Деятельность Железнодорожного филиала «Зернобанка» не выходила за пределы обычного делового риска и была прибыльной, что положительно сказывалось на положении всего банка, заявили они.

Причиной банкротства послужила внезапная потеря ликвидности (недостаток свободных денежных средств), вызванная требованием акционера Александра Бедарева о возврате размещенных в банке более 170 млн. рублей, арестом по его инициативе корсчета в «Зернобанке», что парализовало его работу.

После этого возникла неконтролируемая паника клиентов, напуганных тем, как писали о корпоративном конфликте СМИ (с негативным прогнозом). Люди стали массово требовать свои вклады и депозиты.

Деньги. Кредиты.
СС0

Банк предпринимал все возможные меры по стабилизации ситуации, привлек межбанковские кредиты. Но кризисные явления в экономике не позволили добросовестным заемщикам полностью и своевременно погасить кредиты «Зернобанка».

Иначе говоря, в неплатежеспособности «Зернобанка» нет вины Левончука и Тарасова, заявили они.

В то же время члены правления на суде утверждали: в банке была вполне адекватная система управления рисками. А вот полномочий принимать, увольнять или отстранять от работы сотрудников филиала у них не было — вопреки тому, что утверждал конкурсный управляющий. «Технические» кредиты банк выдавал, но их доля составляла лишь 15%.

Деньги. Кошелек. Кредиты и субсидии.
СС0

Что решил суд

Решение по иску арбитраж вынес только в июне 2021 года. Аргументы четырех членов правления судью убедили — недобросовестного бездействия с их стороны она не увидела. А вот доводы руководителей железнодорожного филиала не смогли перевесить аргументы конкурсного управляющего.

Суд скрупулезно подсчитал, что заключение «плохих» сделок Левончуком и Тарасовым причинило «Зернобанку» ущерб в 148 млн рублей и ухудшило его финансовое положение.

Вывод суда: между их действиями (по заключению кредитных договоров) и бездействиями (по проверке финансового положения заемщиков) — и, с другой стороны, убытками банка есть причинно-следственная связь.

Итог разбирательства: судья признала доказанным наличие оснований для привлечения к «субсидиарке» ответчиков, но только двух человек — Левончука и Тарасова. При этом взыскание с них денег приостановлено до завершения расчетов с кредиторами. Сумма, которая будет взыскиваться, не указана.

23 августа апелляция оставила решение в силе, но текст решения пока не опубликован, следует из сообщения в картотеке арбитража. Полностью решение первой инстанции можно прочитать в картотеке арбитражного суда.

В 2018 году сам Александр Левончук был признан банкротом, в 2019-м процедура реализации его имущества завершилась. Имущества у него выявили немного — одно машиноместо (проданное за 201 тыс. рублей) и акции «Зернобанка» (которые ничего не стоили и не нашли покупателя). На счете экс-директора филиала нашли 401 тыс. рублей. По итогам процедуры ему списали долг перед кредиторами — более 110 млн рублей.

«Зернобанк».
Анна Зайкова

Что случилось с «Зернобанком»

  • 2014 году «Зернобанк» проверили инспекторы Центробанка, усмотревшие нарушения, связанные с оценками кредитного риска и формированием резервов.
  • В декабре 2014 года набсовет банка разработал меры по нормализации положения — предполагалось, что помогут в том числе акционеры.
  • Уже в 2014 году произошел конфликт акционеров банка. Летом 2015 года «Мельник» (компания Александра Бедарева) потребовал перевести деньги со своего счета в «Зернобанке» в другой банк.
  • В июне 2015 года появились проблемы с выплатами вкладов.
  • В августе был арестован корсчет банка на 180 млн рублей по требованию «Мельника», операции банка были частично парализованы. Наблюдательный совет пытался спасти банк, предложил стать санатором «Сибсоцбанку» (что было согласовано с администрацией края).
  • Но уже 15 сентября председатель правления Николай Николаев предложил собрать внеочередное собрание акционеров и заявить им о неплатежеспособности.
  • 24 сентября 2015 года у «Зернобанка» отозвали лицензию.
  • В декабре 2015 года он признан банкротом. Конкурсное производство до сих пор не завершено.
Только самые важные новости сайта altapress.ru! Никакого спама. Подпишитесь!

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость