Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене
Экономика

Как известный магнат от мануфактуры организовал крушение бизнеса барнаульского конкурента 100 лет назад

О крахе крупного барнаульского торгового дома «С.Я. Яковлев и А.И. Поляков», произошедшего в 1914 году, много писала пресса тех лет. 100 лет спустя в наших СМИ стали появляться публикации, которые представляют эту трагическую историю в искаженном виде, считает Владимир Станченко-Ярославцев, правнук одного из его основателей — Степана Яковлева. «Мне хотелось бы вернуть незапятнанной память о прадеде Барнаулу — городу, который он так любил и о благе которого всегда печалился», — говорит он.

Дом С.Я.Яковлева. Современный вид.
Дом С.Я.Яковлева. Современный вид.
Altapress.ru

Результат его исторического расследования мы представляем читателям. Уникальность этой публикации — не только в том, что ее автор вместе с внуком тщательно изучил многочисленные архивные сведения.

Многое он узнал лично от вдовы Степана Яковлева — своей прабабушки. В качестве иллюстраций используются в том числе фотографии из семейного архива. Итак, слово автору.

Был успех. И вдруг крах

В мае 1913 года, когда товарищество внезапно приостановило расчеты с поставщиками, его основатели Степан Яковлев и Александр Поляков были известными в Барнауле и за его пределами людьми — они избирались гласными (депутатами) городской думы, входили в попечительские советы.

Универсам товарищества располагался в самом центре деловой жизни Барнаула — на пересечении Московского проспекта (ныне Ленинского) и ул. Петропавловской (ныне Ползунова). Такой же магазин был открыт в Новониколаевске, в Москве имелось представительство товарищества.

По заказу Яковлева в 1913 году возвели одну из красивейших в Барнауле построек XX века в стиле модерн — дом на пересечении улиц Горького, 30 и Короленко, 57.

Дом Степана Яковлева.
Архив редакции.

Был успех. И вдруг — внезапный крах, банкротство. Как это могло случиться? В процессе работы над книгой «Степан Яковлевич Яковлев — барнаульский предприниматель» и после ее издания мне пришлось столкнуться с попытками представить товарищество в искаженном свете, а самих его руководителей в виде «лживых неудачников-махинаторов», проваливших свое дело. Пройти мимо такой фальсификации я не мог.

История дела

Сначала — немного об истории появления этого дела. Совсем еще молодого Степана Яковлева принял на работу в свою компанию в Екатеринбурге купец Александр Второв. Молодой человек начинал службу приказчиком, и купец всячески продвигал его, отмечая его незаурядные способности к управлению.

В Барнаул Яковлев прибыл по направлению Второва в 1894 году в качестве управляющего отделением торгового дома «А.Ф. Второв с С-ми». Но в 1906-м Второв-старший поручает общее руководство сибирскими филиалами фирмы сыну Николаю.

По рассказам моей прабабушки Евгении Васильевны Яковлевой, с новым руководителем Степан Яковлевич не сошелся, и в 1907 году покинул Второвых. Три года спустя вместе с купцом Александром Поляковым он учредил товарищество «С. Я. Яковлев и А. И. Поляков».

Евгения и Степан Яковлевы в Екатеринбурге, 1892 год.
Семейный архив В.И. Станченко-Ярославцева,
Степан Яковлев. Барнаул, 1907 год.
Из семейного архива В.И. Станченко-Ярославцева.
Евгения Яковлева с сыном Николаем, 1912 год.
Из семейного архива В.И. Станченко-Ярославцева.
Екатерина Яковлева с дочерью Марочкой, внучкой Степана Яковлева. Барнаул, 1919 год.
Из семейного архива В.И. Станченко-Ярославцева.

Наработанная репутация

Степан Яковлевич взялся за дело, основываясь на многолетнем опыте работы у Второвых и знании особенностей Барнаула. Товарищество они создали не на пустом месте — несколько лет на Базарной площади работал их магазин, на базе которого и готовилось расширение дела.

К тому же у Степана Яковлевича были наработаны двусторонние отношения с производителями и поставщиками. Рейтинг доверия к нему, как к человеку глубоко порядочному и несомненному профессионалу, был очень высок.

Более 200 компаний поставляли в универсамы Яковлева-Полякова товары в кредит, и повода сомневаться в возможности товарищества вовремя расплачиваться у них не было.

К сожалению, многое из того, что писала пресса того времени о проблемах, приведших к банкротству, искажало истинное положение дел. И перекочевало в досужие вымыслы некоторых исследователей и журналистов уже в наше время.

Здание, где располагался магазин Яковлева-Полякова — на пересечении ул. Петропавловской (Ползунова) и Московского проспекта (Ленинского).
В.И. Станченко-Ярославцев.

Версия барнаульского историка

В Интернете я натолкнулся на интервью барнаульского историка, данное им в апреле 2012 года телеканалу «Катунь-24″. Вот как он представил причины крушения дела.

„Со зданием, на втором этаже которого располагалась городская дума, а на первом — магазин Полякова-Яковлева, связана почти криминальная история. Все началось с того, что купцы Поляков и Яковлев решили открыть магазин, в котором народ мог приобрести любой товар. Своих денег у Полякова и Яковлева не было. Но они быстро нашли выход из положения: взяли в долг у банка“, — рассказал историк.

Выгодное местоположение нового магазина позволяло предпринимателям быстро привлечь нужную аудиторию, и вскоре купцы начали отдавать долги, продолжает историк.

Барнаул в начале XX века
retro. moi-barnaul.ru

Но грянула русско-японская война. Спрос на товары резко упал. Дела у Полякова и Яковлева пошли не очень хорошо… Банки наседали, а прибыли у купцов все не было.

И тогда они придумали схему, как обмануть кредиторов. Все имеющееся имущество Поляков и Яковлев переписали на своих родственников. А затем по договоренности с ними выкупили его, но по завышенным в несколько раз ценам, — утверждает он.

Затем, по версии ученого, с этими фиктивными документами предприниматели явились в банк, который незамедлительно перекредитовал их.

Обман позволил бизнесменам жить на широкую ногу. В 1914 году над купцами начался судебный процесс, длившийся два года. В его ходе горе-предпринимателей признали банкротами. Все их имущество распродали с торгов. А самих мошенников выдворили из города. И в годы Гражданской войны они пропали», — утверждал историк.

Барнаул в начале XX века
retro. moi-barnaul.ru

Это просто инсинуация

Вышеизложенный текст можно рассматривать только как инсинуацию — настолько много в нем путаницы.

Степан Яковлев никогда не был купцом, в отличие от своего партнера Александра Полякова. Яковлев был инициатором и фактическим руководителем товарищества. В приведенном тексте фамилии компаньонов умышленно переставлены в обратном порядке.

Универсам в Барнауле появился и действовал с 1910 по 1914 годы на пересечении ул Петропавловской и Московского проспекта. Городская управа была отдельным зданием (пересечение с Большой Тобольской).

Их объединили благодаря усилиям архитектора Ивана Носовича только в 1916 году, но вплоть до 1923 года универсам формально был в законной аренде у Яковлева-Полякова.

Здание городской управы (думы), объединенное с магазином Яковлева-Полякова.
Altapress.ru

Надстройка второго этажа универмага в 1911 году производилась частично с участием городской управы, так как в это время уже планировалось объединение зданий.

Первое же, одноэтажное, здание магазина строилось не на займы банка, а на сбережения Полякова. Расширение торговых площадей стало возможным благодаря получению хорошей прибыли.

Путаница в хронологии вообще вызывает недоумение. Русско-японская война (1904−1905 годы) не могла иметь к товариществу (1910−1914 годы) отношения. А изгнание мошенников из города — это вообще чудовищная ложь, но на этом остановлюсь ниже.

Дом С.Я.Яковлева. Современный вид.
Altapress.ru

Очередная инсинуация: нежелание товарищества платить по долгам

22 февраля 2018 года на сайте «шишковки» в разделе «Клуб истории «Связь времен» появился еще один текст, тоже компрометирующий основателей торгового дома.

«В номере «Жизни Алтая» за 19 февраля 1917 года мы снова видим знакомые фамилии: в модно-галантерейном магазине бывшемъ Т-ва «С. Я. Яковлева и А. И. Полякова» «Все отделы пополнены: не только шляпы (и фуражки), но и белье дамское и мужское, шитье по батисту, разная лента и прочая, и прочая».

Кстати, а почему «бывшемъ»? Да обанкротилось товарищество еще в 1913 году. Путем сложного мухлежа активы были переведены на родственников вновь образованной фирме «Торговый дом Е. Яковлева, В. Волкова, Т. Полякова и Ко», — пишет автор.

Автор заметки утверждает: торговый дом «Яковлев и Поляков» передал свое имущество родственникам и прекратил платежи по долгам фирмы. Новая же фирма стала прибегать к постоянным распродажам — якобы для того, чтобы избежать уплаты долга.

«В июне 1913 года на имущество товарищества был наложен арест, а учредители были отданы под суд. Кстати, в поведении Яковлева было немало авантюризма. Об этом, например, свидетельствовало строительство им большого помпезного особняка за счет средств торгового дома, перенесение им в 1913 году правления торгового дома из Барнаула в Москву, что также требовало немало денег», — продолжает автор заметки.

Улица Льва Толстого в Барнауле, начало XX века.
retro. moi-barnaul.ru

Авантюризм здесь ни при чем

Расхожее обвинение Степана Яковлева в «авантюризме» сводится к «чрезмерным» затратам на строительство «помпезного» особняка для личного пользования и переносу правления в Москву, что якобы стоило денег. Эти утверждения лишены всяких оснований.

Во-первых, дом Яковлева строился на его личные доходы, предусмотренные уставом товарищества. Во-вторых, его внутренняя планировка предусматривала как жилые помещения, так и торгово-представительские площади.

Что до открытия представительства в Москве, то речь шла о простой целесообразности. Товарищество вело дела с компаниями Московского региона, многие вопросы необходимо было решать на месте.

Вообще же элемент авантюризма в бизнесе присутствует всегда. Но давайте подумаем: смог бы Яковлев добиться согласия на представительство интересов почти 250 компаний-поставщиков на одном авантюризме?

На самом деле разгром товарищества был делом рук лично Николая Второва. Вот как это было.

Бывший магазин торгового дома «Второв с сыновьями». Ул. Льва Толстого, 32.
Altapress.ru

Николай Второв начинает наступление

Итак, Яковлев уходит от Второвых и открывает свое дело. Николай Второв, руководивший филиалами фирмы в Сибири, отнесся к этому негативно, но терпимо.

Когда же фирма их бывшего служащего набрала обороты, а его отец Александр Второв, благоволивший к Яковлеву, ушел из жизни (1911 год), начал наступление, доставляя товариществу немало хлопот.

Возможности для этого у Николая Второва были широчайшие. К 1913 году он в том или ином качестве соучаствовал в управлении делами ведущих производителей мануфактуры России и мог оказывать влияние на их торговую и финансовую политику. И, как объяснял сам Яковлев, некоторым фирмам Второв-младший вообще запрещал поставлять ему товары в кредит.

«Степан Яковлевич понимал, — рассказывала прабабушка, — что он (Николай Второв. — Прим. Altapress.ru) будет чинить всяческие препятствия. В процессе раскручивания дела он не раз сталкивался с этим, но ему удавалось избежать нежелательных последствий. А вот в 1913 году положение резко поменялось к худшему».

Поставил цель уничтожить товарищество

Николай Второв боялся конкуренции. И это вполне объяснимо: товарищество открывало двери барнаульского округа крупным и многочисленным компаниям московского региона.

Мельничиха, Мила и Катунь: три женщины, которые прославили Барнаул

И он не только поставил цель уничтожить товарищество — о том, что у него была личная неприязнь к Яковлеву, рассказывала мне и двоюродная бабушка Мария Степановна (младшая дочь Яковлевых).

Возможно, это была ненависть к управляющему и месть осмелившемуся замахнуться на равное положение с бывшим патроном. А может быть, и нечто большее, о чем мы уже никогда не узнаем.

Так или иначе — шанс добиться цели появился у Второва в 1913 году, когда товарищество Яковлева-Полякова приостановило расчеты с поставщиками. Трудности были временными, и связаны они были с экономическим спадом и падением покупательной способности населения.

Второв этим шансом не замедлил воспользоваться.

1 мая 1917 года. Митинг на Соборной площади (пл. Свободы). Последний день до пожара.
Facebook Елены Огневой.

Второв начинает скупку векселей

Май 1913 года. В кассе товарищества «Яковлева-Полякова» не хватает наличности, чтобы рассчитываться с поставщиками. Яковлев договаривается с банком об увеличении ему кредита до 75 тыс. рублей — это могло бы если не спасти положение, то существенно укрепить его.

Но разрешение местному отделению банка в Барнауле увеличить кредит товариществу по каким-то странным причинам задержалось в пути. Каких-либо уточнений по этому поводу сейчас сделать невозможно, хотя, по утверждению прабабушки, «все это было подстроено Второвым».

Тем временем Николай Второв уже в мае начинает скупать векселя товарищества. Причем платит за них дороже номинальной стоимости — с тем расчетом, чтобы побольше приобрести и предъявить к оплате неподъемную для товарищества сумму.

Улица Ползунова. На переднем плане — дом купца Морозова.
Facebook «Купеческий квартал».

Как российские купцы финансировали свою деятельность

В начале XX века банки выдавали купечеству кредиты под залог векселей. Гарантом выступала репутация самого купца — не только того, кто давал вексель, но и векселеполучателя, рассказывала Татьяна Бочарова, соавтор монографии «Банковское дело на Алтае».

При отделении госбанка действовали учетно-ссудные комитеты, в которые включали управляющего банком, контролера и представителей торговых округов. Решение принималось персонально по каждому купцу.

Все члены комитета знали, как у кого идут дела, какие у них обороты, и в соответствии с этим комитет принимал решение об открытии вексельного кредита на такую-то сумму. В рамках этого лимита векселя могли приниматься к учету, погашаться и неоднократно предоставляться снова.

Барнаул. Соборная площадь. Начало XX века.
АП.

Яковлев создает новое товарищество

Степан Яковлевич, предвидя неизбежный арест имущества товарищества за неуплату долгов, чтобы спасти товар и не подвести московских и иностранных партнеров, в срочном порядке создает новое товарищество «Е. Яковлева, В. Волков, Т. Полякова и Ко».

Его возглавляет супруга Яковлева Евгения Васильевна. Фигурируют в нем также его племянник Волков и мать Александра Полякова.

Новому товариществу передают все права на активы компании Яковлева — Полякова, после чего оно начинает продажу и погашение долгов перед поставщиками. Закон здесь нарушен не был — такой прием часто использовался купечеством в форс-мажорной ситуации.

Большая Тобольская со стороны Московского проспекта.
pastvu.com

Яковлев гасит долги

В такие моменты любое торговое предприятие, желающее продолжать работу и сохранить доброе имя, ведет переговоры об условиях расчетов. Это и сделал Степан Яковлевич.

В июне 1913 года он приезжает в Москву, где подробно информирует партнеров о положении дел в Барнауле. Огромное большинство поставщиков принимают условия расчетов через вновь созданное товарищество «Волков, Яковлева и Полякова».

Более того, кредиторы соглашаются на продолжительную рассрочку или получение с продажи товаров по 50−60% от цены. К концу 1913 года, как теперь известно, значительная часть долгов товарищества была погашена.

В госархиве Москвы я нашел подтверждение этому — один из кредиторов товарищества Кухтерин сообщил, что к концу 1913 года долги «в большей части уменьшились вследствие уплаты наличными и векселями торгового дома «Яковлева, Волков, Полякова».

Иначе говоря, новое товарищество создали не для того, чтобы избежать уплаты долгов (как полагал автор заметки на сайте «шишковки»), а ровно наоборот: чтобы рассчитаться с кредиторами.

Бывшее здание Барнаульской городской Думы, построенно в 1914—1916 гг. (пр. Ленина, 4)
городской архив

«Он издевался и терзал душу»

Но план Второва начал работать. Скупив векселя, он требует от Яковлева полного расчета по ним. Тому приходилось собирать деньги и платить.

Второв подводит к нему все новых и новых кредиторов в том числе и якобы сторонних покупателей векселей, которые тоже предъявляют претензии и требуют оплатить их полным рублем. Процесс этот становился нескончаемым до утраты товариществом платежеспособности.

«Он издевался надо мной, он терзал мою душу, но он же издевался и над теми немногими кредиторами, которые ему поверили свои претензии. Он же обещал им 60 копеек на словах, а с меня требовал рубль. Он нажиться хотел на нашем несчастье и на доверии к нему — Второву — некоторых доверчивых кредиторов», — описывал эту трагическую ситуацию сам Степан Яковлевич в 1915 году.

Вексель, 1917 год.
www.anumis.ru

Подал заявление о банкротстве

Тем временем в январе 1914 года начинается новый этап наступления Второва на товарищество «Яковлева-Полякова» — он делает все, чтобы уничтожить этот бизнес. Его личный представитель присяжный поверенный Николай Бончковский подал в Окружной суд прошение о признании товарищества «Яковлев и Поляков» несостоятельным.

Он действует от имени 14 компаний во главе с товариществом ситцевой мануфактуры Альберта Гюбнера (которую к тому времени уже контролировал Второв). Озвученная на заседании суда сумма долга превысила 100 тыс. рублей. Как утверждал Бончковский, «товарищество «Яковлева-Полякова» не имеет средств для удовлетворения кредиторов».

Однако представитель Яковлева с этим совершенно не согласен. По его словам, имущества у товарищества более чем достаточно на покрытие всех претензий кредиторов. Поэтому и говорить о несостоятельности товарищества преждевременно.

Барнаул в начале XX века
retro. moi-barnaul.ru

Истинная причина спешки

Бончковский не останавливается. Он утверждает, что реальная цена недвижимости намного ниже, чем указана в документах. Юридически обоснованного подтверждения этому у него не было, он лишь демагогически опровергает доводы противоположной стороны.

На самом деле вопрос о стоимости недвижимости товарищества Яковлева-Полякова требовал экспертной оценки. Но Бончковский заявил, что «…обращение взысканий на недвижимость задержит объявление несостоятельности и даст время распродать товары».

Вот и все. Вот, на самом деле, в чем истинная причина спешки этой группы кредиторов, а точнее Николая Второва. Если процесс затянется, Яковлев выиграет время и докажет свою способность рассчитаться по долгам.

К сожалению, суд пошел на поводу у Бончковского-Второва и объявил товарищество «несостоятельным должником по торговле».

В музее банковского дела в доме Яковлева.
cbr.ru

Источник версии краевого телевидения

Выступления Бончковского на суде делают понятным, откуда пошли разговоры о «махинаторах». Он заявил, будто бы Яковлев воплотил в жизнь давно вынашиваемый преступный замысел.

Не имея на то никаких оснований (финансов, недвижимости), ввел в заблуждение более 200 компаний-доверителей и «выкачал из них» 1,5 млн рублей, чтобы обеспечить товаром своих родственников. Для этого он якобы и прекратил платежи, а все активы перевел на подставную компанию.

Именно эту версию, высказанную представителем Второва и полностью несостоятельную, взяли на вооружение «борцы с коррупцией» с алтайского телевидения 100 лет спустя.

Барнаул в начале XX века
retro. moi-barnaul.ru

Как пошло банкротство

Согласно закону Российской империи, у несостоятельной компании отчуждалось имущество.

Оно переходило во временное управление присяжного попечителя, а затем передавалось конкурсному управлению, которое занималось продажей. Попечителем назначили все того же Бончковского.

Однако товар и недвижимость предприятия Яковлева-Полякова к тому времени находились во владении нового товарищества.

Бончковский подает ходатайство в Окружной суд о предъявлении иска уже к этому товариществу. И суд его удовлетворяет, несмотря на протесты московских компаний, довольных сотрудничеством с товариществом «Яковлевой и Ко».

Музей истории банковского дела в доме Яковлева. Машинка для счета монет.
cbr.ru

Требуют взять под стражу

Начинается опись товаров, Яковлева и Полякова допрашивают. От них требуют торговые книги, Яковлев отказывается их предъявлять.

Он борется за то, чтобы в состав конкурсного управления вошли не только сторонники Второва, но и другие кредиторы. Хлопочет о том, чтобы конкурсное управление перенесли в Москву.

Тогда Бончковский и Второв, заручившись поддержкой 51 компании, требуют в суде взять под стражу Яковлева и его компаньона — якобы они мешают работе. В действительности их не устраивало то, что новое товарищество продолжало работать, гасить долги, а также контакт Яковлева с другими кредиторами.

«Легко изобразить их изгнанными»

К чести суда Барнаула, он не нашел оснований для ареста. Но Второв не остановился — он получил согласие на взятие их под стражу в Омской судебной палате 15 декабря 1914 года.

Бывшее здание Барнаульского окружного суда, ул. Л. Толстого, 2. Сейчас здесь ГМИЛИКА.
Анна Зайкова.

Суд Барнаула вынужден был подчиниться вышестоящей инстанции, и известил полицию о необходимости задержания Яковлева и Полякова. Но оба они все же остаются на свободе — полиция делает вид, что не может их найти.

«Я скрываюсь не от вас, а от Второва и его друзей, — объяснял своим кредиторам сам Степан Яковлевич. — Они меня ловят как зверя, как своего злейшего врага. Я им нужен не для помощи, а для потехи, для издевательства».

В конце апреля 1915 года предприниматели покидают Барнаул. Историк-сочинитель наших дней поспешил изобразить их исчезновение как изгнание и оставить за ними запутанный криминальный след.

А ведь прилагать особых стараний, чтобы узнать правду, историку не потребовалось бы — нужно было только пролистать «Жизнь Алтая» за 1915−1917 годы и досмотреть дело о банкротстве в архиве до конца.

Здесь располагались магазин товарищества С.Я. Яковлева и А.И. Полякова (слева) и городская управа (справа).
Altapress.ru

Работали исключительно в интересах Второва

Между тем, в Благовещенске, где укрывались беглецы, Яковлев и Поляков через Иркутскую судебную палату добились отмены решения Омской палаты об их аресте.

Более того, наладив прямую связь с кредиторами товарищества через своего адвоката в Москве, они убедили коммерческий суд свернуть деятельность конкурсного управления в Барнауле и перенести его в Москву.

Ведь конкурсное управление шло исключительно в интересах Второва: доходы от продажи товаров распределялась в пользу компаний из его группы.

«Как пред Богом заявляю вам, что не я виноват в том, что вы денег своих не получили. В этом виноват только г. Второв и его многочисленные поверенные. Если вы будете слушать их и поступать по их указанию, то еще много времени пройдет, пока вам достанутся гроши. Конкурс все съест», — объяснял Яковлев кредиторам.

Степан Яковлев и его старшая дочь Екатерина в Благовещенске.
Из архива В.И. Станченко-Ярославцева.
Слева на пролетке — Екатерина Яковлева (дочь С.Я. Яковлева) с подругами по гимназии Будкевича. Фото во дворе Дома Яковлева.
Из архива В.И. Станченко-Ярославцева.

Это просто бесчестно

Несмотря на постигшее их несчастье, Яковлев и Поляков сохранили внутреннее достоинство и мужество для того, чтобы продолжить борьбу с Второвым. В феврале 1916 года они вернулись в Барнаул.

Из 246 компаний, работавших с Яковлевым, 182 сохранили к нему доверие и вернули ему полномочия представлять их интересы и договорились о распродаже товаров — это давало возможность возвращать долги московским кредиторам.

Вот так появился «Бывший магазин Яковлева и Полякова» в Барнауле, рекламу которого разместили в «Жизни Алтая» 13 сентября 1916 года. Ту самую, о которой писал автор заметки на сайте «шишковки».

Использование этого события, столь значимого в жизни Яковлева, в том ключе, как это сделал автор заметки, по-человечески просто бесчестно.

В здании Степана Яковлева теперь музей банковского дела.
cbr.ru

Воистину революционное прозрение

К концу 1916 года здоровье Степана Яковлевича резко ухудшилось. По согласованию с кредиторами должность управляющего магазинами приняла госпожа Сабинина. Яковлев помогал ей в меру сил, долги гасились даже после знаменитого майского пожара.

Поруганная репутация Степана Яковлевича восстанавливалась, с ним считались кредиторы, не утратившие веры в его безукоризненную честность и порядочность. Но в конце октября состояние его здоровья резко ухудшилось и 29 ноября он скончался.

Как сложилась жизнь Александра Полякова после 1917 года — неизвестно. Судьба Николая Второва трагична: он был застрелен в мае 1918 года в своем кабинете в «Деловом Дворе» в Москве (по другим источникам, в своем доме). Убийц не нашли.

А вот Николай Бончковский плавно перетек в систему советской юриспруденции, печатался в журналах. Знаменательна его статья, напечатанная в 1924 году.

«Прекращение платежей, или неспособность к оплате долгов, еще не свидетельствует о безнадежности положения должника», — утверждал он.

Воистину революционное прозрение.

Справка об авторе

Владимир Игоревич Станченко-Ярославцев родился в 1937 году в Томске. Правнук Степана Яковлевича Яковлева. В 1960 году окончил МГИМО, факультет международных отношений. До 1991 года — на военной службе.

Владимир Станченко-Ярославцев в Барнауле.
Из архива В.И. Станченко-Ярославцева.

После ухода в отставку и до 1999 года — приглашенный научный консультант Института мировой экономики и международных отношений РАН. Полковник в отставке. С 1979 года — кандидат исторических наук, с 1985 года присвоено звание старшего научного сотрудника.

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость