Читайте нас в соцсетях
  • Наш канал в дзене

«Грамотный вредитель». Директор барнаульского завода рассказал, сколько тратит на нелепые требования чиновников

Год назад в правительстве России заявили, что резко сократят число мешающих бизнесу законов — иначе рывка не получится. Что изменилось за год? Об этом altapress.ru поговорил с директором завода «Трубопласт-А» и председателем совета директоров Индустриального района Барнаула Александром Атабаевым. Оказалось, изобретательная российская бюрократия не только не улучшила положение, но и придумала новые правила, которые стоят бизнесу и денег, и нервов.

Документы.
Документы.
СС0.

Потрудилась частная фирма

Еще 11 лет назад завод-производитель полиэтиленовых труб «Трубопласт-А» заказал объемный документ с длинным названием: «Проект нормативов предельно допустимых выбросов загрязняющих веществ в атмосферу». Выполнить его должна была частная фирма. И, разумеется, не бесплатно.

Фирма-подрядчик славно потрудилась над тем, чтобы описать территорию завода. Замерила, сколько вредных веществ он выбрасывает — результаты директора успокоили: превышения ПДК нет в радиусе 100 метров.

Раз нет превышения, разработчик отметил важный момент: наносить санитарно-защитные зоны заводу не нужно — а это потребовало бы отдельной большой работы и дополнительной платы.

«Трубопласт-А»
Олег Богданов

Плюс 220 тыс рублей

Но, как известно, нет в России ничего менее постоянного, чем правила жизни. В 2018 году премьер-министр Дмитрий Медведев (теперь уже бывший) озаботился экологией. И ввел своим постановлением № 222 новые правила.

«По этому постановлению старый документ оказался не нужен и меня обязали делать проект санитарно-защитных зон», — говорит Александр Атабаев.

Для завода цена вопроса 220 тыс. рублей. Чтобы заработать эти деньги, завод должен произвести и продать 15 километров полиэтиленовых труб (63 мм диаметром).

Деньги.
СС0

«Чтобы волки не подохли»

Александр Атабаев говорит, что не прочь помочь стране стать чище и лучше.

«Если государство заботится о здоровье людей и говорит: у тебя есть выбросы, поэтому ты разрабатывай технологические мероприятия по их сокращению и доведению до нормы. Я бы это понял», — рассуждает он.

Между тем, инспекторы Роспотребнадзора каждый месяц на заводе «надувают шары» — берут пробы воздуха прямо там, где «рождаются» трубы. Превышения норм за много лет не обнаружено.

«Спрашиваю в Роспотребнадзоре: вот ваша лаборатория у нас берет пробы воздуха в цехе и делает анализ, превышения ПДК нет — может, нам не надо делать этот проект? Все равно надо», — продолжает директор.

Более того, от завода до ближайшего жилья — километр, и стоит он в лесу.

«Черт бы с ним, я бы все понял, если б у меня было превышение. Но у меня его нет. Зачем я должен 220 тысяч рублей платить за то, чтобы обозначать мою санитарную зону? Чтобы волки не подохли»? — недоумевает мой собеседник.

Документы.
СС0

Мусор — в головах

Другая тема, тоже экологическая, обернулась для завода составлением новых бумаг. Ну, и новыми поборами тоже.

Мусорная реформа обязала его провести инвентаризацию всех его отходов по компонентам и поставить свой объект на государственный учет как производителя мусора. И более того — составить еще один длинный документ: проект образования отходов и лимитов на их размещение.

Такие проекты готовит тоже частная фирма, а ее услуга стоит 112 тыс. рублей. Чтобы заработать на оплату этой бумажной работы, заводу надо изготовить и продать ещё примерно 7 км труб.

«В 2008 году мы уже заказывали по требованию госорганов проект нормативов образования отходов. Вся та информация не устарела. Когда уже в этом году к нам приехал директор фирмы-разработчика, он старый документ изучил, уехал к себе, напечатал новый.

Но если вы сейчас сравните оба документа, вы увидите: старое перенесено в новое», — говорит Атабаев.

Поможет это решить мусорный вопрос в России или нет, мы не знаем. А вот вывоз мусора после реформы подорожал для завода с 450 до 2,5 тыс. рублей. Притом, что завод как производил, так и производит две бочки отходов в месяц.

«Трубопласт-А»
Олег Богданов

Плюс договор аренды

Вообще, заботу государства о сохранении природы директор всячески приветствует. И когда заводу, расположенному в лесу, в лесничестве указали заключить договор на маленький участок под проездом до основной трассы, он это, конечно, сделал. Хотя расстояние до трассы — всего 200 метров.

В общем-то, пустяк, если бы не одно обстоятельство. Раз ты арендатор леса — значит, должен разработать и утвердить проект освоения лесов с особым разделом о противопожарном оборудовании и инвентаре.

И вот за то, что предприятие арендует 200 метров неширокой лесной дороги, от него потребовали хранить у себя 150 лопат, 50 багров, пять поджигателей, две бензопилы, четыре емкости и даже пожарный автомобиль.

Количество пунктов сосредоточения инвентаря, техники, сотрудников в разы превышает установленные законом нормативы.
Дмитрий Лямзин.

По три лопаты на сотрудника

«Мы лесникам говорили: норма в законе — 150 лопат на километр дороги, а у нас проезд 200 метров. Давайте интерпретируем — у нас же столько людей нет. Не дашь же человеку три лопаты в руки. Нет, делай, как написано», — вспоминает директор.

И ведь не делать нельзя: наличие инвентаря дотошно проверяют все блюстители закона, включая прокуратуру и лесников.

Если недосчитываются хоть пары лопат, штрафуют. Года три назад у нас нашли небольшую «недостачу» инвентаря. Меня вызвали в мировой суд. Судья построил меня, я встал по стойке смирно и выслушал «приговор»: штраф — 10 тыс. рублей, — говорит Атабаев.

Александр Атабаев, директор предприятия — производителя пластиковых труб «Трубопласт-А».
Олег Богданов

Еще два километра на бюрократию

Тем временем наступил 2019 год. Президент заявил о прорывных задачах, стоящих перед страной, о том, что времени на раскачку нет. Правительство — о том, что резко сократит число актов с обязательными требованиями к бизнесу.

Чиновники приняли это к сведению. И правила, связанные с эксплуатацией лесных угодий, изменились. Старый проект освоения лесов устарел, экологическое ведомство потребовало заказывать новый.

«Из нового проекта убрали 150 лопат — оставили только 50. Теперь нам надо не 50 багров, как раньше, а только три. А также две пилы „Дружба“, поджигатели, громкоговоритель-автомобиль», — объясняет собеседник.

Лицензированной организации, которая занялась разработкой нового проекта освоения лесов, заплатили 28 тыс. рублей. В пользу бюрократии произвели еще 2 км труб.

«Трубопласт-А»
Олег Богданов

Настольная книга предпринимателя

Между тем, по мере того, как эксперты по заданию правительства весь прошедший год выясняли, какие устаревшие нормы надо отменить, чтобы бизнес совершил долгожданный экономический рывок, в стране появлялись новые нормы.

К примеру, только в 2019 году и только в КоАП изменения внесли 45 законами, указывает правовая база «Консультант плюс».

Александр Атабаев — как, видимо, большинство предпринимателей, изучает в КоАПе все, что касается бизнеса — у него на столе выписка всех новшеств на 2020 год. Но и у него не нарваться на «административку» не получается.

И он опять (и мы вслед за ним) задает вопрос: какие стороны нашей жизни это улучшило?

Александр Атабаев, директор предприятия — производителя пластиковых труб «Трубопласт-А».
Олег Богданов

Плюс 125 тыс. рублей

Директор рассказывает.

«Приезжает к нам водитель за трубами, мы ему пишем: не берем с тебя деньги за погрузку, грузи сам. Но советуем уложить их по диагонали — чтобы груз не вышел за борта.

Он не соглашается: тогда он на три бухты меньше увезет и придется ехать второй раз. И грузит поперек. Его на мосту останавливает транспортная инспекция, рулеткой замеряет и видит: с обеих сторон вылезло по 10 см. И меня как грузоотправителя штрафуют», — говорит Атабаев.

Штраф водителю, неправильно погрузившего бухты, 1,5 тыс. рублей. А грузоотправителю, который на покупателя повлиять не может, — от 250 до 400 тыс.

Мы написали ответ — ребята, у нас в счете написано, что он забирает груз самовывозом, мы сами ему не грузили. Нам отвечают: а мы вам выписываем штраф ниже низшего предела — 125 тысяч рублей, — продолжает Атабаев.

Чтобы заработать эти 125 тыс. рублей, заводу надо произвести еще 8,5 км труб.

Деньги.
СС0.

Очень грамотный вредитель

Парадокс в том, что директор вообще затруднился назвать хотя бы одно решение властей последних лет, которое улучшило бы положение бизнеса. Наоборот: насущные проблемы не решаются годами.

Особый счет у него к федеральному закону № 44, который ввел правила проведения закупок для всех государственных и муниципальных учреждений и предприятий.

«Этот 44-й закон написал какой-то очень грамотный вредитель. Кто дает ниже цену, тот и побеждает в тендере. Доходят до таких цен, за какие качественной продукции быть не может», — полагает он.

Александр Атабаев (слева).
Анна Зайкова.

Фирма пропала, трубы не меняют

Завод «Трубопласт-А» научился делать трубы из термостойкого полиэтилена. Для замены дырявых теплосетей в селах и малых городах — лучше не придумаешь, уверен директор.

В 2018 году в тендере по замене сетей в Родинском районе победил алтайский подрядчик — «Барнаулгазспецстрой». Купил на заводе эти трубы, уложил — отзывы о них отличные.

В 2019 году район проводит новый тендер — на завершение перекладки. Побеждает в нем другая фирма — «пришлая».

Эти люди приходят и просят продать трубу подешевле — они же цену на тендере уронили на 20−25%. Отвечаю: дешевую трубу не могу сделать. И не буду. Потому что дешевая не может быть качественной, а я ведь выдам сертификат, что труба произведена у меня, и буду нести за нее ответственность, — говорит директор.

Ветхие тепловые сети.
пресс-служба СГК.

В ходе переговоров нашли вариант: фирма поставит сырье — завод его переработает за определенную сумму.

Они обещали поставить сырье 15 ноября. Контейнера нет и нет. 2 декабря звоню и выясняю: у подрядчика нет денег ни на сырье, ни на переработку. Что в результате? Победитель тендера исчезает. Наш, местный, подрядчик не работает. Трубу не укладывают, — констатирует Атабаев.

Дедлайн: 1 февраля

Инвентаризацию излишних или вредных для бизнеса норм в правительстве России намеревались закончить к 1 февраля 2020 года. «Дело это хорошее, если сделать все по уму», — считает Атабаев.

Однако пока не известно, будет ли завершена эта работа после смены правительства.

По данным годичной давности, контролем и надзором в России заняты 44 органа власти. Всего же насчитывается более 180 видов госконтроля, требования к предпринимателям имеются более чем в 9 тыс. нормативных актах.

Интересно, если рассчитать эти требования в километрах труб — сколько это будет-то?

Подписка на еженедельную рассылку самых полезных новостей
Пользователь согласен на получение информационных сообщений, связанных с сайтом и/или тематикой сайта, персонализированных сообщений и/или рекламы, которые могут направляться по адресу электронной почты, указанному пользователем при регистрации на сайте.

Чтобы сообщить нам об опечатке, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Загрузка...
Рассказать новость